Гостевая Правила О городе Персонажи от игроков Акционные персонажи Занятые персонажи Шаблон анкеты Реклама Баннеры партнеров




Дата: осень 1873 года - весна 1874 года
Место действия: Юта, город Амистад
    Silver spur.. Сообщество по Дикому Западу вКонтакте
Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
НА ВАШИ ВОПРОСЫ ОТВЕТЯТ: ДЭВИД ГРЕЙ, ЭСТЕЛЛА ОРТЕГА
Дикий Запад. Бескрайние просторы прерий, горы, скрывающие золото, серебро и древние клады. Кольты, плюющиеся смертоносным свинцом. Яркие, как степной пожар, характеры покорителей этих земель, и их истинных хозяев, не желающих уступать им без боя. Оставайтесь с нами, станьте одним из них. Седлайте коня, время не ждет!

По закону кольта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » По закону кольта » Форт Нокс » Закон достойных - творить добро и не ссориться. (с)


Закон достойных - творить добро и не ссориться. (с)

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время действия:
Середина ноября, 1873 год.

Место действия:
Город Амистад, участок.

Действующие лица:
Мудрый шериф Дэвид Грей, узнавший о преступлении, и Бертрам Кластер, честный гражданин.

Синопсис:
Дикий Запад - место, полное не только кладов, мустангов и индейцев... там ещё случаются краденные лошади! И неизвестно, что хуже: встреча с воинственным краснокожим или покупка такой кобылки.

Отредактировано Бертрам Кластер (2014-06-03 22:22:33)

0

2

День клонился к вечеру. Волк сидел в офисе, дожидаясь возвращения помощника. Тот часа два назад вместе с констеблем отправился в "Парадиз". Оттуда примчался мальчишка, сообщил, что там, вроде, начиналась нешуточная драка с участием шахтеров и старателей. Грей в это время находился на ранчо папаши Паркера, уличившего одного из своих работников в краже денег. Вернувшись, Волк обнаружил записку, в которой помощник просил его дождаться:  возможно, понадобилось бы кое-кого упечь за решетку, а свои ключи от той самой решетки он благополучно где-то посеял. Возможно, у себя же дома. Вот и торчал Грей в офисе, бездумно глядя в окно, за которым уже потихоньку сгущались ранние ноябрьские сумерки. Он прислушивался к доносившимся с улицы звукам, представляя себе, как медленно тянется время. То есть, как неторопливо ссыпается песок из одной емкости песочных часов в другую. Со стороны могло показаться, будто  Дэйв дремлет - так расслабленно сидел он на своем месте, полузакрыв глаза и из-под ресниц поглядывая на улицу. Но стоило только раздаться какому-то звуку снаружи у входа в офис, как  Грей  подобрался, сменил позу, выжидательно уставившись на дверь.

+2

3

Говорят, перед выставками лошадей часто натирают маслом, чтобы они блестели. Бертрам ни разу не готовил лошадей к выставке и поэтому не знал этого точно. Чем их натирают при чистке, он помнил отлично, возиться с ними и собаками ему нравилось неимоверно, в детстве это было особенно прекрасным, но почему-то называется "странность эксцентричного характера",  а вот с закулисьем выставок Бертрам был знаком плохо. Можно сказать, они не были представлены друг другу.
Но кто и зачем лошадей натирают краской, он знал точно.
Конокрады.
Или кто-то хотел изобразить с помощью его лошади призрака... но краска была чёрной, нанесена пятнами, а такого пестрого призрака было бы сложно испугаться, поэтому остался первый вариант.   

Обнаружив на недавно купленных на замену джинсах чёрные пятна (брюки в процессе путешествий покрылись конской шерстью, пылью и колючками кактусов до изменения цвета на некий иной, какого до этого события не было в природе),  Бертрам решил, что его или лошадь с новым именем Малума - Зараза Серая было слишком длинным, - подстрелили, а странным цвет крови кажется ему из-за яркого солнца. Но выстрела он не помнил, а в итоге оказалось, что "смертельная рана" скорее моральная. Ведь живым приходиться отстирывать одежду и искать причину возникновения пятен - бытовую, банальную, даже признаться скучную. И делая это Бертраму иногда даже  хотелось лежать и мужественно умирать, как положено герою-покорителю Дикого Запада, а не докапываться до причины появления грязи на шатанах.
Краску Кластер обнаружил на боках и шее кобылы - и на своих руках, которыми он трогал лошадь, но это была мелочь. Он сразу воспрял духом. Конокрады! Не какая-нибудь ерунда, доставляющая досаду тебе и усмешку окружающим, а проблема серьезная, настоящая! Целое приключение!

Тщательно обмотав улику - шею с расплывшейся краской - своим шарфом и попытавшись оттереть несчастную лошадь с боков (там всё равно почти всё стёрлось),  Бертрам хотел уже пристроить свои пожитки на место и неторопливо направить Малуму к ближайшему городу. Но тут кобыла решила, что с неё хватит, и помчалась вперед, набирая скорость и оставляя позади мешок с вещами всадника и предположительно его самого. К счастью, Бертрам в этот момент крепко держался за очернённое в буквальном смысле седло и успел запрыгнуть в него до того, как лошадь удрала. Любовь к верховой езде оказалась крайне полезной. Развернуться за мешком было делом мастерства - слезать Кластер счёл рискованным и поднял вещи, свесившись с седла, почти на ходу - ему не хотелось мучить животное, и он не позволил лошади пуститься  в желанный ею галоп, заставив перейти на торопливую рысь.

Ближайшим городом был Амистад, и его шериф ещё не знал, что к нему едет бдительный человек на серо-пегой лошадь в грязном шарфе. И хорошо, что не знал...

К участку Бертрам подъехал под вечер, соблюдая предосторожность - дворами, чтобы лошадь не узнали. Слухи, как он знал, распространяются быстро, и конокрады легко могли узнать о том, что их хитрый замысел раскрыт. Конечно же, они захотят убить его и Малуму - кобыла за нрав и почти правильные "яблоки" пегого окраса напомнила латынь, вернее, единственное слово, которое Бертрам помнил из забытого во всех смыслах языка: малум, яблоко и зло. Впрочем, Кластер был уверен, что со временем нрав его спутницы изменится - он, конечно, её воспитает, не хотелось бы терять хорошую лошадь, выносливую и умную, пусть она немного и норовиста к всаднику - но пока имя было слишком подходящим.
Наверное, в глубине души, Бертрам был уверен, что ему могут еще и приплатить, если законный владелец испытал характер кобылы на себе. Не то чтобы слишком злой или дурноезжий, но способный заставить постоянно ощущать взгляд пристальных глаз на вашей спине, как только вы отворачиваетесь. Малума честно выполняла свой долг, в том числе и по части пакостей, которые могут устраивать лошади, подходя к ним изобретательно и выжидая. Может, она просто не любила человеческий и всаднический род.

Оставив кобылу у коновязи, Бертрам пошел к шерифу, уверенный, что тот, если и спит, то видит во сне, как ловит проклятых конокрадов. Участок был почти пуст, единственный сидящий там человек заинтересованно посмотрел на Кластера, и он по пристальному цепкому  взгляду и шерифской звезде сразу понял, что это может быть только тот, кого он ищет. 

- Добрый день, сэр! Я пришел сообщить о конокрадах - возможно, это банда, обманывавшая местных торговцев. Моя лошадь оказалась окрашенной, несмотря на то, что я купил её у заслуживающего всякого доверия джентльмена - рыжий такой, сказал, зовут Джимом, - и совсем не за окрас, не в упрёк Малуме будет это сказано. Так её зовут, - пояснил на всякий случай бдительный Бертрам. - Красить её ради повышения цены, ему не было никакого смысла, поэтому думаю, он уже купил её такой, как и я, у тех, кто хотел скрыть окрас. Под пятнами шерсть явно белая, а не чёрная.

+3

4

В человеке, шагнувшем через порог офиса, несложно было опознать англичанина. Чистокровного, судя по лошадиной физиономии и почти бесцветным водянистым глазам. Во время войны Грей сдружился с двумя братьями-однополчанами, очень похожими на того типа, что сейчас вошел в помещение, встал  напротив шерифа - так, что его лицо можно было рассмотреть, не напрягаясь, и разразился длинным монологом. Те парни - представители какого-то аристократического семейства, благородно разорившегося на родине и переехавшего в Новый свет с желанием восстановить былое материальное благополучие - тоже были склонны почесать языками. Даже когда их никто не слушал. Казавшиеся несколько надменными на первый взгляд, они на самом деле были вполне компанейскими и дружелюбными, патологически честными и не лишенными чувства юмора. Это посетитель, похоже, тоже рассказывал что-то смешное, но Волк никак не мог понять связать воедино какую-то краску, банду и малуму. Перебивать незнакомца он посчитал невежливым, и потому терпеливо дождался, пока тот  закончит свою пламенную речь. Или же просто сделает паузу.
- Все? - вопросил шериф, с тоской глядя на англичанина.
- Я хотел сказать... вы точно все мне рассказали? Подумайте хорошенько, не забыли ли вы еще какую-нибудь существенную подробность?
Вопрос, заданный первым, прозвучал не слишком-то приветливо, и Волк быстро сменил тон, решив, что не стоит  принимать незнакомца в штыки. Уже хотя бы просто потому, что этот англичанин наверняка был не из числа тех, кто  спит и видит, как бы перегрузить на кого-то воз своих проблем. Скорее всего, он сам был ходячей проблемой, и ему действительно нужна была помощь. На эту мысль наводило выражение лица посетителя, с которым тот, похоже, описывал какое-то свое приключение.
Оставалось только  выяснить, причем тут были банда, покраска лошади и какая-то малума.
- Шериф Грей к вашим услугам, сэр.
Дейв привстал с места, дотронулся указательным пальцем до полей  стетсона в знак приветствия.
- С кем имею честь...? Кто и зачем покрасил вашу лошадь? И о какой малуме идет речь?
Он отдавал себе отчет, что в глазах гостя выглядел тугодумом, но все-таки решил еще раз выслушать явно душераздирающую историю какого-то стрррашного преступления. На это раз не вспоминая однополчан, которых напомнил ему этот англичанин, а внимательно слушая его.

+2

5

- Бертрам Кластер, к вашим, - уверил шерифа этот деятельный гражданин с покрашенной лошадью, тоже повторив ритуал кивания и прикосновения к шляпе, оставив на пыли той чёрный след. - Простите, наверное, я сумбурен.
У Бертрама была полезное обыкновение: он настолько привык к тому, что часто говорит или непонятно, или о чём-то, что другие считают странным, но в чем нужно их убедить, что излагая подробнее, он выдавал сведения спокойно, обстоятельно и так, что их можно было сразу разложить на две версии - заманчивую и логичную. Поиски клада становились в чьих-то приземлённых разумах раскопками, проводимыми университетом, нанимающем рабочих, версия о приведениях начинала казаться вероятной самому Бертраму, соседи становились тайными благородными разбойниками, гениями или убийцами - дворецкий до сих пор разговаривал с выросшим и осознавшим коварность литературных штампов Кластером как-то холодно.
Всё это Бертрам делал без всякой тёмной мысли и не помышляя о манипуляции, так что у шерифа Грея были шансы только на собственный ум и логику в борьбе с объяснениями Кластера.

- Вчера я, с рук на руки, у одного рыжего господина, представившегося Джимом, купил серую
с черными пятнами лошадь. И уже через пару часов вспомнил, как ругался один знакомый мне священник на латыни - малума. Он утверждал, что это значит "зло", а лошадь... она... немного сердитая. Это имя само как-то пристало к ней... Но я отвлекаюсь, - спохватился Бертрам. Вот уж точно к делу не относился характер лошади - это не смягчающие обстоятельства, кажется.

- Мастью она не выделяется, дорого платить за нее мне не пришлось - наоборот, Малума обошлась мне дешевле обычного. Но сегодня с её боков стекла чёрная краска, и она оказалась просто серой - а какой смысл был менять ей цвет шерсти, если только по нему её не мог узнать настоящий владелец? Одну лошадь воровать - по крайне мере, мне так кажется, - поспешил отговориться от вероятного опыта Бертрам, - бессмысленно, а в одиночку с несколькими не управиться. Больше я ничего, к сожалению, об этом деле не знаю, но могу показать вам лошадь и краску на ней, они со мной.

Малума тем временем встала сбоку коновязи, мешая коням и другим всадникам, и принялась жевать повод. Ей было всё равно, выследят ли её конокрады или шериф, разницы новоиспеченная Малума не видела.

Отредактировано Бертрам Кластер (2014-07-02 16:17:11)

+2

6

Вот теперь ситуация более-менее прояснилась. Англичанин сам признался в  сумбурности изложения своей истории. И это было еще самым мягким определением его проникновенной речи. Однако на этот раз шерифу не пришлось напрягать извилины, чтобы вникнуть в суть проблемы. Точнее, неприятной ситуации, в которую попал этот чудаковатый англичанин. Видимо, Грею удалось каким-то образом ухватить нить повествования, и не упустить ее даже тогда, когда посетитель снова и снова пытался отвлечься от основной цели.
- Приятно познакомиться, мистер Кластер. Присядьте. Если я правильно вас понял, - шериф выдержал небольшую паузу, давая возможность гостю усесться на стул, - вы подозреваете, что стали жертвой мошенничества.  То есть, некий рыжий Джим вам продал перекрашенную лошадь. 
Краденую, точно. Хорошо хоть этот Бертрам сам сообразил, что дело нечисто, и  что от лошадки избавились не только из-за ее  гнусного нрава.
- Вы правы, наверняка эта лошадь краденая. И скорее всего, не в единственном числе. Поэтому мне  хотелось бы взглянуть на вашу Малуму. Может, где-то на ней есть тавро  законного владельца? Вы ее не осматривали на этот предмет?  Давайте пройдем к ней.
Шериф решительно поднялся с места, открыл дверь офиса и придержал ее, пропуская Кластера вперед.

+1

7

Бертрам знал про тавро. Про то, что такой способ распознавания кому принадлежит лошадь или корова - замечательные, но очень бодливые и быстрые животные, - существует, но проблема заключалась в том, что посмотреть тавро Малумы он забыл. И как об этом догадался шериф, Бертрам не понимал. Может, он что-то видит на его лице или одежде? Или изображение тавро следует носить с собой?
- Но как вы догадались, мистер Грей? - восхитился Бертрам, выходя в дверь, чудом попав в проём точно, без ушибов, забыв про всё от осознания наличия живого комиссара Мегре рядом, в этом мире, на Западе, в Амистаде. - Я и правда, не посмотрел. Она здесь, рядом, у коновязи.
И тут Бертрам уперся в серую, покрытую краской грудь. Малума растянула пожеваный повод и попыталась его оторвать. Столь искусный побег, несомненно был бы оценен, особенно если Малума бежала бы от неких бандитов, укравших её, на помощь Бертраму или мустангами, которые после, могли бы принять её и услышать эту историю. Но увидели это Бертрам и мудрый шериф Грей. Поэтому побег точно оценил только Бертрам. Но даже он схватился за уздечку и остановил лошадь на месте.
- Вот, видите, тут под шарфом... Малума!
Кобыла невозмутимо подала назад, пятясь, Бертрам, вися на уздечке, повёл её вперёд, Малума послушно потащила его за собой, и попыталась наступить людям на ноги. Бертрам не позволил ей этого, положив руку на седло и дёрнув за уздечку, заставляя Малуму встать. Она замерла с видом настолько невинным, что Бертрам испугался, что ошибся и показал себя глупцом - рядом с шерифом Греем, впрочем, любой будет таким, он человек столь высокого интеллекта! - а кобыла просто хотела что-нибудь вкусное из его кармана - Бертрам убедился, что сахар и яблоки помогают управиться с лошадью гораздо лучше хлыста и шпор. Лошади на которых он ездил, обычно были к нему спокойны, послушны и обожали. Жаль с коровами и Малумой этот способ не сработал. Но Кластер был уверен, что дело во времени. По отношении к Малуме точно, а коровы уж как-нибудь - ему на них не ездить.
- Извините, мистер Грей, - смутился Бертрам, погладив Малуму по носу и снимая с неё свой шарф из-за краски похожий на окровавленную, запылившуюся верёвку.
- Краску я обнаружил на её шее и животе, под седлом. Но там сильно стерлось попоной.

+1

8

Лошадка  мистеру Кластеру досталась что надо. В смысле, хуже не придумаешь. Наивный человек мог бы, наверное, объяснить ее нежелание  смирно стоять у коновязи собачьей преданностью хозяину и желанием следовать за ним повсюду. Прямо-таки согласно клятве, приносимой новобрачными у алтаря. Но Грею достаточно было увидеть, как Малума повела себя с законным владельцем, чтобы согласиться с ним в выборе имени для этой красотки. Впрочем, виду шериф не подал, беспристрастно пронаблюдал за всеми действиями Бертрама, благодаря которым коварной животине все-таки не удалось сбежать, оставив его с носом.  Малума осталась категорически недовольна  таким поворотом событий, и оповестила  об этом  всех громким ржанием. Довольно противным, как показалось Волку.
- Ну-ка, постой спокойно, - вполне  вежливо попросил он кобылу, освобожденную от шарфа владельца.
И чтобы успокоить животное, осторожно провел рукой по ее шее. Малума вздрогнула, покосилась на нахала -  в точности как девушка из хорошей  семьи в ответ на плоскую шутку кавалера. Грей не проникся, и продолжил чередовать поглаживания по шее с перебиранием конской гривы. Он начал поиск тавро именно оттуда, давая возможность лошади успокоиться, чтобы потом перейти к осмотру остальных мест, где предположительно могло быть нанесено клеймо владельца.
Ему повезло. Отметина, оставленная каленым железом, действительно было скрыто гривой. Раздвигая жесткие конские волосы, Грей кивком подозвал Кластера.
- Видите? Вот  тавро. И мне оно не знакомо. Не то чтобы я знал наперечет метки всех конезаводчиков Юты, но могу сказать точно, что в окрестностях Амистада ни у кого нет такого клейма. Так что лошадку вашу наверняка пригнали откуда-то издалека.
Шериф осмотрел руки, испачканные краской.
- Похоже, тот, кто ее продал вам, очень торопился. Потому и краску использовал паршивую, скорее всего, первую попавшуюся под руку. Все потому, что оказался не готов  к наличию в угнанном табуне такой приметной кобылки. Продал он ее, скорее всего, самой первой,чтобы менее приметных лошадок спокойно перегнать куда-нибудь подальше. Возможно, похитители знали, что за ними будет погоня. Не исключено, что преследователи, что называется, висели у воришек на хвосте.
Говорил Волк задумчиво, будто рассуждая вслух.
- Знаете что, мистер Кластер... Я всецело на вашей стороне, но...  Если все же законный владелец обнаружит Малуму у вас в ее естественном, примечательном  виде, сложно будет доказать ему вашу непричастность к краже. Поэтому предлагаю вам самостоятельно перекрасить ее. Хорошей, стойкой краской. Типа той, какую женщины используют для покраски волос.
Шериф взглянул на Кластера, и быстро отвел взгляд. Он с трудом удержался от улыбки, стоило ему только представить, как будет выглядеть эта парикмахерская процедура в исполнении вредной кобылки и ее... несколько неловкого хозяина.
- На мою помощь в покраске можете рассчитывать. Что скажете?
Может, я ему не очень-то смогут помочь, учитывая норов этой дамочки, но пропустить такое такое шоу было бы непростительно.

+1

9

Бертрам и не предполагал, что его могут заподозрить в том, что он украл Малуму. Он слышал, конечно, что иногда невиновного могут подставить его враги, но на Западе у Бертрама их не было! В Англии, впрочем, тоже, но не будем придираться к деталям. У каждого героя появятся враги, им нужно только время завестись, они же не мыши с крысами, которым только дай подвал и убирай жуткие мышеловки, будто созданные во времена Инквизиции - и они сами появятся. Врагов же нужно приманить, выкормить, приручить, и уже потом - толстым, расслабившимся, одурманенным, - разрешить им сделать тебе первую пакость. Они как тараканы - крупные, привезённые морем, которых нужно держать в аквариуме и кормить по часам.
Бертрам видел только тех, что были домашними питомцами у его друга.

- Я и правда... в несколько недвусмысленном положении, - растерялся Бертрам. Малума ткнулась в карман, Кластер машинально отдал ей кусок яблока. - И доказать ничего не могу... Малума!

Малума настолько мастерски сделала вид, что помогала ему выйти из ступора, опершись о его на руку всем весом головы и шеи, что Бертрам устыдился и даже заподозрил, что он на самом деле украл Малуму, чем её обидел. И забыл. Бывают же случаи амнезии. Одна женщина, говорят, не узнала собственного мужа, приняв его за вора. Или там муж на самом деле оказался скрывающим от жены профессию, вором? Хотя кажется, это был обычный почтальон.

Почему-то, мысль о том, что кто-то может принять за удачную, идею увести Малуму, даже в табуне,  казалась Бертраму малоразумной. Хотя Малума быстрая и хорошая лошадью, правда, любящая идти каким-то своим аллюром, при котором наездник ощущает любой камень... В общем, её всадник должен был быть терпеливым и умелым. Очень. И украсть её... конокрады, что, воровали её в темноте? Перед глазами предстала картина неких бандитов с завязанными шейными платками глазами, ищущие наощупь кого бы украсть. И Малума, с печальными, полными ярости глазами, вырывающаяся из их рук.
Правда, непонятно, почему её тогда смогли всё же увести, но, наверное, Малуму связали, как мустанга - Бертрам видел однажды процесс объездки - чтобы одеть седло, лошадь клали на бок, спутав ноги.
К картинке с конокрадами добавилась опутанная как мумия, Малума.
Более заметной лошади не найти, наверное, на всём континенте. Шериф Грей был невероятно, как обычно, прав.

Клеймо Малумы Бертраму тоже было незнакомо. Но её и без клейма найдут где угодно. Почти - где-нибудь в горах, или прямо в офисе шерифа Грея её не найдут, но там же не конюшня!
И Бертрам принял решение.
Раньше Кластер лошадей не красил, и его чувства при мысли об этом процессе, наверное ярко отразились на лице. Когда-то он красил парик и тот потом блистал всеми цветами радуги - товарищи подшутили, но представив радужную Малуму, Бертрам не знал, то ли ему смеяться, то ли застыть в ужасе, представляя, как они будут сиять на фоне прерии.   

Мысли Бертрама устремились к заметности и краске.
И простим ему некоторую наивность.

- Я может, ошибаюсь, мистер Грей, но ведь Малума - яркая улика? - предположил Потерянный, не обращая внимания на то, как Малума делает вид, что хочет сжевать его рукав - он уже не покупался на подобное, кобыла была тоньше в выходках.
- Кто бы её не увидел, забыть вряд ли сможет, - Бертрам погладил лошадь, Малума благосклонно приняла, - конокрады могут спохватиться и избавиться от неё, найти её составит труда меньше, чем любую другую лошадь... А я ещё и выставил её на обозрение всему городу! Благодарю вас за предложенную помощь, боюсь, она мне понадобиться, - Малума сделала очень тихий вид, Бертрам ответил тем же. - Быть может, вы её спрячете? А я немедленно отправлюсь за краской.

Отредактировано Бертрам Кластер (2014-10-27 00:53:34)

+1

10

Малума действительно была яркой уликой.  Причем, не только уликой. Еще  и яркой личностью, если так можно было охарактеризовать лошадь по ее поведению. И англичанин был абсолютно прав: любой однажды увидевший, как  эта  красотка бестрепетно и безжалостно издевается над хозяином, никогда не смог бы забыть ее.
- Вы не ошибаетесь, - заверил шериф Кластера.
- Действительно, яркая... гммм... кобылка.
Грей отступил на шаг от практически скульптурной группы, которую представляли собой Бертрам и его лошадь, пристроившая голову ему на плечо. А все потому, что  Малума  вдруг взглянула на него с каким-то, как  показалось Волку, плотоядным интересом.
- Конечно, - шериф сделал вид, что пятится от лошади исключительно для того, чтобы указать дорогу в укрытие кобыле и ее владельцу.
- Идемте, я вас провожу. Здесь рядом сарай, в нем можно привязать Малуму, пока вы сходите за краской. Дверь запирается, она там будет в безопасности, и не привлечет к себе внимания.
Если, конечно, не начнет ржать или не выкинет  чего похлеще. Например, не разнесет ударами копыт стену. Или не выдернет из земли столб коновязи, и вместе с ним не вырвется на свободу, разбив дверь сарая.
-  До галантерейной лавки буквально рукой подать. Надеюсь, вы ее легко найдете. Я вас не смогу проводить туда - мне нужно  в офисе дождаться возвращения помощника. Но как только он появится, я буду полностью в вашем распоряжении. Можно будет заняться покраской вашей... красавицы.
Малума, как истинная женщина,  обрадовалась комплименту. Именно так шериф истолковал ее неожиданное ржание.
- Так что с купленной краской идите прямо сюда. Я вас жду.

+1

11

Если Бертраму могли сказать слова приятней, чем признание его правдивой  идеи о заметности Малумы, то это могло быть  только "племянник, я больше не буду вмешиваться в твою жизнь, ты взрослый человек". И, конечно, слова должны были быть не от шерифа Грея. Увы, такие люди не почтили род Кластеров своим участием в нем.  И зачем вообще стоило затевать всю эту затею с высокородством, если не ради выдающихся мыслителей - или поэтов, писателей и героев, - было непонятно, но основатели рода были молчаливы даже на спиритических сеансах.
Поэтому фразу можно было, как чуда в детстве, ждать лишь от тётушки.
Но в мире есть вещи постоянные, от которых проще уехать на другой континент, поэтому Бертрам обрадовался тому, что выдвинул хорошую теорию, и не стал мечтать о несбыточном.

Уже становлюсь чёрствым скептиком! Старею, так и жить скоро неза... Малума, ай, так и подкову об мою ногу сломать недолго! - подумал Бертрам.

Если вычесть все случаи того, когда Малума послушно шла не туда, если её не останавливали, и послушно стояла, если её не дёрнули за уздечку посильнее, она так же послушно пошла за шерифом, не доставив ему проблем. Похоже, ей он понравился, она не пыталась его укусить или съесть - лошади не питаются мясом, в чем Бертрам иногда, глядя на Малуму, сомневался.

Её всадник устремился за краской. Но он ещё не знал, насколько это сложное дело и насколько Амистад крупный город (хоть и поменьше Лондона, конечно), в котором можно заблудиться несколько раз, найти и узнать многие новые вещи про краску и убедить окружающих в том, что ты сумасшедший, всего за пару минут.
Но это всё ему только предстояло.
Амистад... сколько людей на твои улицах потеряли своё сердце и разум? Не сосчитать, а скольким ещё это предстоит?

Отредактировано Бертрам Кластер (2016-03-01 15:00:58)

+1


Вы здесь » По закону кольта » Форт Нокс » Закон достойных - творить добро и не ссориться. (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC