Гостевая Правила О городе Персонажи от игроков Акционные персонажи Занятые персонажи Шаблон анкеты Реклама Баннеры партнеров




Дата: осень 1873 года - весна 1874 года
Место действия: Юта, город Амистад
    Silver spur.. Сообщество по Дикому Западу вКонтакте
Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
НА ВАШИ ВОПРОСЫ ОТВЕТЯТ: ДЭВИД ГРЕЙ, ЭСТЕЛЛА ОРТЕГА
Дикий Запад. Бескрайние просторы прерий, горы, скрывающие золото, серебро и древние клады. Кольты, плюющиеся смертоносным свинцом. Яркие, как степной пожар, характеры покорителей этих земель, и их истинных хозяев, не желающих уступать им без боя. Оставайтесь с нами, станьте одним из них. Седлайте коня, время не ждет!

По закону кольта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » По закону кольта » Настоящее » Я заблудился. Дважды. (с)


Я заблудился. Дважды. (с)

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Время действия:
Середина ноября, 1873 года

Место действия:
Улицы город Амистад, магазин готового платья, хозяйственная лавка.

Действующие лица:
Прекрасная, как жизнь и восход солнца, путеводная Ева Бейли и Бертрам Уолтер Кластер, потерянный во всех смыслах, потерявший и её. Но, к счастью, был найден и нашел милосердную Джин, узнал о видах краски или О Особенностях Некоторых Кукольных Магазинов.
 
Синопсис:
Обычный день в Амистаде. Бертрам шел совершать преступление, а нашел магазин готового платья и его хозяйку. Теперь Еве предстоит избавиться от него любым способом...

Отредактировано Бертрам Кластер (2015-01-22 04:02:58)

0

2

Говорят, имя влияет на судьбу. Впрочем, на неё влияют ещё и карты, звёзды, выпитый  кофе, чай, камни драгоценные и не очень, линии на руках и даже на шее... Поэтому совершенно не стоит считать, что прозвище, которое, можно сказать, второе имя, как-то повлияло на произошедшие события. Причин было много.

Можно быть уверенным и без предсказаний на чём угодно - даже если Бертрама звали бы не Потерянным, а Находящим или Путеводным - всё произошло бы так или похоже. Некоторые злые языки даже считали, что если кто-то и мог случайно откопать клад, перепутать свою лошадь, сумку, дом, угнать поезд, ограбить банк, и всё это случайно - это был Бертрам Уолтер Кластер, для друзей просто Бертрам или Потерянный.
Злые языки, конечно, преувеличивали. Что не отменяло того, что заблудиться Бертрам... всё же заблудился.

Хотя он знал, где находится, знал, куда ему нужно идти и за чем... за краской.
Слабо пахнущей, чтобы не мучить лошадь. Безвредной, чтобы потом все кони Амистада... ну, это он преувеличил, но всё равно - не слегли, наглотавшись. И не смываемой, конечно.
Такое множество требований завело Кластера... куда-то, возможно, в сторону, совершенно противоположную цели. А может, искомый магазин находился совсем рядом, но его вывеска была незаметной. Или ещё хуже - в ремонте, хотя что с ней, с вывеской, могло произойти такое страшное, чтобы её снимать? Прострелили из пушки?
Надо спросить, есть ли в городе у кого-то пушка... - подумал очень уставший Бертрам, просто чтобы занять мысли. Он отлично знал, что нет. Скорее, шашка динамита. 

Метаться по городу было бессмысленно, и Бертрам решил спросить дорогу - должен же кто-то знать, где эта неуловимая лавка находится! Искатель приключений и клада нетерпеливо поискал взглядом кого-то, похожего на наделённого сокровенным знанием дороги. Под это описание подошло много кого: не считая всех прохожих, явно знали, куда им надо, две птички, серая, до не заметности в тени, собака, рыжая, целеустремлённо бегущая куда-то, кошка...

Говорят, судьбу создают множество факторов. Что бесполезно с ней торговаться, спорить, пытаться договорится. Говорят, что судьбу создаём мы сами и лишь собственная воля ведёт нас в жизни. Иногда всё решается из-за того, что ты посмотрел на лицо из толпы.

Она была прекрасна. Именно это Уолтер подумал и сказал потом ей, той незнакомке, что шла мимо. Он ещё не знал её имени. Ева Бейли.
Но пока... она ведь знает куда идти?

Отредактировано Бертрам Кластер (2013-11-24 16:00:57)

+4

3

Ева позволила себе недолгую прогулку после посещения своей доброй соседки миссис Добсон. Пожилая женщина немного приболела и Ева, верная соседскому долгу и христианскому милосердию, зашла ее проведать, захватив баночку земляничного джема. И вот теперь ей определенно требовался хоть небольшой отдых после этого визита. Дело в том, что пожилая миссис была чрезвычайно словоохотлива и ровно в такой же степени любопытна. Ее любознательность простиралась с севера на юг и с запада на восток, не замечая высокогорных преград и скалистых трудностей, она была безгранична,  широко разливаясь как река Сес в пору наводнений. А учитывая то, что миссис Добсон обладала буйной фантазией, старательно приукрашивая добытые неизвестно какими путями сведения собственными выдумками, как нарядную шляпку кружевными оборками, чаепитие оказалось весьма продолжительным. Ева вздохнула, чуть удивленно качнув головой - и как только пожилая миссис умудряется все узнавать, совсем не часто выходя из дома? Впрочем, отнеся это к разряду неразрешимых загадок, молодая женщина решила подумать о своих насущных делах. А что касается миссис Добсон, то как говорил на последней проповеди пастор - терпением спасаем мы души наши, да наставлял, что от терпения приходит опытность. И Ева, проявив благоразумие, решила не спорить с мудростью, тем более божией.
   
С удовольствием окинув взглядом нарядные холмы, утыканные высокими елями как пироги свечками, Ева повернулась в сторону своего дома, а заодно и магазина. И успела поймать этот взгляд. Мужской и внимательный. Этого было достаточно, чтобы выражение лица молодой женщины стало равнодушно-ледяным, а шаг более твердым и поспешным. А подойдя к своим дверям и увидев рядом с ними верного Сэма, при виде хозяйки начавшего отбивать хвостом веселую дробь, Ева  уже и забыла о прохожем с таким пристальным взглядом. Ей давно пора открывать магазин - скоро придет за своим заказом владелец лесопилки, еще нужно подогнать пару платьев для новой клиентки.
   
Ева сняла аккуратную шляпку, украшенную искусно сделанными из шелка изящными цветами, пелерину из тонкой шерстяной ткани, затем тщательно поправила прическу, укротив выбившиеся светлые пряди и, не успев дойти до прилавка, повернулась в сторону кем-то побеспокоенной двери, о чем громко возвестил веселый колокольчик.

Отредактировано Ева Бейли (2013-11-25 00:52:52)

+3

4

Прекрасная незнакомка, наверное, была недовольна таким вниманием, но Бертрам, ведомый опасно благими намерениями, это не заметил. В конце-концов, в том, чтобы спросить дорогу, и кто, и главное - зачем, взорвал вывеску, нет ничего дурного. Амистад, по-твёрдому ощущению, бывшего горожанина Бертрама, был не настолько большим, чтобы в нём потерялось здание. Для такой пропажи нужна была причина.

Но кого могут интересовать магазины, когда мимо идёт Она? Бертрам ощутил необходимость выразить чувства гениальной, искренней строкой... 
Как, ты прошла? А я не поднял глаз...  Иль я ослеп? Как это приключилось?.
Как человек начитанный, Бертрам не утруждал себя, строгим следованием порядку строк - он и так знал, а Гёте поймёт. Он поэт, что ему до таких мелочей.

Тем временем, прекрасная незнакомка куда-то ушла дальше по улице. Бертрам очнулся, и Потерянный - во всех смыслах - последовал за Ариадной Дикого Запада. Прочие претенденты пошли по своим делам дальше, не слишком обиженные, и, если честно, не знавшие о выборе Бертрама. В каком-то смысле, им всем повезло - со стихосложением у Кластера почему-то не складывалось, но истинные поэты обходили своим вниманием идущих куда-то людей и животных, делая исключения для красивых незнакомок. Ева, пожалуй, была самым подходящим кандидатом для восхищения.

Или Амистад действительно был маленьким городом, или выбор проводницы Бертрам совершил мудро, но шли они не долго. Правда, подошли они к магазину готового платья, где краску вряд ли продавали, но  это был все-таки магазин и... как выразить словами? Наличие в мире и в магазине этой женщины делало их красивей. Она была штрихом, делающим картину полной.

Когда Бертрам обнаружил себя уже внутри, он мог подумать о сотнях вещей, начиная с того, что его мысли опережалидействие... Или о том, что он тут делает... Или что краску нужно всё же купить... Но Бертрам не был бы Бертрамом, если бы воспользовался этими возможностями.
- Здравствуйте, - честно сказал он. - Вы прекраснейшая женщина мира... Не знаете, где здесь можно купить краску?

+3

5

В этих краях быть одинокой женщиной непросто.  Особенно молодой. Приходилось немало трудиться, чтобы в доме зимой было тепло, по вечерам светло и всегда - уютно, а в положенное время - на столе появлялся кусок мягкого хлеба и масленка, не пустая. Приученная с детства к работе, Ева не уставала благодарить за это своих родителей. К тому же ей остался после потери мужа новый дом и некоторые средства. Так что при наличии упорства, умелых рук и твердого характера, Еве вполне хватало средств для всего вышеперечисленного.
  Существовала другая трудность, с которой Еве приходилось время от времени сталкиваться и активно сопротивляться. Одинокая молодая женщина в краю, где абсолютное большинство - мужчины, не может не вызывать желаний и намеков определенного толка, исходящих от этого самого большинства. И наученная мужем уверенно держать  в руках кольт, Ева благодарно вспоминала покойного супруга, потому что не редко это оказывалось самым простым и понятным способом объяснить заезжему  ковбою с горячими и скороспелыми чувствами, что у нее приличный дом, успешный магазин и незапятнанная репутация молодой вдовы.
   Но зашедший молодой мужчина на ковбоя не походил никоим образом. Впрочем, это единственное, что успела заметить Ева, замершая от удивления. А затем совершенно машинально  ответила.
- Добрый день, - И  крепко задумалась. Во-первых, как реагировать на "прекраснейшую в мире"? Нет, конечно, молодая женщина выглядела совсем не плохо и даже отлично, учитывая природную хрупкость и приятную глазу миловидность, а главное - умение это подчеркнуть. Но все же на мировое лидерство в этой области она никогда не замахивалась. А во-вторых, назвать женщину прекраснейшей, чтобы спросить где купить краску? Объяснение напрашивалось только одно - молодой человек со странностями и кто знает в какие чудачества это может выливаться. Опыта общения с тихими помешанными у Евы не было никакого и единственное, что пришло ей в голову - не спорить и просто представиться.
- Миссис Бейли, мистер. А краску вы можете купить в лавке мистера Брукса. Если вы сейчас выйдете, то пройдя чуть выше по улице, заметите поворот направо, вот там и будет нужная вам лавка. - Терпеливо объясняла Ева, от всей души надеясь, что чудаковатый молодой человек очень быстро и послушно последует ее совету.

Отредактировано Ева Бейли (2013-12-03 20:17:04)

+3

6

Разумный человек ушел бы. Впрочем, этот человек и не пошел бы за прекрасной Евой, даже будь она единственной идущей мимо, в эту решающую секунду поиска дороги и краски. Так оставим же нашим вниманием этого разумника, удаляющегося куда-то по красочным запутанным улицам Амистада, и вернёмся к Бертраму.

- Бертрам Кластер, к вашим услугам, - представился он, вежливо меняя свой взгляд с восхищенного на менее восхищенный (по крайней мере, Берти его таким считал). Прекрасная дама явно смутилась, и взгляд ее карих глаз навевал мысли, что она  не поняла мужчину. Непонятым прекраснейшей миссис Бейли - нужно узнать её имя! - Бертрам быть не хотел.
Замужний статус дамы сердца он проигнорировал с истинно рыцарским достоинством - это была мирская, не относящаяся к любому чувству, а особенно Великому, мелочь. Когда это семья останавливала кого угодно? 

К тому же, прекрасную леди полагается платонически любить, восхищаться ей, совершать подвиги или хотя бы петь под балконом серенады и читать стихи о любви. Муж, а также дети и братья с сёстрами прекрасной дамы, всему этому совсем не мешают.   

- О, прошу, извините меня, я сказал не то... Вы, разумеется, прекрасней, чем Афродита, но это никак не связано с какой-либо краской, уверяю. Я бесконечно благодарен вам! Я страшно заблудился в поисках этой краски, вы спасли бредущего. Простите ещё раз меня за ту нелепость - эта краска так и сидела у меня в голове!   

Вряд ли бы Ева начала бы ругаться, стрелять или заходиться в истерическом смехе, будучи существом неземным и утонченным. Но сам Бертрам про себя знал, что не умел выразить мысль так, чтобы она была понятна сразу, особенно для умов сильных, достойных, но, увы, практичных, а временами - циничных, как критик тоскливого элитного издания,  умов, постоянно встречающихся ему на Диком Западе.

Бесспорно, сам Бертрам тоже не избежал влияния этого недостатка - истории о любых приключениях, слишком, по мнению Потерянного, избегали толковых подробных упоминаний, о еде, воде, снаряжении и деньгах. Или о том, где купить краску для ворованной лошади.
Это было простительно - в конце концов, такие подробности интересуют не всегда, но можно же было выпустить дополнительное издание, для тех, кто решит учиться на опыте предшественников!

- Вы любите Гёте? "Как, ты прошла? А я не поднял глаз..." К счастью, мне повезло и этого не случилось.

Отредактировано Бертрам Кластер (2014-01-04 01:43:11)

+3

7

По твердому убеждению Евы, молодой человек заблудился давно и основательно. И не только в Амистаде и не только в поисках краски. И теперь ей нужно  обязательно что-то предпринять и в срочном порядке, потому что если сейчас сюда зайдет миссис Добсон, обладающая потрясающим чутьем на разного рода новости и услышит как молодую порядочную вдову сравнивают с Афродитой и не в пользу последней .. Господи, помилуй Еву и ее репутацию.
   
И еще у него навязчивая идея с какой-то краской, которую он ищет и, похоже, с самого рождения. Ева продолжала учтиво улыбаться, потому что улыбка просто приклеилась к ее губам, так как теперь ей пришлось решать - любит ли она немецкого поэта?

- Я Сэма люблю, - уклончиво ответила молодая женщина, не рискнувшая сразу ответить про Гёте, ибо кто его знает, что понравится мистеру Кластеру, у которого в голове стихи и краска лежат на одной полке. И, повернувшись, к темному дверному проему, ласково позвала, - Сэм, дорогой, иди сюда, у нас гость, - тихо помешанный, охотно подсказывал внутренний голос.
  Здоровый пес выступил из тени лохматой серой тенью и медленно подойдя к мужчине, не спеша его обнюхал и шумно зевнул. Затем повернулся к хозяйке и  укоризненно взглянул шоколадными глазами. Он явно не понимал почему его побеспокоили. Понятно, чуть нахмурилась Ева, странности никак не пахнут. И, похоже, нужно опять рассчитывать только на себя.

- Замечательные строки, мистер Кластер, - решилась, наконец, Ева. - Я очень уважаю мистера Гёте и, надеюсь, что вы когда-нибудь еще заглянете к нам с Сэмом и почитаете что-то еще, а сейчас не смею больше вас отвлекать. - И чуть понизив тон, тихо отчетливо произнесла, - Краска, мистер Кластер, вы помните? Вам нужно купить краску.

Отредактировано Ева Бейли (2013-12-16 19:32:29)

+3

8

Бертрам честно задумался над личностью таинственного поэта Сэма. Он помнил и припоминал несколько поэтов с именем Сэмюэл, хотя бы Тэйлор Кольридж Сэмюэл - Бертраму нравилась поэма о Старом моряке, или Сэмюэл Джонсон, хотя он, конечно, был больше критиком... Но любитель поэзии никогда не слышал, чтобы кто-то называл их сокращенным, дружеским и пожалуй, современным Сэм. Определённо, прекрасная миссис Бейли, была умной и оригинальной личностью!
И ещё она любила собак.
Тут бы Уолтеру и расстроиться, но...

- Замечательный пёс! - восхитился, разглядывая Сэма, Бертрам, тоже любивший лошадей и собак, не меньше поэзии. Тянуть руки, Бертрам, разуметься, не стал, хоть и присел рядом с псом на корточки, улыбнувшись, - только глупцы думают, что собаки рады всем, кроме грабителей. Поприветствовать гостя - это одно, а охрана такой замечательной хозяйки - совсем другое.   
Похоже, знаки судьбы прекрасной Евы, в отличие от Уолтеровских, именно сегодня сложились, в какие-то коварно улыбающиеся знаки. Ведь банальная аллергия... но не будем перебирать варианты, как скупец монеты, просто посочувствуем всем троим. Ведь даже ни в чём неповинному Сэму не дали поспать.

Бертрам любил животных, но то, что в ответ на стихи Гёте, прекрасная собеседница позвала собаку, вызвало легкие подозрения, что она всё же приняла его за сумасшедшего или грабителя. За грабителя Бертрама ещё не принимали. Вот что бывает, как только вступаешь на скользкий путь нарушения закона, даже ради благородной хорошей цели. Так, не пройдет и недели, как его будут принимать за грабителя- убийцу!   

- Приятно познакомиться, Сэмюэл, - вежливо и весело поприветствовал четверного обитателя дома Потерянный. Добродушное и вежливое поведение разъяснит все недоразумения.
- Уверен, на него можно положиться! - дипломатично похвалил собаку, а не хозяйку, Бертрам. Это определённо, один из хитрейших поступков в его жизни. Второй, если быть точным - побег от цепей Гименея, из страны, был тоже неплох.   

- Извините меня, миссис Бейли, я, кажется, выставил себя полным идиотом, вы не сильно на меня обиделись? Честное слово, я не сумасшедший! - рассмеялся Уолтер.

+2

9

Появилась надежда, что все происходящее не столь безнадежно, как могло показаться на первый взгляд. Молодой человек уважал собак. Во всяком случае он вполне разумно с ним разговаривал, а главное - не интересовался у него где приобрести краску. Разумность - это качество, которое Ева ценила в любом живом существе, независимо от пола или возраста. Конечно, есть немало других качеств, которые ей тоже совсем небезразличны, но чего они все стоят без самого ценного в человеке - исправно работающего мозга? А мистер Кластер рук к чужой собаке не протягивал, вежливо обращался, сделал вполне приятный комплимент и даже не стал сравнивать Сэма с Цербером. Определенно это все обнадеживало настолько, что Ева решила пока не доставать из удобно расположенного тайника универсальное местное средство от разных неприятностей -  кольт.
- Ему очень приятно, мистер Кластер и он рад знакомству, -  молодая женщина улыбнулась чуть мягче, чем этого требовала обычная вежливость, - Я вовсе не обиделась, поверьте. Если обижаться на всех, кто ведет себя ... не совсем обычно, то мне и работать будет некогда.
   А потом  даже поручился своим честным словом в том, что его душевное здоровье в полном порядке,  а поэтому в нем  вряд ли можно заподозрить завсегдатая одного из известных бедламов. Вот это слышать было уже и вовсе приятно.
- И совсем вы не выставили себя идиотом ... полным. И совершенно не похожи на сумасшедшего, - почти честно приврала Ева. И вдруг ей захотелось чем-то порадовать такого необычного посетителя, ведь это же такое счастье, что он не оказался помешанным ... кажется.
- Я тоже люблю стихи, хотя это, конечно, не Гёте, но моим младшим братьям они очень нравились, - рассмеялась Ева и веселой скороговоркой прочитала.

Шалтай-Болтай Сидел на стене.
Шалтай-Болтай Свалился во сне.
Вся королевская конница,
Вся королевская рать
Не может
Шалтая,
Не может
Болтая,
Шалтая-Болтая,
Болтая-Шалтая,
Шалтая-Болтая собрать.

Отредактировано Ева Бейли (2014-01-05 17:30:06)

+2

10

Если вас постоянно принимают за помешанного, это может льстить натурам философским, чей разум где-то "не-здесь", решает сложные задачи. Но натуры авантюрные, смело идущие на поиски - именно так, поиски! - опасности, представленные Бертрамом, не оставляли попыток объяснить, что они совсем не то имели в виду или действовали с самыми благими намерениями.
Поэтому у Бертрама было много причин, чтобы почувствовать себя счастливым. А вместе с ним - и многим его собратьям-авантюристам, из-за того, что хоть кому-то из них, удалось достичь цели. Разве не была достойна Ева Бейли всяческого уважения и почитания?
Искреннего, тихого и издалека - если её персона и магазин станут местом подобного преклонения, она может быть слегка смущена.       

- Польщен, - улыбнулся Бертрам на слова о радости Сэма от знакомства. Что подумал сам "Сэмюэл" осталось тайной. Но будем надеяться, он тоже был доволен поведением "красочного" путника. Люди так редко бывают учтивы в приличном собачьем обществе, увы.

- Странности делают жизнь немного разнообразней, - добавил Потерянный, всегда считавший, что без каких-нибудь необычных событий, жизнь вообще не движется, а стоит на месте, пока что-нибудь или скорее, кто-нибудь, - не запускает время по-настоящему.
Но Ева, похоже, придерживается немного другой позиции...  Невежливо будет так говорить, да и Дикий Запад очень отрицательно влиял на Бертрама практичностью. Но он не сдавался, и отвечал страстью к необычному. Оба противника были неумолимы, неустанны и патроны в кольтах у них не заканчивались...
- А когда в жизни одно разнообразие, это тоже... становиться рутинным. Как думаете, могут приключения совсем надоесть героям?   
Дикому Западу и Бертраму определённо нравилась Ева Бейли, и на рубеже её магазина, они решили перейти к временному раскуриванию трубки мира.

- Читать детям Гёте - это жестоко! - согласился Бертрам, ясно представляя грустное детство и умудрённого, но печального ребёнка, осознающего только скорбь жизни. - А если присмотреться - бедный Шалтай ведь пострадал - вот и драма, и событие, и что захочется... Но я детстве всегда наделся, что его соберут, - признался добрый Кластер. - У нас ещё рассказывали о Королевстве...   

Вот вам ключ от королевства,
В королевстве город,
А в городе – улица,
А на улице есть двор,
На дворе высокий дом,
В этом доме спаленка,
В спальне колыбелька,
В колыбельке ландышей,
Полная корзина,
Ландышей,
Ландышей
Полная корзина.

Стишок до сих пор казался немного волшебным - обещающе сказочным, но к благополучию репутации Бертрама, он счёл он слишком очевидным, чтобы говорить и портить приятное впечатление.

+2

11

Ева Бейли, никогда в своей жизни не искавшая приключений, несколько затруднялась с ответом. Могут ли стать приключения рутиной? Ей и в голову бы не пришло озадачиться таким вопросом, тем более,  в жизни существовало куда больше забот, достойных ее внимания. Например, сколько ей нужно купить фланели и какого цвета ниток осталось меньше всего. А еще ей заказали сшить несколько фартуков с карманами такого размера и плотности, чтобы в них спокойно мог уместиться кольт. Боже правый, разве ей до приключений! А стишок, конечно, очень мил, про королевство и ... спаленку.
Ева коротко кашлянула.

- Героям, я думаю, никогда не надоедают приключения, мистер Кластер. А иначе откуда бы им узнать, что они - герои? -  спокойно и рассудительно ответила молодая женщина.
- И стихотворение про королевство просто чудесное. Ландыши и колыбелька - как мило, - Слова про спаленку  сочла за лучшее не заметить. Она вдруг насторожилась - а что если сейчас придется выслушать еще много стихов, а у нее есть два невыполненных заказа ... Ах, нет, она решительно не искательница приключений и странностей, даже в жанре поэзии. Уж лучше про краску.

- Мистер Кластер, - очаровательно всплеснула руками Ева, - Я вдруг вспомнила - мне тоже нужно кое-что приобрести в лавке мистера Брукса и я с удовольствием провожу вас туда. Знаете, - заметила Ева, накидывая шерстяную пелеринку, - у него действительно отличная краска и вполне приличная цена.
 
А еще у него имелась молоденькая дочка - рыжеволосая Бетти с россыпью симпатичных веснушек на носу. И, наверное, ей весьма придутся по вкусу стихи. Вот понравятся ли они мистеру Бруксу - в этом Ева  не была столь уверена. Но это уже не ее забота! Каждый решает свои проблемы сам.
- Прошу, - приоткрыла дверь Ева, вежливо улыбаясь, - Лучшая краска Амистада ждет вас.

Отредактировано Ева Бейли (2014-02-18 19:59:18)

+1

12

Бертрам не заметил реакции прекрасной Евы, в глубине души уверенный, что в стихах не может встречаться ничего неподходящего - по крайней мере, в детских. Ведь в настоящем произведении есть Искусство, которое превращает всё в  образы каких-нибудь явлений и проблем. Что и делает их замечательной темой для разговора - никто не сочтёт вас невежливым или странным, если вы говорите о стихах или литературе, - разве что человеком с очень тонким вкусом.   

- Может, герой тот, кто любит приключения, и они поэтому его находят, - предположил Бертрам.
К слову сказать, он бы тоже мог поддержать тему того, что в жизни множество дел - найти хотя бы краску для почти украденной, но на самом деле, не совсем - лошади, или где искать потерянную вторую часть карты... И что делать, если даже лошадь уже отказывается ехать искать место, где закопаны сокровища... не то чтобы Бертрам не понимал, что у Призрака есть какие-то свои, наверное, уважительные, причины для недоверия...
Но, к несчастью, обсуждение проблем жизней и работ, искусства создания костюмов и  авантюр, остались с их владельцами.

Одобрение стихов - пусть и не его, какая разница! - Бертрама воодушевило, но опасения Евы о поэзии были беспочвенны. Их подстерегала другая опасность.
Направляемый разговором и Евой в роли нечаянной Музы, Бертрам задумался над проблемами героев и их признания себя таковыми. Казалось бы, нужно доверить такой вопрос кому-нибудь со стороны, тому, кто скажет герою, что он герой, но в жизни, увы, таких личностей было маловато. Ева могла бы предположить, что они работают и живут с семьёй, ожидая, пока мимо пройдёт кто-нибудь героический по виду и поступкам. Бертрам поймал себя на смутном ощущении того, что узнающие героев чем-то заняты, но род этих дел от него ускользнул - бытовые варианты он отмёл.

Тем временем, прекрасная Ева решила, что ей нужно закупиться, и перевела разговор к темам, кому-то могущими показаться более практичными - но и Бертрам, и Ева знали, что лавка мистера Брукса и краска в Амистаде - вещи не приземлённые, а легендарные, и даже в чём-то мистические. Это не требовало слов, это было знание.

Если бы Кластер был не чужд позиции, что окружающие, в отличие от, естественно, Вас, ведут себя странно, он бы подумал, что Ева странно торопится. Но Бертрам сам часто вспоминал что-нибудь вдруг, из-за чего нужно было куда-то бежать, ехать и что-то делать, и понимал всю естественность ситуации.
К тому же за героическими раздумьями все взгляды и выражения неизменно прекрасных карих глаз - Гёте бы, думается, поддержал Бертрама в этом мнении, - стали временно невидимы и непонятны.
Поэтому он выразил свою готовность и удовольствие составить компанию миссис Бейли в прогулке к магазину. И будучи восхищенным качеством краски - в этот момент, Дикий Запад, пытавшийся сделать его практичней, удивлённо поперхнулся дымом от трубки мира, - пообещал Сэмюэлю временно охранять его хозяйку и галантно предложил даме локоть.

Отредактировано Бертрам Кластер (2014-10-28 03:46:16)

+1

13

Любимым занятием Джинджер были прогулки. Стены комнаты борделя, которые были и местом жительства, и местом работы девицы, имели неприятное свойство в дневное время угнетать и вызывать ассоциации с тюремной камерой. Вечерами, когда веселый дом наполнялся шумом, запахами и людьми, приносящими их, место обитания становилось вполне терпимым, а иногда и вовсе превращалось в уютную полянку для ночных мотыльков. Но вот днем Джинджер готова была слоняться где угодно, лишь бы вырваться из загона, в который её поместила судьба. Временно, как рассчитывала сама подопечная капризной дамы фортуны.
Не то чтобы в борделе совсем не было дел. Можно было заняться уборкой, наведением порядка, уходом за одеждой и прочими бытовыми вопросами, но Джин мастерски уклонялась от общественных работ. Солнечный свет невыгодно подчеркивал потрепанность мебельной обивки, отходящие местами обои, несмываемые пятна на полу и невыносимую усталость от жизни самих обитательниц этого вертепа. Рыжая девица с немым отвращением замечала следы синяков, ссадин на серой коже своих сестриц, лица которых стремились к одутловатости после вечерних возлияний, подсчитывала новые прорехи в зубных рядах и с маниакальным вниманием караулила пятна, которые могут украсить ожерельем Венеры любую из них, но от которых придется спасаться разве что переездом в другой город. Только маленькая Кэти еще не растратила нежность свежей юности, но Джин знала, что это ненадолго. И от этого знания становилось тошно на душе, ибо тщательно оглушаемый внутренний критик, нарисовав портрет Кэти в пятилетней перспективе, начинал свою заунывную песнь из одной строчки: “Вам не выбраться из этой клетки, вам не выбраться из этой клетки...”
Лучшими лекарствами от нахального внутреннего горлопана для Джинджер оказались походы по магазинам. Больше ей, в общем-то, ходить было некуда. Заявиться в церковь конечно было можно, но скучно, на порог кофейни для дам её вряд ли бы пустили, там слишком дорожили репутацией, да там и не веселее, чем в церкви. Зато в магазинчиках и лавках ей если и не были рады, то виду из владельцев никто старался не показывать. Кроме тех, где девица успела поскандалить. Но таких было мало, равно как и тех, где её приход был  встречаем даже с оживлением.
Именно такой магазин Джинджер решила навестить сегодня. Папаша Брукс, владелец лавки строительных и скобяных товаров, любил отпустить пару-тройку сальных шуточек и сделать небольшие скидки, заверенный тем, что его щедрость обязательно к нему вернется в более подходящих условиях. Предложением бартера он пока не воспользовался, из-за чего его можно было заподозрить в накоплении бонусов на бесплатный ответный визит. Джинджер угроза расплаты ничуть не смущала, и она с удовольствием рылась в коробке с маленькими замочками. Замочек ей был не особенно нужен, но поковыряться в мелких вещицах, осматривая круглые бочки и гнутые дужки, пощелкать миниатюрными механизмами, послушать запах машинного масла было удивительно приятно. Игра с замочками - один из замочков обязательно волшебный, сейчас я найду его, отопру, и случиться какое-нибудь чудо - настолько захватила Джин, что она не заметила прихода еще одного посетителя строительно-колдовской лавки.

+2

14

Магазин оказался поблизости, и не успели они помолчать, находя тему для разговора, как впереди оказалась скобяная лавка. Бертрам посмеялся по этому поводу, открывая дверь перед дамой, ответ дамы заглушил шум от этой самой двери - по колокольчику Бертрам то ли не попал, то ли его не было.
В лавке уже была посетительница, стоявшая слишком далеко, чтобы можно было её поприветствовать - и вообще, Бертрам уже начал отвыкать от необходимости помнить о вежливости, женщины почему-то на учтивые прикосновения к шляпе, пугались, хватались за оружие или начинали торговать неким товаром, чей смысл Бертрам не очень понял - если они уже говорят на улице, тратя время друг друга, значит, они уже общаются бесплатно? Или его приглашали присоединиться к некой дискуссии? В его мыслях были мысли о "падших женщинах", но Бертрам видел их пару раз в жизни, и смутно представлял, как они должны выглядеть и говорить на Западе, и вообще.

Бертрам придерживал дверь, в неё никто не входил... несколько секунд, и он обернулся.

Бертрам терял дорогу, равновесие, вещи, но до этого он ещё никогда не терял людей. Не тех, что умерли. Тех, что шли рядом только что, и он надеялся, живых. Ева будто растворилась в воздухе, но этого же быть не могло. Собаки лают на приведений, духов и фей, это известно, а Сэмюэль молчал, значит, миссис Бейли - женщина из плоти и крови, и не может пропасть незамеченной посреди улицы.
Может, она вернулась в свой магазин? Решила, что он сумасшедший и сбежала под защиту Сэма и стен. Или её украли. Он отвернулся, а её схватили и уволокли в боковую улочку, затащили в дом, спрятали в гробу, кладовке, закатали в ковёр, опоили! Кто?!
Этот вопрос отрезвил Бертрама и он увидел, что рядом нет ни одной улочки или подозрительной личности, ведь невозможно совершенно бесшумно утащить кого-то, без его на той воли! Только прямая отлично просматривающаяся дорога без дверей и выходящих на улицу окон.
Скорее всего, она в магазине.
Бертрам вышел, прошел туда-обратно, разобрал следы, убедился, что тут не было драки и никого не тащили, простучал стены, получил ответ, усомнился, что это имеет отношение к исчезновению миссис Бейли и увидел её в окне магазина готового платья, откуда они недавно и вышли.

Дверь скобяной лавки скрипнула - когда внезапно вышедший посетитель, сначала впускавший в лавку призрака, ушел, это было немного странно, но когда он начал вертеться и стучать по стенам, на это представление захотелось посмотреть Бруксу.
Но Бертрам уже взял себя в руки. Миссис Бейли у себя,значит, не стоит её беспокоить, придёт, может она что-то вспомнила или забыла Сэму команду дать. Не стоит, она жива, всё в порядке, может, он вообще не услышал, такое вероятно. Он как раз вспоминал Гёте или Сафо, в оригинале, если помнить, что он не знал ни немецкого, ни греческого - это было сложно.

- Здраствуйте, мне нужна чёрная краска. Для волос, - уточнил Бертрам, когда владелец лавки махнул рукой куда-то на стелаж с банками. - Для дамы, - шерифу Грею сегодня было адресовано много благодарных мыслей за идею, зачем, собственно, понадобилась чёрная краска.

Отредактировано Бертрам Кластер (2014-11-22 19:05:42)

+2

15

Механизм внутри блестящего золотистым металлом круглого замочка наконец щелкнул, и дужка послушно выскочила из паза. Джин победно вскинула голову, ощущая острую необходимость поделиться своим восхищением от мастерства, с которым сработано сокровище в её руках. Делиться было особо не с кем - папаша Брукс укрылся где-то в недрах своей лавки, а озирающийся незнакомый человек явно что-то искал. Искал довольно странно - выбегая на улицу, окидывая взглядом все, до чего этот взгляд мог достать, а до чего не мог, то исследовалось методом стука. Бровь Джинджер уж совсем было хотела покинуть положенное ей место и воссоединиться с рыжей шевелюрой, когда вдруг странный незнакомец успокоился и весьма буднично попросил краски для волос у вышедшего на стук Брукса.
Нет, определенно замочек был волшебный. Он в миг поменял вокруг людей - заставил представителя мужского племени просить то, о существовании чего большинство из этого самого племени и не подозревало, а лавочник - доброхот внезапно оглох, и отправил покупателя к полке с краской, не расслышав окончание просьбы. Впрочем, мало ли для чего мужчине нужна краска (вдруг это переселенец, который так долго добирался до Амистада с женой, что та успела убелиться сединами, и это срочно требуется исправить?), а хитрый торговец не гнушается случаем сбыть с рук свой товар, очевидно не нужный этому покупателю. Как бы то ни было, девица решила не потворствовать мелкому жульничеству Брукса (на нее он долго обижаться не будет), а спасти неведомую даму от окраски неподходящими материалами.
Отложив замочек в сторону (придется его покупать, если её миссия увенчается успехом) и поправив содержимое корсажа, Джинджер подошла к созерцающему железные банки незнакомцу.
- Разрешите вам помочь, сэр. Краской вот из этих банок вы сможете украсить волосы деревянных дев, например какой-нибудь носовой фигуры корабля. А вот эти краски хорошо подойдут для волос железных дев, они нескоро покроются ржавчиной. Но если вы имеете ввиду обычные волосы, такие как у нас с вами, то для них в этой лавке краски вы не найдете.

+2

16

Как-то Бертрам присутствовал при покраске забора. Не то чтобы это было настолько запоминающееся происшествие в его жизни - Бертрам, благодаря любопытному характеру, бывал на покраске сараев, домов, конюшни и тётушки. Тот запомнившейся случай был проводим не лично - мазать чужие платья краской не хорошо, но если краска из упавшей банки разбрызгается и покрасила всех - это в каком-то смысле покраска и тёти Агаты.

И этот опыт подсказал Бертраму - краска пахнет. И если она пахнет неприятно для него - воняет, даже можно сказать, - то Малума ощутит запах так, что... Бертрам представил, как пытается остановить сбегающую Малуму, как сползает на её круп, как она вскидывается в почти вертикальную "свечу", как Бертрам бежит по прерии с хвостом Малумы в руках. От неё. Совершенно заслуженно. Ей же будет больно.
Ему впрочем, тоже.

Неизвестно, посмотрел ли Бертрам на краску с таким ужасом, что он растопил бы любое, даже каменное сердце или воззвал к милосердию окружающих, увидевших не высказываемую словами беду, но другая посетительница поспешила на помощь и спасала Бертрама от замешательства и видений.
Если к вам подходит дама, вы должны её поприветствовать, снять шляпу или на худой конец, поклониться, коснувшись полей. Даже если вы висите над пропастью, вы при этом остаётесь собой, а следовательно, должны быть цивилизованным, воспитанным человеком. Имеющим шляпу и очень физически ловким и сильным, чтобы снимать шляпу одной рукой, держась другой. Тем, у кого всего лишь разум занят тем, что представляет, как владелец будет бежать от своей лошади с хвостом и краской в руках, с какой-то стороны легче.

- Сударыня, буду вам чрезвычайно признателен, - признался Бертрам, вежливо приподнимая шляпу. - Бертрам Кластер, к вашим услугам. Я не слишком разбираюсь в краске, но боюсь, что этой никто голову красить не стал бы. Несмотря на то, что она, наверняка, очень хороша, - утешил он не переживающего владельца лавки. - Быть может, вы мне посоветуете нужную лавку? - обратился он к Джин. - Я ищу краску для дамы, в подарок - хотел бы её порадовать, - и задобрить, - но, думаю, сравнение её.... с забором от этого далеко, - улыбнулся Бертрам. И мучение дамы запахом краски тоже.

За "артемидой" нужно будет следить, как следует, чтобы не пропала по дороге. И не читать стихов, пожалуй. Бертрам устыдил себя за вспышку, но к счастью, никак не позволил ей показаться внешне - подло обрушивать на ни в чём неповинную, помогающую ему девушку, последствия своих ошибок.

Отредактировано Бертрам Кластер (2014-12-08 03:11:16)

+1

17

Услышав обращение “сударыня” Джинджер быстро оглянулась по сторонам в поисках какой-нибудь незаметно подкравшейся к ней со спины горожанки. Не обнаружив таковой, девица всхрапнула от удовольствия. Нет, определенно незнакомец странный тип, но выбор подобного тона относительно персоны Джин чрезвычайно польстил ей, а посему ослабил всякий налет настороженности, который всё-таки подспудно был подпитываем вопросом: а зачем же дарить женщине краску, если только не желать оконфузить её?
- Я вам вот что скажу... мистер Кластер. В этом городе вы вряд ли найдете место, где можно купить то, что вам нужно. Но я знаю один выход из вашей ситуации… Для этого нам с вами надо прогуляться, вы не против? Кстати, да, я Джинджер. Можно просто Джин.
Подцепив довольно растерянного Бертрама, Джин повлекла его в сторону выхода. Девица, впрочем как всегда, увидела в новом знакомстве возможность небольшого приработка. Как в традиционном для себя амплуа, так и не очень. А обстряпать и то и другое дело удобнее всего в доме утех. Туда она и намеревалась совершить экскурсию для Кластера.
Прежде чем заблудший Бертрам и его новоявленный поводырь продолжат свое путешествие, стоит упомянуть об одной маленькой тайне Джин, не будь которой это знакомство могло бы вовсе не состояться. И речь совсем не о глазе, он то уж совсем ни для кого не тайна. Дело в том, что рыжая шевелюра Джинджер своей огенностью обязана вовсе не “натуре”, как ее обладательница любила выражаться, а чудесному восточному порошку. Хна стала продаваться в аптеках крупных городов совсем недавно, и завоевала бешеную популярность прежде всего  у женщин, к чьей профессии принадлежала и Джин. Она сразу же полюбила горьковато-травянистый аромат порошка, а уж какой восторг вызывали всполохи буйной осени на виражах локонов и словами не передать. Как женщина дальновидная, в одну из поездок за редкими покупками девица приобрела большой запас своего секретного снадобья. Но в последнее время стала опасаться, что коробочки из тонкого картона могут отсыреть или привлечь мышей. Да и в случае переезда станут обузой. Поэтому, как только потребность Бертрама приобрела словесную форму, предприимчивость Джин мгновенно породила для неё предложение. Почему бы не продать парочку коробок этому милому джентльмену со смешным акцентом?

+1

18

Незнакомка огляделась, будто что-то ища - возможно, пути отступления, - почему-то многие собеседники Бертрама в Новом Свете не любили, когда их называли сударями, сударынями, леди, сэрами, уважаемыми и "простите, могу я задать вам вопрос?" Или дело не в обращении, а в том, кто обращается к ним? Быть может, он - Бертрам выглядит, как разыскиваемый преступник? В книгах, в такой ситуации, у него бы был брат-близнец, скажем? Или сестра-близнец, которая была утащена кормилицей, быстро привезена на Дикий Запад и, чтобы успеть вернутся и прослужить в их доме всю оставшуюся жизнь экономкой, кормилица бросила... Бертраму под кустом на воспитание волкам. Или койотам. Или индейцам.
И она выросла и стала грабителем, раздающим деньги бедным, конечно. Бертрама, не кормилица, она, наоборот, в росте уменьшалась...  И одевалась, как мужчина, потому что, поверьте, в юбке так неудобно драться и двигаться, все ссоры нужно решать на маскараде...
Какая интересная у Бертрамы жизнь!
К сожалению, успеть вернутся так быстро, чтобы никто не заметил и не обвинил, просто невозможно даже теперь - на случай, если за ним отправится погоня, Бертрам продумал маршрут так подробно, как только мог, и даже думал о том, чтобы купить накладную бороду, усы и горб, - а корабли наверняка в то время, ходили хуже, чем сейчас.
Но у мистера Грея нужно всё же спросить.

- Весьма рад нашему знакомству, - искренне сказал Бертрам Джинджер. - Вы меня буквально спасаете!

Новая знакомая подхватила его и владелец лавки удостоился быстрого и поэтому не очень вежливого "до свидания", но он знаете ли сам виноват - хотеть покрасить Малуму краской для забора! За такое надо на дуэль вызывать, а не соблюдать этикет.
От некоторой хозяйственной - или как её называют? - краски, голова болела ужасно, даже после того, как краска, наконец, высыхала. А издеваться над лошадью таким запахом... не говоря уже о том, как Малума выскажет свою обиду... Тут есть церковь? Говорят, там можно попросить убежища. Герои книг обычно влетали туда с громким криком - Убежища! и это им всегда помогало. Если они, конечно, не были ранены и не умирали прямо на руках священника, начавшего потом расследовать это убийство.
Но плохо то воспитание, что не учит поддержать светскую беседу, когда у вас в мыслях кто-то умер в дверях церкви.

- Как вам Амистад? - спросил Бертрам свою спутницу. - Знаете, я тут недавно - наверное, это очень заметно, - улыбнулся он. - Но город кажется мне очень уютным.

И надо сказать вам, что бордель на Диком Западе для взгляда неискушенного, слабо отличим от салуна. Там было чуть больше немного слишком откровенно одетых женщин, но Бертрам бы не осудил незнакомок хотя бы по причине того, что на фразосочетания "слишком... откровенно, резко, открыто, неподобающее, оскорбительно, эксцентрично" у него была аллергия, от которой, если честно, он был уверен, что мог бы умереть. Так что Бертрам подумал, что такие наряды... достаточно приятны взгляду, но по-причинам, что джентльмену высказывать не стоит, тем более при даме - и что, наверное, песок носящийся повсюду весьма им мешает. Видимо, это была новая женская мода на Западе - в городах, где Бертрам останавливался, женщины, носившие такие наряды, встречались всё чаще.

А потом Бертрам заметил полку с куклами, изображающими местных девушек, чтобы посетители могли понять, какая из них в данный момент занята, а какая нет.
Не будем считать, что Бертрам слишком наивен. Во-первых, толком он видел и знал, как выглядит, только одну Джин.  Во-вторых, завсегдатаем борделей не являлся никогда и куклах не знал. В-третьих, светскую беседу надо было поддержать.
В общем, Бертрам вежливо и искренне настолько, что не оставлял сомнений либо в своём безумии, либо в том, что и правда видит эту полку впервые, спросил Джин:

-  О, это кукольная мастерская?

Отредактировано Бертрам Кластер (2015-01-22 16:14:18)

+2

19

Во всех городах, городках и маленьких поселениях, в которых Джин успела побывать за свое недолгое существование, прогулка днем по магистральной улице под ручку с проституткой считалась делом предосудительным. Но, по всей видимости, Бертрам Кластер был из тех краев, где такое поведение не возбраняется, и поэтому никак не реагировал на косые взгляды редких прохожих, а продолжал в своей неспешной и весьма приятной манере расспрашивать о местных нравах. Джин старалась как могла - описывала всё в самых примечательных красках и подробностях, сопровождая свое повествование активной мимикой для улучшенного понимания гостем Амистада. За вполне короткий срок успела выложить всё и про всех, с кем довелось и не довелось пообщаться, в тайне скорбя о том, что она оторвана от общества и не может обладать информацией большей, чем имеет. Погруженная в поток своей болтовни Джин не совсем поняла, что ее попутчик представляет из себя сам, но, как ей казалось смогла ухватить главное: он вовсе не дурак пошутить. Хорошую шутку девица ценила более, чем все остальные добродетели человечества, и поэтому была сражена наповал и навеки предана в вечное рабство, услышав вопрос мистера Кластера. Сначала она и не поняла, о какой мастерской идет речь, пока её единственный видящий глаз не наткнулся на нововведение мадам: полку с куклами. Страшненькие чудовища, долженствующие изображать Джинджер и её товарок на рабочем месте, мирно отдыхали на свежеструганой полочке, вдыхая пыль, поднимаемую извечным здешним ветром. Одно чудовище отсутствовало: самое неприглядное, с крашенной в красное паклей вместо волос - мадам очень гордилась своей предприимчивостью, и яро блюла наличие куколок на полках.
Джин отвела взгляд от этой галереи наивного искусства, посмотрела на Кластера, и дико расхохоталась.
- Да, уж, мастерская! Тут работа не останавливается! Тут так, бывает, куколок отделают, что мать родная не признает, - полу кашляла, полу сипела от спазмов девица. - Кстати о матери, познакомься!
- Чертова девка, где тебя носит! Выгоню, не пожалею твоей проклятой задницы! - свесилась с окна второго этажа мадам, но тут же, обнаружив что её подопечная не одна, обнажила ряд (с совсем немногими прорехами) зубов, сладкозвучно пролепетала,  - О, так ты искала гостя, ну проходите же, проходите, чего встали, как неродные?
- Вот черт, а хотела провернуть всё по-тихому, - почти успокоилась Джин. - Ну пошли, нам там недолго, не куколок же стругать, ха-ха! - и отворила гостеприимную в любое время суток дверь.

Отредактировано Джинджер Стеклянный глаз (2015-01-31 00:45:22)

+1

20

Приятный разговор с очаровательной девушкой, почти достигнутая цель - если какие-то предчувствия и плохое настроение и были поблизости, то они улетучились, заслышав смех Джинджер и Бертрама. Если вы с кем-то смеётесь над одними и теми же вещами и пришли к выводу, что Амистад - вполне может оказаться новым Лабиринтом, а лавочников можно, но лучше не надо вызывать на дуэль - то такого человека надо держать крепче, чем за локоть, и поэтому какие-то странные взгляды прохожих, Бертрам, когда замечал, вежливо не замечал, - что за снобизм, нельзя под руку с девушкой пройти? "В ответ визгливым крикунам мы благородно промолчим", леди Джинджер, вы со мною, наверное, согласны.   

После фразы про "отделывания куколок", Бертрам заподозрил, что они находились не в мастерской. Во первых, если кукол потом не узнавали, то вопрос - кто и зачем было делать так, чтобы их не узнали? Кто-то крадёт кукол, и заставляет этих девушек их перешивать?! Во-вторых, полка была свежей - Бертрам не сразу это заметил и ощутил вкусный запах свежевыструганого дерева, припорошенного пылью прерии.
Что же это за полка? Куклы... они все изображают женщин и могут ложиться будто на спину... может, это...
О.
Он слышал о таком... давно, в колледже. Джерри очень увлекался этим подпольным развлечением, и даже Бертрама хотел как-то раз сводить, но он категорически отказался посещать женские бои. Ставить жизнь женщин под угрозу ради удовлетворения непонятной страсти, пусть даже "они с детства дерутся, как те амазонки, по лицам видно"? Амазонки дрались за свои земли, а не ставку, к тому же Бертрам... читал о таких боях и не хотел помогать их продолжению.

Судя по состоянию куклы Джин и словам её.. матушки?, она не была самым успешным гладиатором. Мог ли он хоть чем то помочь? Ей, тем несчастным женщинам... теперь понятно, зачем им такие наряды - отвлекать противника. Значит, они дерутся и с мужчинами.
Может, Джинджер стало на самом деле плохо, и она вовсе не от смеха согнулась? Тут есть врач, должен же быть!?

Но Джинджер позвала его в комнату, и Бертрам убедился, что по крайней мере, сейчас её жизни серьёзной угрозы нет и передумал бросаться в бой, отвоёвывать Джин у встретившего их монстра в женском обличье и спешить к любому доктору, хоть к ветеринару!

У англичан совершенно преувеличенная репутация очень сдержанных и воспитанных людей. На самом деле, они просто не говорят о нарушениях этикета. В приличном обществе... и в компании приятелей, да и друзей, пожалуй, тоже, все просто очень громко молчат о неподобающем. Шулеры, банкротство, безумные родственники и знаете, я хотела нанять ту чудесную семью, работавшую у Роберсонов, не помню их фамилии, но... Он не дал им рекомендаций, думаю, к мнению Джерома стоит прислушаться, и надеяться, что своего сына он всё же не покалечит в приступе ярости, и мы все когда-нибудь вздохнём спокойно, - темы либо слишком неприятные, либо болезненные. О них все знают, но сплетни никто не разносит. Гораздо проще не упоминать неудачного сына, оступившуюся дочь и при упоминании некоторых семейств не забывать напоминать, что не знаком с ними.

И читать стихи. Человек с утончённым вкусом может быть немного странней, чем остальные.

Бертрам долгое время соблюдал эту табу достаточно честно. Говорить о чужих недостатках, право, вещь жестокая, тем более, что неисправимая разговорами. Однажды он его нарушил, после смерти родителей, и с тех пор они с тётушкой Агатой ненавидели друг друга.

Бертрам вспомнил этот урок.

Джин, конечно, не могла сдать свою мать шерифу Грею, даже если она занималась столь жуткими вещами, и не пожалела даже дочь. Они непохожи, может, Джинджер - удочерённая ей сирота? В любом случае, прежде чем действовать... нужно поговорить с самой Джин.

- Признаться, я ужасен в работе с деревом... - признался Бертрам, входя в комнату Джин, с радостью - приглашение частично объясняло его поспешность, к счастью, никто не требует вежливости к организаторшам подпольных боёв, он не представлял, как мог бы назвать эту... женщину, сударыней и поклонится.

Послышавшееся откуда-то из зала хихикание, Бертрам счёл знаком того, что никто не догадался, что он знает, чем тут занимаются на самом деле.

Отредактировано Бертрам Кластер (2015-02-02 01:33:24)

+1

21

Увидев Джинджер в сопровождении мужчины, мадам решила, что её подопечная не теряет времени даром.  И была полностью права. Коммерческая жилка девицы пульсировала столь отчаянно, что она, не отвлекаясь на светские дифирамбы, уволокла Бертрама в комнату. Короткий миг - подняться по лестнице - занимает не более минуты, а жилка всё тук-тук и тук-тук,  -  и Джин уже готова показать товар лицом. И пора бы начать сухой разговор, и может даже договориться о визите к аптекарю, чтобы отмерил товар на своих весах - весочках. Но тут дилемма - Джиджер торгует не только краской, и даже в основном не краской. И не предложить основной товар, когда купец в твоей лавке, ну никак нельзя.
А что усвоено за все эти постылые годы? Подход к человеку нужен. К каждому свой. Вот возьмите мистера Кластера. Весь из себя такой воспитанный. И говорит красиво, и на неурядицы глядит свысока, и на все пуговицы застегнут (хоть и кажется, что пуговицы с петельками не по очереди), а за проституткой увязался, будь здоров, средь бела дня не побрезговал. Даже полку с куклами обсмеял, значит что? Значит он хочет так, как вернувшийся муж с отлучки - без объяснений, но не слишком навязчиво.
Проведя эти нехитрые логические выкладки,  Джин, очутившись в своей комнате, уже знала что делать. Встав на четвереньки, изогнувшись дикой пумой, она зашарила рукой под кроватью  - вот где-то здесь искомый и вожделенный ими предмет. Не важно, что она делала рукой в этот  момент, главное - она позволила заговорить своим бедрам.  Вихляя задницей, Джин воображала, какое это могло иметь воздействие на Бертрама. Волнующееся ложе в бархатной шелухе  - протяни руку, и покровы сорвутся.
- Признаться, я ужасен в работе с деревом... - Окатило ледяной водой Джин, ударило её по темени,скрутило где-то в средоточии ребер. Никто и никогда не сравнивал её с деревом. 
Да … да сам ты дерево!  Меня ещё никто так не называл! Фига тебе, а не краски,- полу-вскричала - полу-восстонала раненная нимфа.
Резко вскинувшись, Джинджер  угостила Бертрама короткой и звонкой пощечиной. Надо было еще дать этому гусю пенделя, но обида так скрутила Джин, что та повалилась на кровать и горестно зарыдала.

Отредактировано Джинджер Стеклянный глаз (2015-02-23 03:01:46)

+1

22

Перед Бертрамом, когда он переступил порог комнаты Джинджер, встал вопрос, который появляется перед любым мужчиной с разной степенью периодичности, и которым не задаются разве что последние негодяи и невежды. А если вспомнить, что в этот момент Бертрам думал о том, как прекратить порочную практику женских боёв, то вопрос был некстати совсем.

Вопрос был в том, прилично ли молодому холостяку находиться в спальне незамужней девушки и не скомпрометирует ли это её... Хотя, если подумать, то, что он покрасит купленной у девушки краской краденную лошадь, делало мисс Джинджер соучастницей, что её тоже компрометировало. В общем, он испортил ей репутацию. И тут Бертрам совершил первое серьезное преступление в своей жизни. Он решил, что о загубленной репутации женской банды - если уж компрометировать, то всех, - он подумает после.

Нужно спасать мисс Джинджер и её соперниц... подруг? Сестёр по несчастью. А репутация - дело наживное.

Мисс Джинджер зачем-то полезла под кровать - наверное, она держит там запрещённую "амазонкам" краску! - отругал себя Бертрам за недогадливость. Что за жестокость - вмешиваться в личную жизнь девушек ещё и на таком уровне! А может, ещё контролировать, какие книги они читают?! Что носят, что думают?! Это ни в какие рамки не лезет, бедная Джинджер, нет, такое оставлять безнаказанным нельзя.

Тем временем, мисс Джинджер немного задержалась под кроватью. При этом, если говорить откровенно, её движения отвлекали от мыслей о спасении попавших в беду и угнетении личности, почему-то заставляя думать, что Джинджер пытается залезть под кровать полностью или уже застряла там. Потому что извивалась Джинджер активно. Навевая не только мысли о... том, что полагалось бы испытывать порядочному человеку в такой ситуации, но мысли бывают разными, а разум дан человеку именно для того, чтобы он думал, а не считал, будто бы то, что ему там показалось, и есть истина.

Поэтому Бертрам направил свои мысли в разумную сторону.

Возможно, стоит отвернуться или предложить помощь? Например, он может поднять простыню с одного края кровати, там станет светло и она всё найдёт. Правда, для этого, возможно, нужно будет подвинуть кровать... или вытащить Джинджер. 

Кстати о вытащить, можно... увезти, например, этих леди в другой город, где они начнут новую жизнь без боёв и испорченной им всем репутации. А лучше на другой континент! Англия... Нет, там такие бои есть. Французы наверняка их и придумали, что можно хорошего ждать от людей, что "празднуют" похороны?! То есть, конечно, их "праздновать" означает проводить церемонию, но знаете ли, схожесть не случайна! В общем, Франция отпадает. Особенно учитывая, как французы... развращены. 
В Австралию. Он давно хотел съездить туда, говорят, там тоже прерии и тепло... почти то же самое, что здесь... может быть. Нужно точно выяснить.

Или узнать у шерифа, почему этих "амазонок" нельзя прикрыть и найти управу на этого монстра в человеческом обличье внизу!
Так, вот это уже разумный план, а за "давайте сбежим в Австралию!", Джинджер его, пожалуй, стукнет, и будет права.
Всякие глупости, лезущие в голову, когда ты пытаешься мыслить разумно, всегда оканчиваются чем-то таким.
Особенно, учитывая, как давно он боксировал.

То ли мисс Джинджер умела читать мысли, то ли мысли об Австралии были настолько громкими- может, он скрипел зубами? Но Джинджер выскочила из под кровати разъярённой валькирией и ударила его по лицу.

Сначала Бертрам удивился.
Потом пригнулся, но Джинджер больше не дралась, а сидела на постели и плакала, так что если Бертрам и обиделся, то это чувство успешно сожрала вина, потому что если женщина плачет после того, как отвесила вам пощечину - вы, скорее всего, слегка замешаны в причине её слёз. Даже если дама ведёт образ жизни от которого может плакать.

И даже если вы только что признались ей, что плохо рубите дрова... Может, Джинджер нужно было что-то сделанное из дерева, и эта неудача стала последней соломинкой на спине верблюда?

- Я не знаю, что я сделал, - осторожно признался Кластер, ища взглядом стул, потому что садиться на чужую кровать - это однозначно стоит пощечины.

- Но очень сожалею и не хотел вас обидеть. Если вы скажете, чем я вас расстроил, мисс Джинджер, обещаю -  либо исправлю это, либо никогда не повторю. Простите, что сказал вам то, что вас расстроило, это моя глубочайшая вина. Я не сравнивал вас ни с кем и ни с  чем, и в мыслях не имел такого намерения. Это было не специально. Я понял, что происходит здесь и нёс чушь, чтобы никто не догадался. Я на вашей стороне, происходящее тут ужасно, особенно с подобными... полочками. Нужно было что-то сказать, вместо того, что я думал, и я вспомнил, что правда ужасно рублю дрова - я разрубил колоду вместо полена, причём, обухом... представляете? Впрочем, что это я...  Не важно! Хотя думаю, мои догадки тут никому не будут серьёзной помехой... так что я зря скрывался.

Отредактировано Бертрам Кластер (2015-05-25 02:32:01)

+1

23

Рыдания сами собой сошли на нет, когда Бертрам окончил свое удивительное оправдание. Джин и раньше встречала воспитанных мужчин, но таких, чтобы в борделе делали вид что они вовсе не в борделе, если они пришли туда по иному делу, и всячески поддерживали разговоры на посторонние темы, чтобы никак тебя не обидеть своими догадками, а к тому же и не думали совместить полезное с приятным - такого мужчину Джин видела в первый раз.
- Ланцелот, присядь, - девица схватила за руку только что ею же посвященного в рыцари Бертрама, умудрившись одним движением  усадить его возле себя. Рыжая голова склонилась на плечо, достойное сияющих доспехов, и проникновенно заговорила: - Ты и вправду такой хороший? Вот как, как ты догадался что здесь настолько ужасно? Ведь другие приходят...пьют, смеются, сорят деньгами...и никто никогда не думает каково нам все это? Ты первый, кто понял...
Определенно Бертрама послала ей судьба. Джин еще не понимала как и когда попросит этого джентльмена помочь ей наладить новую жизнь, но в том, что он обязательно поможет, была уверена. Ну есть у него так какая-то там дама, требующая покраски, но ведь рыцари помогают всем!
Перед судьбой нельзя мелочиться, Джин давно поняла этот закон, и, шмыгнув остатками слез, вскочила и снова влезла на полкорпуса под кровать. Теперь поиски не были продолжительными (за первую экспедицию в царство коробок и пыли девица успела заприметить нужную ей картонку), и на свет была извлечена цель нежданного визита замечательного человека.
- А вот и краска! Замечательная, пахнет как восточные специи, твоей даме понравится. Здесь три фунта, можно лошадь выкрасить, ха-ха. Бери сколько хочешь, даром отдаю!

+1

24

Каждый английский мальчишка хотел бы стать рыцарем короля Артура. И каждый английский джентльмен - если он, конечно, ещё не сошел с ума, - немного, но глубоко в душе хотел бы посидеть за Круглым столом, увидеть живую легенду и стать её частью. Таким было мнение о сущности души английских джентльменов Бертрама Уолтера Кластера, и оно ещё ни разу его не подводило. Все мы хотим совершить подвиг, и какая разница, пытались мы или нет? Некоторым, даже наоборот стоит... быть сдержаннее в поиске приключений - тот случай с Бенджамином, например... Обвинить человека в убийстве на основании того, что в книгах убийцей всегда был дворецкий - не тот подвиг, за который произвели бы в рыцари...

Несмотря на это, сударыня Джинджер... леди Джинджер сочла, что Бертрам вполне может быть рыцарем. Очень великодушно с её стороны. Но немного... внезапно! - подумал Бертрам, падая и садясь рядом с Джинджер одновременно, только и успев сказать: "Хорошо!". В современном, девятнадцатом веке, опошленном отоплением, врачами, юристами и поездами - рыцарям осталось только выполнять все желания дамы. В конце концов, он и так уже скомпрометировал целую... банду, наверное после этого сидеть рядом с незамужней девушкой на её постели - просто мелочи.
Рыцари мудро клали между собой и девушкой меч. Интересно, нож для копыт подойдёт? В кармане валяется уже неделю, он, конечно, не очень острый, но очень пугающий - на деревянной ручке остались следы зубов Малумы.

Вопрос решился, когда Джинджер положила голову ему на плечо, а тыкать в даму копытным ножом - было слегка неуместно. Жаль этикет не говорил ничего о том, что делать дальше. Приличные люди определённо не попадают в такие ситуации... Что же они, интересно, делают - бросают всех, у кого возникают проблемы, на произвол судьбы и не доказанных преступлений? Мистер Грей не выглядит негодяем - значит. он не знает о боях. Впрочем, единственный негодяй, которого Бертрам близко знал, был женщиной, любила носить коричневое и называлась "дражайшая тётушка", так что он не был специалистом в этом вопросе.

- Я... - начал Бертрам. Называть себя хорошим было нескромно, к тому же - хорошие люди помогают девушкам в беде, а не догадываются о беде лишь со второй попытки. Наверное, хорошие люди очень умны. Но, к счастью, вопрос о том хороший ли он человек, забылся Бертрамом после слов о смеющихся посетителях, не понимающих, как тут плохо.

- Как же это может быть не ужасно? - изумился Бертрам. Подпольные бои никак не казались ему вещью, которая может показаться кому-то приятной для участников.
- Вы тут, как... в общем, это нехорошо, - вовремя не стал говорить в доме боёв о боксёрских грушах, Бертрам.

И тут Джинджер опять нырнула под кровать. Надо сказать, что этот предмет мебели был камнем преткновения всей ситуации... камнем из которого торчал Эскалибур. Каждый раз от наличия кровати в комнате были одни неприятности - проклятый разговор о дереве, нож для копыт - как Малума прогрызла ручку?! - и вот теперь Джинджер снова опустилась в это подкроватное проклятое царство!

Бертрам чуть не нырнул вниз сам - останавливать Джинджер, но она справилась быстро и фраза "А может, давай я отод..." - так и осталась незаконченной.
В руках у Джинджер были пакеты. Он нашел краску.
Бертрам, признаться уже забыл, что планировал красить ворованную лошадь. Вместе с шерифом. В смысле, шериф тоже красить будет, а не шерифа красить...

- Зачем бы мне красить лошадь? - тем не менее всё отрицал Бертрам и вернулся к прежнему вопросу. - Джинджер... если я могу вам как-то помочь - скажите. Потому что у меня пока никаких идей - я мало знаю, и боюсь, могу сделать хуже, если буду действовать не обдуманно.

В опасные моменты, Бертрам удивлял знакомых "здравомыслием, которого не совсем от него ждёшь". Друзья Бертрама уже не удивлялись ничему, и знали, что он хороший друг и человек.

Отредактировано Бертрам Кластер (2015-07-04 02:46:06)

0

25

- Если я могу вам как-то помочь - скажите…- прошелестело музыкой небесных сфер в этой богом забытой комнате никому ненужного человека. Глаза Джинджер - и живой и неживой -  округлились, увлажнились и как никогда исполнились той особой обреченной нежности, свойственной мученикам, лошадям и расчувствовавшимся проституткам.
Джин захотела сказать сразу и очень много всего, но слова толпились где-то в области горла и мешали друг дружке выходить в каком-либо определенном порядке.
- Бертрам, это так великодушно… вы не представляете… все это время… так часто… я ждала… и вы и ваша краска...и волшебный замок… волшебство ведь действительно есть! Вы слышали о Робин Гуде? Вот ведь незадача, где бы взяться Шервудскому лесу, тогда как он вам так к лицу!
У девицы был еще обильный запас немного неуклюжих, но лестных, по ее мнению,  эпитетов для Бертрама. Выплевывая их в каком угодно порядке, она судорожно соображала как бы повыгодней воспользоваться предложением мистера Кластера. Но не исчерпавши и половины хвалебных речей, девица была прервана самым тривиальным способом.
Сначала был стук множества копыт - к их дому кто-то подъехал. На это Джин не обратила внимания, но насторожилась, когда снизу послышался крик и брань мадам. Мадам обычно не кричала на клиентов, что могло означать лишь одно - приехавшие были вовсе не клиентами. Но и это было не в новинку, неплатежеспособных ковбоев матерая куртизанка видела издалека и выдворяла мастерски. Затем раздался звук беготни по лестницам, визги девочек, и под конец стрельба. Один выстрел, второй третий. Мадам заходилась в брани, в отдельных кусках которой можно было разобрать: “Я не должна гнилому Зубу, этот чертов проходимец уже забрал всё свое”.
Джин вскочила с постели, снова дернув Бертрама за руку и приведя его в вертикальное положение:
- Кровать, комод, двигай все к двери! Быстро! Эти люди угрожали мадам и нам всем на прошлой недели, и настроены они серьезно!
И на собственном примере показала, как женщина может в несколько секунд раскидать по комнате громоздкие, тяжелого дерева предметы мебели. За считанные мгновения возведя баррикаду, Джин сорвала с кровати простынь и разорвала наполовину. Связав две половины в подобие веревки, подлетела к окну:
- У меня нет балкона, а прыгать высоко! Нужно к чему-то привязать!
Инстинкт выживания был у Джинджер на высоте. Она быстро подготовилась к осаде и бегству, но вот с последним выходила явная осечка. Чтобы спуститься по импровизированной веревке, нужно было привязать ее кровати, но длины разорванного полотнища не хватало. Перед девицей встал нелегкий выбор: рисковать и отодвинуть кровать ближе к окну, позволив неведомым нападавшим без боя ворваться в комнату, либо рисковать и пережидать нападение в комнате, с надеждой что последнюю на галерее дверь разбойники не заметят или не захотят возиться.
Джин снова посмотрела из окна и сделала нелегкий выбор:
- Если начнут стрелять в дверь и ломиться, просто прыгнем. По веревке долго и нас могут заметить. Из окна первого этажа мы будем отличными селезнями для пристрелки, да и дверь оставим открытой.
Тем временем шум не смолкал, судя по всему мадам сумела вытащить свой кольт и теперь отстреливалась от нападавших. Джин тоскливо расселась вдоль стены в позе брошенной куклы.
- Стоит появиться рыцарю, как его тут же съедает или дракон, или великан или стая гарпий. У тебя есть ствол? У меня нет. Вот все сейчас бы поменяла на новенький револьвер. На большой, холодненький и тяжеленький револьвер.
Предаваться мечтам - занятие всегда увлекательное, к тому же это отличное средство скоротать время. Это было справедливо и в настоящей ситуации - как только девица мысленным взглядом стала витиевато украшать ствол желаемого оружия, перестрелка стихла, мадам издала пару клокочущих звуков, затем вновь послышался топот копыт и дом погрузился в тишину. Наверно, инцидент не занял и пяти минут, но для девицы он показался вечностью. Еще одну вечность она провела перед воздвигнутой баррикадой.
- Мне кажется, нужно выйти и посмотреть, что там случилось. Давайте выйдем?, - слегка неуверенно посоветовалась Джин со своим рыцарем.

+1

26

Мои глубочайшие извинения за задержку постов. Столетняя - тьфу-тьфу - война с браузером была беспощадна.

- Я англичанин, Шервудский лес у меня всегда в сердце! Наверное! - попытался уверить Джин честный Бертрам. Это было немного глупо, но ситуация располагала к фразам трогательным, высоким и пафосным. Если бы рядом был белый конь, то он бы им точно понадобился, чтобы уехать к приключениям. Ещё подошел бы белый слон, одолженный неким махараджей или корабль, приплывший к берегам Амистада - что, странно, потому что вокруг Амистада нет воды, но смелая команда корабля наверняка нашла бы выход и приплыла к ним на выручку. Почему на выручку? Потому что просто так приплыть - скучно. Героям должны угрожать опасности и лишения, от которых их спасают друзья, иначе жизнь будет слишком обычной.
В общем, если бы Бертрам знал о теории, что мысли создают окружение, он бы немедленно извинился перед Джин и всеми дамами внизу.
Потому что после мыслей о приключениях внизу раздались шум и выстрелы.
Но наш герой мог быть спокоен - перестрелка оказалась самой что ни на есть "настоящей" - опасной, неприятной и неожиданной, и дух приключений там и не витал, так что он был не виновен.

В книге Малума бы приходила на свист... и была бы поблизости. И не ворованной, в компании шерифа. Ещё там у героев всегда есть оружие. В общем, такая приятная ложь, понятно, почему люди так любят читать.

Хрупкая женщина, который Бертрам обещал помочь, моментально разобралась в ситуации, и стала готовить их и комнату к обороне, как заправский полководец. К счастью, Бертрам в опасных ситуациях, обретал удивительную противоречащую обычному себе практичность и находчивость, поэтому вместо того, чтобы удивляться, потащил к двери несчастную кровать - как когда-то и хотел. Не дверь подпереть в комнате Джинджер, о чём вы?! Подвинуть кровать, когда она там искала краску!... Интересно, где сейчас шериф и Малума?
Нет, определённо, Бертраму повезло, что он не интересовался теорией материальности мыслей. А может и нет - он был тогда быстро надумал им корабль, слона, пару кольтов...

Но какая всё же Джинджер... сударыня Джинджер, - смелая! - подумал потом Бертрам. Такие мысли во время боя были любезно оставлены ждать, за чаем, пока хозяин сможет их подумать.
Многие знакомые Бертраму девушки в такой ситуации... нет, не упали бы в обморок, что за стереотип! - но растерялись и испугались так, что могли бы только стоять и ждать, когда что-то изменится. Многие его приятели, впрочем, повели бы себя так же... И Бертрам бы, пожалуй, не сильно их винил. Без оружия, защищенные лишь мебелью... От случайной пули или если к ним будут ломится - это не спасёт.
Бертрам встал между дверью и Джин, стараясь держатся там. Не лучшая позиция - он сам понимал, раненый всё сильно осложнит, но долг "рыцаря" защищать даму. 

Джин, тем временем, разрывала простыню на верёвки. Отлично, можно будет спустится!...
Но окна Джин выходили прямо на улицу, отлично видную из "салона кукольной мастерской". Если их цель - работницы... их просто пристрелят, как куропаток. Даже если и нет - свидетели разбойникам вряд ли нужны, да и разбираться не будут, кто там из окна лезет.
Бертрам кивнул, соглашаясь с Джин. Бежать пока не стоит.

- Я могу спустить тебя из окна, если не будет другого выхода - предложил он. - Накинешь петлю из простыни на руки, я удержу. Но, ты права, те, кто внизу, точно заметят это, поэтому подождём - может, до нас не дойдут. Давай положим матрас на подоконник заранее - всё мягче, если придётся всё же прыгать.

Бертрам сам не заметил, как перешел на "ты", но под пулями неизвестно откуда взявшихся бандитов, этикет казался не важным и даже лицемерным.
Заодно показывая, что Джинджер он удержит - хотя бы на те несколько секунд, что потребуются, чтобы смягчить падение, - Бертрам подхватил на руки тяжелый матрас, и уложил его на подоконник.

- Я бы тоже не отказался... от ружья, правда, но какая разница? - согласился он, падая рядом с Джинджер у стены. Больше ничего не сделать. Их судьба - в руках Бога и случая.
И они стали ждать. И стало гораздо хуже. Потому что, когда тебе нечего делать, думать получается лучше. И осозновать.
О том, что Агата наверняка усыпит всех собак, если ты не вернёшься. О том, что единственная, кто расстроиться от твоей смерти, вряд ли переживёт тебя надолго. О том, что очень глупо...
Так, хватит. 
- Подавятся! - решительно возразил Бертрам, будто потерявшей все силы, Джинджер, когда она сказала про съедение рыцарей разнообразными злыми силами. Можно умереть от пули, а можно - от страха перед ней. И такая смерть будет длится всю жизнь.
- Начнут... кусаться, получат тумбочкой прямо по наглой... физиономии, - недостаток знания ругательств, Бертрам восполнил искренностью и выражением лица.

- Мы с тобой проживём ещё долго, - но в это Бертрам сам перестал верить, как произнёс, поэтому сказал: - А может, и умрём - в бою, и останемся в легендах. Сэр Бертрам и леди Джинджер сражались, пока солнце не закатилось, и не было в тот день, год и век никого, кто вселял бы больший ужас в сердца врагов, чем они... Что-то в этом роде. Или - Стояли они на горе тел поверженных врагов и восход золотил их волосы. Звучит. В общем, не спеши нас хоронить. И знаешь... правда, кольтом надо будет обзавестись. Найдём в Амистаде, - улыбнулся Бертрам - теперь оружейную лавку.

Или двумя, - подумал он. Один - Джинджер в подарок. А то мало ли. Гости зайдут неприятные. Не гоже леди вселять ужас в сердца врагов без кольта.

А потом они молчали. И ждали.
Утихли выстрелы. Утихли крики.
Они ждали.
Джинджер назвала его на вы, и Бертрам подумал - всё закончилось. Сильно пахло порохом.
- Давайте подождём... ещё минуту, и я выйду. Высуну шляпу на чём-нибудь вниз, - ответил он, ещё не веря, что они живы.
Всё закончилось, рыцарь защищает даму и не может позволить ей идти в опасность.

0


Вы здесь » По закону кольта » Настоящее » Я заблудился. Дважды. (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC