Гостевая Правила О городе Персонажи от игроков Акционные персонажи Занятые персонажи Шаблон анкеты Реклама Баннеры партнеров




Дата: осень 1873 года - весна 1874 года
Место действия: Юта, город Амистад
    Silver spur.. Сообщество по Дикому Западу вКонтакте
Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
НА ВАШИ ВОПРОСЫ ОТВЕТЯТ: ДЭВИД ГРЕЙ, ЭСТЕЛЛА ОРТЕГА
Дикий Запад. Бескрайние просторы прерий, горы, скрывающие золото, серебро и древние клады. Кольты, плюющиеся смертоносным свинцом. Яркие, как степной пожар, характеры покорителей этих земель, и их истинных хозяев, не желающих уступать им без боя. Оставайтесь с нами, станьте одним из них. Седлайте коня, время не ждет!

По закону кольта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » По закону кольта » Форт Нокс » Доктор? Пройдёмте!


Доктор? Пройдёмте!

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Название эпизода: "Доктор? Пройдёмте!"

Время действия: конец сентября 1873 года.

Место действия: Амистад и окрестности.

Действующие лица: Эстрелла Ортега, Джей-Джей Бёрк.

Синопсис: согласно всемирному закону подлости, если кое-кому, оказавшемуся в весьма щекотливом положении, незамедлительно нужен доктор, такового на сотню миль окрест не оказывается. Что же делать в таком случае, если ни виски,  ни ругательства, ни животворный пендель уже не помогают? Можно попробовать помолиться, можно рискнуть и заштопать пациента самостоятельно... а можно перешагнуть предрассудки и принять помощь от того, кто разбирается в полевой медицине не хуже этого самого отсутствующего доктора.

Эпизод завершен.

0

2

Последние несколько дней Бёрк находился в крайне неоднозначном душевном состоянии. С одной стороны, его безмерно восхищала ловкость, с которой ребята Квентина Кварты обвели его вокруг пальца. И в то же время по этому же самому поводу он был зол. Чертовски, дьявольски зол.
Игорный дом Ангивилля был крайне лёгкой добычей. В сущности, если бы Квентин не имел склонности к театральным эффектам, им вообще удалось бы обойтись без единого выстрела. Но нет же, тому обязательно надо было устроить пальбу, наделать как можно больше шума и разве что канкан не станцевать на столах. Это, безусловно, играло на руку его репутации  самого отчаянного головореза по обе стороны Колорадо, но иногда чертовски раздражало. Тем не менее, банк они в ту ночь сорвали неплохой, засветиться никто из них не засветился, и утром им предстояло покинуть город по-прежнему добропорядочными, но уже крайне состоятельными людьми. Это, разумеется, следовало незамедлительно отметить, чем они и занялись.
Однако когда Бёрк проснулся и выполз из гостиницы, потирая трещащую после вчерашнего празднования голову, первым, что он увидел, была его собственная разукрашенная физиономия, сурово взирающая на него с приколоченной к столбу листовки. "Вооружён!" - гласила надпись на этой самой листовке, - "И очень опасен".
Несмотря на то, что Бёрк умел читать только по слогам, да и то с большим трудом, дураком он вовсе не был. И его предположения оказались верны: и самого Квентина, и его ребят в городе уже давно и след простыл. И денег, соответственно, тоже.
Недолго думая, Джей-Джей решил пойти ва-банк. В общем-то, не в его правилах было подставлять подельников, но раз уж эти самые подельники обошлись с ним, как койотьим дерьмом, он и вести себя с чистой совестью мог как койотье дерьмо. Проследовав в офис шерифа и вывалив ему на стол кипу собранных по пути листовок, Бёрк вкратце объяснил блюстителю порядка ситуацию и предложил сделку: пять трупов и половина вознаграждения в обмен на то, что его портрет перестанет украшать собой улочки Ангивилля. Тот достаточно быстро согласился: Кварта и его парни успели преизрядно натворить дел в этой части штата.
После того, как соглашение было достигнуто, Джей-Джей спешно оседлал Коня и пошёл по следу. Переправившись на западный берег реки, он двинулся в сторону Юты, и чутьё его не подвело: в самой вонючей забегаловке местечка под названием Нефи он совершенно случайно наткнулся на Рори Даймонда, одного из парней Кварты. По результатам встречи Бриллиантовый Рори потяжелел в общей сложности на восемнадцать грамм, лишился большей части зубов и обзавёлся внушительным фингалом на всей левой стороне физиономии. Но все попытки разговорить паршивца оказались напрасны, и Бёрк за каким-то чёртом поволок его с собой, дальше на запад, - чтобы не терять время, продолжая погоню. Тряска в седле не пошла Рори на пользу, и когда на очередной стоянке он принялся пускать изо рта кровавую пену, Бёрк впервые подумал о том, чтобы покормить этим куском мяса степных падальщиков. Но рационализм в данном случае пересилил раздражение: кусок мяса обладал необходимыми сведениями, и Джей-Джей со всей его непробиваемой упёртостью был намерен эти сведения вытянуть.
Но вот ведь незадача: после скачки по каменистым тропам предгорий Рори всерьёз собрался подыхать.
Бёрк произвёл весь ряд известных ему реанимационных мероприятий: битых полтора часа матерился, поминая всю родню пациента до седьмого колена, влил в Рори треть бутылки виски из своего персонального запаса, а когда и это не помогло, отвесил ему пару весьма душевных пинков. И только констатировав абсолютное отсутствие результата, задумался о том, что где-то в городке, виднеющемся где-то в двадцати минутах езды, наверняка должен быть коновал, способный привести Рори в сознание.
Спустя полчаса Джей-Джей уже ломился в двери дома, принадлежавшего, как ему сказали, местному доктору.
А на улице, между тем, совсем стемнело.

+1

3

День выдался не самый спокойный. Пациенты сегодня как сговорились. Самое интересное, что хвори-то были ерундовые, вроде порезанного пальца или больного желудка. Но когда за несколько часов человек пятнадцать заявятся, то, проводив последнего, будешь себя чувствовать полумёртвой.
В этом городишке Карлос и Эстелла жили уже полгода. Не сказать, чтобы жизнь наладилась сразу и безоговорочно, даже несмотря на рекомендации брата мэра. Да, конечно, им сразу дали работу - благо конкурентов у приезжего доктора не было, Амистад загибался без врача. В пристройке возле больницы вполне можно было жить... Но проблем хватало. Сьюдад-Реаль, конечно, не столица, но там как-то цивилизации было больше. Был дом, в нём ванная и канализация... И плита получше.
Эстелла не жаловалась, нет. Приехали и приехали, что ж теперь. И здесь жить можно. Правда, платья, которые в порядке вещей были дома, здесь пришлось убрать в сундук и заказать у местной портнихи новых, попроще. В дождь пройти по улице можно было или в высоких сапогах, подобрав подол, или по дощатому тротуару вдоль магазинов и прочих учреждений, если таковой прокладывался. Никаких библиотек, разумеется. Но зато и никакой светской жизни. Какие-то вечера и кружки тут, конечно, были, и юную леди туда даже звали, но, слава Пресвятой Деве, всегда можно было отговориться работой.
Поначалу Эстеллу не принимали всерьёз. Ещё бы - женщина не может быть врачом! Почему? Потому что не может, и всё тут. Кухня, дети - вот и все отрасли, где женщинам позволяется проявлять себя. Ох уж это мужское общество! Никакого уважения к слабому полу! А что женщины порой умнее этих болванов в штанах, никто не верит! Эстелла злилась, когда на первых порах ей снисходительно говорили что-то вроде "иди, деточка, позови папу". К ней приходили женщины в основном, ну ещё негры и иммигранты. Потом была пара случаев, когда отца не было - уезжал в соседние города к пациентам. И тем, кому невмоготу, волей-неволей пришлось обратиться к дочери доктора. Ничего, покривились, но не сдохли. Зато потом потихоньку стали приходить и к ней. Это здорово выручало во время эпидемии гриппа или массовых драк.
И вот сегодня Карлос укатил в соседний городок в трёх днях пути верхом. А к Эстелле зачастили недомогающие горожане. Немудрено, что к концу дня девушка едва на ногах стояла. С помощью приходящих работниц больницы прибрала всё, пополнила дежурный сундучок, с которым выезжала на срочные вызовы, и собралась уже спать.
Однако не успела Искра погасить свечу, как в дверь заколотили так, словно за визитёром гнались сразу пару десятков хищников. Эстелла подлетела к двери и распахнула её. На пороге стоял ковбой... или кто-то вроде.
- Что случилось? - с тревогой спросила девушка. - Вы так колотили, будто кто-то умирает.

Отредактировано Эстелла Ортега (2013-11-07 00:00:11)

+1

4

Света в окнах небольшой пристройки не было: все обитатели наверняка давно уже дрыхли без задних ног. Но что волновало Бёрка менее всего, так это график отдыха местного врача. В конце концов, если уж подрядился латать больных и немощных, будь добр ожидать того, что эти самые больные и немощные будут доставать тебя двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, тем более в таком захолустье, как это. Так что Бёрк, ощущая тебя тем самым клиентом, который всегда прав, самозабвенно лупил в двери, матерясь сквозь зубы и приговаривая:
- Да что вы там... заснули все, что ли?
После особо мощного удара, когда не особо крепкая дверь, казалось, уже вот-вот должна была слететь с петель, в доме наконец-то послышалось какое-то шевеление. Бёрк отошёл в сторону и надвинул шляпу как можно ниже на глаза - так, чтобы тень от полей максимально закрывала его разукрашенную рожу. Коновал даже с самыми крепкими нервами спросонья вряд ли обрадовался бы, узрев у себя на пороге посреди ночи нечто подобное, так что следовало обождать, прежде чем поражать врача своей неземной красой.
Однако, когда дверь наконец-то открылась, Джей-Джей на время забыл обо всех своих маскировочных ухищрениях. Но только на время: девушка, возникшая на пороге, была, безусловно, весьма привлекательна, и будь момент более подходящим, Бёрк наверняка бы постарался как-то обернуть ситуацию в свою пользу... Но сейчас следовало первым делом подумать о Рори Даймонде и его простреленных кишках.
- Мне нужен доктор. - отчеканил Джей-Джей, смачно сплюнув под ноги. - Срочно. Пусть собирается и едет со мной, у меня там раненый загибается.

+1

5

Тип, украшавший собой тёмное крыльцо, явно не был прихожанином местной церкви. В том смысле, что благовоспитанным и вежливым он точно не выглядел. В темноте, нарушенной лишь пламенем свечи, трудно было что-то разобрать, но все признаки налицо: запах пороха, конского (и не только) пота, виски, шляпа, надвинутая на глаза, не особо аккуратный костюм - или ковбой, или бандит, что в некоторых случаях означало одно и то же. Воспитанные и культурные мальчики из хороших семей не выбирали своей судьбой прерии.
- Доктора нет, он в соседнем городе, - неприветливо глядя на ковбоя, ответила Эстелла. - Везите вашего раненого сюда,  посмотрю. Я тоже врач, когда отца нет, принимаю больных вместо него. И будьте любезны на крыльцо не плевать.
Визитёр Искре не нравился от слова совсем. Нет, она уже привыкла к тому, что в Амистаде не тот контингент, что в благостном и приличном Сьюдад-Реаль, но... всё равно пугалась, когда на пороге возникала такая вот рожа и тоном, далёким от культурного, требовала, чтобы "док срочно осмотрел и вылечил". А потом кривилась, если вдруг Карлоса не было дома и его замещала девчонка. Ничего, парочка таких вот подстреленных - и какая-никакая репутация у Эстеллы появилась. В обморок при виде крови она не падала, раны штопала не хуже отца, хладнокровно командуя, кому приложить к лицу пациента тряпку с хлороформом, а кому подавать инструменты. В такие моменты черноволосую бестию слушались даже прожжённые ковбои. Правда, это не мешало им на следующий же день делать ей скабрезные комплименты. На шуточки ковбои не скупились, видя, как дочка доктора идёт в лавку или церковь.

Отредактировано Эстелла Ортега (2013-11-06 23:55:32)

+1

6

Было бы ошибкой полагать, что мистер Дуглас всегда был неприветлив и хамоват; кое-какие правила приличия были ему не чужды хотя бы по той простой причине, что их несоблюдение было чревато разного рода неприятными последствиями. Но, с другой стороны, он также являлся человеком настроения, и это самое настроение за последние несколько дней опустилось почти до критической отметки "дерьмовее некуда". А находящийся в таком настроении мистер Дуглас был, мягко говоря, не самым приятным собеседником.
В кармане Джей-Джея звенела пара долларов да пригоршня даймов; остальная часть его наличности стремительно уматывала на запад вот прямо в этот самый момент. Чертовски хотелось жрать, а от вяленого мяса да сухарей уже тошнило. Да и Конь последние дни тоже питался скудной растительностью, попадавшейся по дороге, что ему на пользу, разумеется, не пошло бы. Не приведи Господь, если этой дурной скотине придёт в голову околеть, - тогда Бёрк очутился бы в крайне невыгодном положении и утратил бы изрядную долю самоуважения, ибо опускаться до конокрадства считал ниже своего достоинства.
Что там ещё числилось в списке текущих неприятностей? Ах, ну да, конечно - Рори Даймонд своей собственной истекающей кровью персоной, который рисковал не дожить до визита доктора, и этот самый проклятый доктор, умотавший чёрт-те куда аккурат в тот момент, когда тянуть дольше уже не было никакой возможности.
И в довершение всего действовала на нервы вот эта юная коза - как понял Бёрк, докторова дочка, решившая в отсутствие папаши поиграть в "я тоже врач". Смерив девушку с ног до головы крайне скептическим взглядом, Бёрк исключительно из чувства противоречия ещё раз сплюнул на крыльцо, а затем крайне ядовито поинтересовался:
- Небось, занозы вытаскиваете?
И тут же сменил тон на более серьёзный.
- У моего дружка аккурат две занозы, да только вот они свинцовые и засели прямо в кишках. Что за соседний город, сколько до него езды и как мне там найти дока?

+1

7

Ни капли не удивлённая, Эстелла покачала головой. Как знакомо, Господи! Этот пренебрежительный тон, эта ухмылочка в стиле "детка, иди в спальню, там тебе самое место"... Сколько раз она ещё дома видела подобную реакцию на собственное признание в том, что является доктором. А вспомнить лицо директора медицинской школы? Когда он смотрел на соискательницу статуса студентки так, будто она предложила ему выжрать ящик граппы посреди церкви. Ох уж эта косность, это мужское тщеславие и упрямство!
- И занозы тоже, - едко усмехнулась Эстелла, колюче глядя на нахала. И соврала:
- А ещё принимаю роды, делаю трепанацию черепа, полостные операции и до черта ещё чего! Реакцию, подобную Вашей, я слышу с тех пор, как окончила медицинскую школу! Отец находится слишком далеко отсюда, в трех днях пути, и по Вашему виду не скажешь, что доберётесь! Так что если Ваш дружок нужен Вам живым, тащите его тушу сюда, и я выковыряю занозы! Пилочка для ногтей у меня всегда с собой!
Ехидно фыркнув, рассерженная девушка кивнула на дежурный чемоданчик. Опять не удержалась и огрызнулась в ответ на пренебрежение. Ну разумеется, в списке навыков не было таких серьёзных... Но для своего возраста Эстелла была достаточно умелой.
- Время пошло. Ранение, при котором пуля попала в кишки, вдвойне опасно. Ибо может произойти заражение крови. И тогда заказывайте панихиду по дружку, - с вызовом вскинув голову, сообщила Искра. - А теперь исчезните и тащите сюда раненого. Я пока подготовлю операционную и лекарства.
Плеснув из кувшина в тазик воды, Эстелла взяла тряпку и демонстративно вытерла плевок. Как врач, она ненавидела грязь и всегда буквально вылизывала дом. Какого чёрта этот молодчик тут ещё стоит и пялится? Вроде бы у него друг помирает!

Отредактировано Эстелла Ортега (2013-11-06 23:54:37)

+1

8

А девчонка-то оказалась бойкой на язык, как выяснилось. Вспыхнула, как искра, правильно истолковав скептическое отношение Бёрка к коновалам, разряженным в юбки, и принялась тараторить так, что аж слова вставить было некуда. Впрочем, Джей-Джей, толком не разобравший из её трескотни ничего, кроме слова "роды", благополучно пропустил всю возмущённую тираду мимо ушей. Его занимали другие, более актуальные размышления.
Седлать коня и нестись на поиски доктора в соседний город было бы непозволительной потерей времени, если только тот самый город не находился аккурат на маршруте, по которому предположительно следовал Кварта и, соответственно, Бёрк. Впрочем, как Джей-Джей успел убедиться, законы подлости в отношении всей этой авантюры работали как часы. И кроме того, три дня пути - это было слишком много, Рори не протянул бы столько, к гадалке можно было не ходить. Если уж начистоту, Бёрк сомневался и в том, что тот выдержит путь от стоянки до города: слишком уж дерьмово он выглядел для человека, которому пошла бы на пользу скачка галопом по пересечённой местности, да ещё и поперёк седла. Так что тащить его сюда тоже было бы крайне рискованно... Тем более, появление в городе чужака с восемнадцатью граммами свинца в кишках неизбежно вызвало бы нежелательные вопросы. Особенно учитывая некоторые... другие нюансы. В частности, возникшие тогда, когда обозлённый до чёртиков Бёрк по кусочкам снимал с Рори кожу, пытаясь развязать тому язык.
Нет, им обоим определённо нельзя было светиться в городе. Так что выход оставался только один: хватать девчонку и тащить её на место стоянки. А там уже будь, что будет: если этой щебетунье удастся привести Даймонда в чувство, Джей-Джей уж как-нибудь найдёт способ его разговорить. А если Рори всё-таки сдохнет, не сказав ни слова, Бёрк, по крайней мере, продолжит свой путь налегке. Хотя и не факт, что в правильном направлении. В конце концов, на всё воля Божья, так ведь?
Придя к такому выводу, Бёрк привалился к дверному косяку, перевёл взгляд на девчонку и тоном, совершенно не подразумевающим возражений, отрезал:
- Собирайся. Поедешь со мной.

Отредактировано Джей-Джей Бёрк (2013-11-07 16:21:07)

+1

9

Тряпка выпала из рук Эстеллы, услышавшей безапеляционное заявление наглого гостя. Нет, ну нормально он себя чувствует? Конечно, ковбои - ребята нахальные и беспринципные, но есть же какая-то грань, предел их хамским выходкам! Явился - не запылился, красавец писаный! Всё брось и топай с ним чёрт знает куда. А потом останется только в салун переезжать, если, не дай Бог, кто увидит дочку доктора вечером с незнакомым мужчиной уезжающей или возвращающейся! Конец репутации, после такого ни один нормальный мужчина не то что замуж не возьмёт - в церкви рядом сесть побрезгует!
- Ага, конечно, всё бросаю и уже бегу к лошади, - неприязненно покосилась на визитёра девушка, отставляя в сторону тазик и бережно развешивая тряпку на перилах. - Только шаль накину. Вы в своём уме, милейший? Я Вас вижу впервые в жизни, и куда-то на ночь глядя с Вами поеду? Ещё чего. Везите своего друга сюда, так и быть, я спать не лягу, пока не приедете.
Из открытой двери явственно потянуло сквозняком. Эстелла поёжилась и стянула со стула тёплый плащ, в котором выходила вечером. Плотная тёмно-зелёная ткань легла на плечи, укрывая от ветра. Однако босые ноги зябко переступили по полу. Когда закрыта дверь, в доме тепло от печки, и можно ходить босиком. Да ну его к дьяволу, этого ненормального!
Выдворить непрошеного гостя не получалось - тот привалился к косяку, и закрыть дверь не представлялось возможным. Сердито сопя, Искра отошла от порога и уселась на стул возле камина. А затем обула домашние сапожки из мягкой кожи, в которых ходила по пристройке и больнице. На выход, конечно, надевалось более серьёзное изделие местного обувщика.
Кофе сварить, что ли, раз спать ещё не скоро предстоит?
- И что стоим? Я же сказала, что никуда не поеду, так что садитесь в седло и шустро катитесь за Вашим раненым! - обернулась возмущённая Эстелла к ковбою, по-прежнему подпирающему косяк.

0

10

Прав был тот, кто сказал, что у женщины мозги куриные. Вот и эта, что сейчас корчила из себя перед ним неизвестно что, подтверждала справедливость этого наблюдения.
- Значит, говоришь, ты врач?
Бёрк прищурился - так, что знавшие его получше, чем эта зарвавшаяся дура - уже начали бы на ее месте искать себе укрытие понадежней. Такое, чтобы защитило если не от пули, то хотя бы от удара. Ногой.
- Сдается мне, что врач должен все-таки иметь что-то вроде сострадания к больному. Который может не доехать до больницы. Сдохнуть по дороге. Тебе, похоже, не только чувство такое не знакомо, но и само слово тоже. Что же, у тебя будет возможность его выучить.
Ершистая девица обернулась, когда Берк был уже в шаге от нее. И даже не успела вскочить со стула, когда твердая мужская рука зажала ей рот.
- Не вздумай укусить, - предупредил ее Джей-Джей. - Выбью зубы. Оперировать ты и без них сможешь.
Шейный платок и ремень он приготовил заранее - пока докторова дочка упражнялась в красноречии, сидя к нему спиной.
Затолкать кляп в рот было делом нескольких секунд. Завести ей руки за спину и стянуть их ремнем удалось тоже довольно быстро. Теперь оставалось взвалить чертову куклу на плечо и прихватить чемоданчик, на который она сама ему любезно указала.
Силой мать-природа Бёрка не обделила. Он дотащил брыкающуюся девицу до лошади, мысленно радуясь тому, что ночное небо было затянуто тучами и моросил уже довольно приличный дождь. В такую погоду вряд ли кому-то из соседей, находившемуся в здравом уме, пришло бы в голову выйти подышать воздухом. Значит, никто не видел, как Джей-Джей поставил на землю чемоданчик и перекинул свою ношу через седло. С силой прижал ее к нему одной рукой, другой снял с седельной луки всегда болтавшийся там моток веревки. Кое-как обмотал девушке ноги, затянул пару узлов, оставшийся свободный конец намотал себе на предплечье.
- Я не зря говорил про сострадание, - нехорошо оскалился Бёрк, поднимая чемодан и усаживаясь на лошадь позади пленницы.
- Думаю, теперь ты хорошо уяснишь, что это такое.
Несмотря на то, что Джей-Джей промок до нитки, пока довез Эстеллу до места, где их ждал еще живой Рори, холода он не чувствовал. Но пару глотков виски, оставшегося от лечения раненного, для согрева все же сделал. После того, как втащил пленницу в помещение, где лежал Даймонд. Перед тем, как вынуть кляп и развязать ее.
- Попробуешь дать деру - пристрелю, - почти ласково пообещал он, освобождая девушку от пут. - И постарайся сделать все как надо. Рори мне нужен живым. Иначе...
Уточнять он ничего не стал.

Пояснение

Поскольку игравший эту роль исчез с форума по-английски, персонаж Бёрк, в соответствии с нашими правилами (см. "Игровой процесс", пункт 4), перешел в полное распоряжение мастера.

+2

11

В следующие минут двадцать Эстелла сильно пожалела о том, что отца не было дома. Эти ковбои с презрительной миной фыркают на попытку помочь с недугом, если помощь предлагает сопливая девчонка, но они же, случись нужда, а отца нет рядом, как миленькие приходят с требованием вылечить. И сразу девчонка нарекается врачом, а её способности не оспариваются. Где логика? А нигде.
- Сострадание должно быть благоразумным. Откуда я знаю, что Вы не врёте? По Вашему виду не скажешь, что Вы о дружке беспокоитесь, а не о том, чтобы...
Договорить девушка не успела: ладонь зажала рот. А вслед за этим оказались связаны руки и впихнут в рот кляп. Ладно не грязное бельё использовал, урод.
Брыкаться Эстелла пыталась. Не помогло - силушкой Бог этого ублюдка не обидел, к сожалению. Тот доволок сопротивляющуюся пленницу и водрузил поперёк седла, не особо ласково прикрутив связанную девчонку к луке. Вот так Эстеллу ещё не возили на лошади. Расплакавшись от боли, девчонка обмякла, понимая, что этот выродок не снимет до конца путешествия, а брыкаться, давая повод для новых насмешек, глупо. Кретин, недоумок! Сострадание - это не глупый героизм! Ехать чёрт знает куда ночью с неизвестным типом - это идиотизм, а не сострадание!
За время пути Эстелла, которую плащ не спасал от проливного дождя, вымокла до нитки. И, само собой, замёрзла. Если б не кляп, стук её зубов был бы слышен на милю вокруг. Тело адски болело, затёкшее от грубого перевоза поперёк лошади. Наглец втащил девушку в какой-то сарай и тут же принялся хлебать мерзкого запаха пойло. Судя по "аромату" - виски или что-то вроде того. Отец пару раз пробовал, на весь дом потом воняло этой гадостью.
Эстелла, которую швырнули на пол, забилась в угол, кутаясь в мокрый плащ. В углу валялась охапка соломы, а в центре, освещаемый висящей на крюке лампой, лежал окровавленный мужчина жалкого вида. Громко чихнув, заплаканная и мокрая девушка с ненавистью покосилась на своего мучителя.
- Ублюдок, - дрожащим голосом проинформировала она похитителя о его родословной. Ужас и отчаяние выплавили остатки благоразумия, ещё остававшиеся в черноволосой головушке. Девчонке сейчас наплевать было, пристрелит или нет. Боль и холод тоже не добавляли практичности, а разреветься не давала злость. - Ты чем думал, когда меня сюда тащил? Я что, от каприза ехать не хотела? Идиот, в доме - стерильная операционная. С инструментами, операционным столом и хорошим освещением! И ассистента можно позвать из числа тех, кто помогает в больнице! Что я здесь сделаю с единственной лампой и в условиях антисанитарии, да ещё и одна? Пристрели своего дружка, гуманнее будет!
И снова чихнула - простуда была слабым местом Эстеллы. Она не болела практически ничем, но стоило промокнуть, как тут же укладывалась в кровать с температурой. Судя по тому, что уже бросало в жар и трясло, подружка-хворь не замедлила явиться. Какое тут сбежать, ни дороги не знает, ни сил нет. А если свалится - тем более побег исключён. Да и этот мерзавец не намерен, судя по всему, спускать с пленницы глаз.
Пресвятая дева, что делать? Нет, конечно, можно попытаться вытащить пули... кажется, в чемоданчике были свечи... Но она же одна не справится! И... это ведь полноценная операция, не занозу вытащить! Одно дело практиковаться на трупах в клинике, а другое - живого человека спасать... А если умрёт? Этот ублюдок убьёт пленницу, не раздумывая. Тем более что никто не видел, как увозили дочку доктора. А значит, и спасать никто не придёт...
Мамочка, кажется, мы увидимся раньше, чем хотели...
Руки болели от ремня и дрожали от ужаса. С трудом встав, едва не запутавшись в мокрой юбке, Эстелла подошла к раненому и осмотрела. Господи Боже, его ещё и пытали, судя по всему! И этот тип надеется, что парень выживет? Сам бы попробовал!
- Принеси воды и подогрей, как хочешь, - буркнула дрожащая девушка, вытаскивая из чемоданчика свечи. - Ассистировать будешь сам, хочешь ты того или нет.
Разложила на чистой тряпице инструменты, обернула свечи лоскутками, чтобы воск не капнул на тело пациента. Удобных металлических рамочек, предохранявших от воска, здесь, разумеется, не было. Господи Иисусе, помоги, не дай руке дрогнуть! Не хочется умирать...
Шепча про себя слова молитвы, Эстелла вымыла руки и подошла поближе, держа одной рукой лампу у самого живота раненого. Две пули... О Господи милосердный...
- Запомни инструменты, - перечислив их назначение мужчине - как его, кстати, называть-то? Хоть бы представился, -  Эстелла повязала вместо платка ткань, в которую были завёрнуты врачебные "игрушки", из второй тряпки соорудила маску, чтоб не чихать в разрез, и взяла скальпель. - Капай из пузырька с хлороформом на тряпку, которую держи у его рта. По-хорошему, сюда бы ещё двоих... Но увы. Так что тебе за троих работать, у меня руки заняты будут.
Сбросила плащ, оставшись в мокрых и прилипших к телу кофте и юбке. Усилием воли взяв себя в руки, юная леди протёрла живот пациента от крови и грязи и, коротко помолившись про себя, сделала первый надрез. Никто не поможет, спасать свою шкуру придётся самой. Если на то будет Божья воля, всё получится. Нет - значит, пришло время отправиться к маме. Простуду девушка молила обождать и не набрасываться хотя бы до конца операции.

Отредактировано Эстелла Ортега (2013-12-05 01:38:57)

+1

12

Вода в сарае была. Относительно чистая. Целое ведро. Из него Бёрк поил лошадь, оттуда же полил на руки пленнице. Молча выслушал словесный понос, которым та разразилась, едва он вынул кляп из ее рта. Внимательно рассмотрел перечисленные инструменты. Вскипятил котелок воды - прямо в сарае, на небольшом костерке, на растопку которого пошло немного соломы и перекладины сломанной лестницы, валявшейся здесь же, в углу.
Возясь со всем этим, мужчина все время держал в поле зрения лекарку. Девица заметно сникла, поджала хвост, и похоже, уже  не раз пожалела о том, что зарвалась с незваным гостем. Превысила полномочия, выставляя себя многоопытным врачом. Вот и тряслась теперь, как овечий хвост, разглядывая дырявое брюхо Рори.
- Меньше болтай, - оборвал Джей-Джей ее причитания. - В отличие от тебя, я не идиот. Все понял, сделаю, что скажешь. Хоть за троих. Кстати, когда я уезжал за тобой, его рвало кровью.
Он нехорошо ухмыльнулся, глядя, как девица намочила в кипятке какие-то свои тряпки, обтерла ими вздутый живот раненного, и приступила к операции.

+2

13

О Господи, ещё и рвало! Как она поймёт, что вызвало рвоту... Эстелла лихорадочно перебирала в голове всё, что могло стать причиной кровавой рвоты. Если задет желудок, может быть... вариантов много. Перепуганную пленницу бросило в жар - верный признак температуры. Хорошо, зато трястись перестала. Разрезав живот раненого, погасшая Искра опустила голову, разыскивая пулю.
Ход операции она не смогла бы воспроизвести потом даже за миллион долларов... В голове прояснилось, страницы из учебника по хирургии встали перед глазами, словно последняя надежда. В каком-то смысле так и было. Если умрёт этот мужчина, грубиян-похититель не пощадит незадачливую лекарку, прибьёт и рядом закопает.
Как она достала пули, девушка не помнила. Просто в какой-то момент на тряпице с инструментами оказались вдруг два окровавленных кусочка металла. Продезинфицировав рану слабым раствором спирта, Эстелла сполоснула руки и принялась зашивать. Аккуратные стежки ложились на рану, стягивая её.
- Подними его, по возможности не сгибая. Забинтую, - глухо попросила юная хирургесса поневоле. Достав из чемоданчика длинные полосы полотна, она плотно перевязала живот раненого. И только когда последний лоскут лёг на место и был закреплён, молча взмолилась о том, чтобы мужчина выжил. Вымыв руки в ведёрке, Эстелла на подкашивающихся ногах отошла в угол и стекла по стенке, дрожа от холода. Закрыв глаза, она обхватила себя руками и уткнулась лицом в колени.
Отпустит теперь? Или оставит, пока не очнётся или не умрёт пленник? От  операции, проведённой впервые в жизни самостоятельно, девушка смертельно устала. Добавьте к этому страх, боль от транспортировки, холод мокрой одежды - и описание катастрофического дискомфорта станет полным. Впору было попросить виски и хватануть стакан залпом, чтобы стало не так холодно и страшно...

0

14

Возилась девица довольно долго. Берк подустал даже просто стоять столбом, созерцая кишки Рори. Это было не самое приятное зрелище. Видимо, и для девчонки тоже. К моменту окончанию копания в  брюхе раненного самозванный врач цветом лица почти не отличалась от своего пациента. Что-то вроде сочувствия промелькнула во взгляде мужчины, когда  девчонка, вымыв руки, на полусогнутых ногах отошла к стене сарая, и съехала по ней на землю. Берк отпил виски, подошел к ней, поднес к губам горлышко бутылки.
- Сделай пару глотков. Заслужила.
И чтобы девица не вздумала отказываться и воротить морду от дешевого пойла, взял ее за подбородок, насильно открыл рот и влил туда немного виски.
- Давай-ка примем меры предосторожности, - пробурчал он, отпивая еще.
- На всякий случай, чтобы ты не вздумала ознакомиться заодно и с содержимым моего брюха. Или глотки.
Ремень снова стянул запястья девушки, ноги связала веревка, лишив пленницу возможности бежать.
- Теперь можно и поспать, - удовлетворенно хмыкнул Джей-Джей, отходя в противоположный угол сарая.
Уснул он практически сразу, как только прикрыл лицо шляпой. И проснулся, как ему показалось, почти мгновенно. От какого-то странного звука. Берк не сразу сообразил, что это не то хрипел, не то стонал Рори. А когда понял, звук оборвался и прекратился навсегда.
- Черт тебя подери, идиотка! - рявкнул Джей-Джей, поднимаясь на ноги. Его трясло от досады на себя и от злости на эту сопливую дрянь. Умом он понимал, что шанс выжить у раненного был ничтожно мал, но винить себя было не  правилах Берка.  Проще было выместить злость на горе-хирурге.
- Рори таки подох после твоих ковыряниях в его внутренностях.
Он рывком поднял девушку с пола и влепил ей пощечину.
- Какого было говорить, что ты врач? Что умеешь  и то, и  другое, и пятое с десятым?
При всем  желании Джей-Джей не припомнил бы те названия медицинских действий, которыми сыпала девица, когда  набивала себе цену. Поэтому он в сердцах вцепился обеими руками в ткань ее платья, рванул его в стороны, разорвав практически до талии.
- Пристрелить бы тебя... Но нет, это будет слишком легким наказанием. Оставайся тут, подыхай рядом с Рори.
Еще рывок - теперь он разорвал на ней нижнюю рубашку, обнажив грудь. Впрочем, эту часть женского тела он вниманием не удостоил. Берк подтащил девчонку к трупу и перестегнул ремень, стягивавший ее руки. Так, что теперь она была привязана к уже остывшей руке покойника.
- У тебя будет время подумать о том, что врать  нехорошо. Потому что из-за этого люди умирают. Прощай, сучка.
Берк вышел из сарая в серое осеннее утро, и через несколько минут снаружи застучали копыта его лошади, удалявшейся в одному ему известном направлении.

+2

15

Грубиян и мучитель будто услышал мысли пленницы – подошёл и влил в рот девчонки своё пойло, заставив сглотнуть. Замёрзшая, мокрая, уставшая Эстелла даже сопротивляться толком не могла, безжизненно глядя, как её снова связывают. Заснуть она не могла ещё с полчаса, после чего свалилась в забытьи, сдаваясь простуде.
Пробуждение оказалось не менее адским, чем засыпание. Пощёчину и рывок, поднявший раскалённое от температуры тело на затёкшие связанные ноги, сложно назвать нежным и приятным методом побудки. Мужчина орал и ругался, призывая на голову незадачливой лекарки все мыслимые и немыслимые кары.
- Я врач… но не волшебник. И не Господь Бог, - сквозь слёзы прошептала Эстелла. – Ранение было слишком тяжёлым, здесь и отец бы не больше исправил. Вашему другу просто не повезло…
Не дослушав, мучитель разорвал платье и нижнюю рубашку почти до талии. Но не успела девушка испугаться грядущего насилия, как её пристегнули к трупу и оставили одну. Вот здесь измученное сознание отбросило все тормоза, и пленница забилась в тяжелейшей истерике. Ужас и отчаяние захлестнули сознание. Эстелла пыталась вырваться, но добилась лишь того, что сдвинула мертвеца на несколько дюймов к себе. В этот момент она была не юным врачом, для которого мёртвые тела – не самое шокирующее зрелище, а обычной девушкой, которую близость трупа пугает и отталкивает. Ночь выдалась омерзительной – унизительное и болезненное путешествие сюда, изматывающая операция, а под конец – новое унижение и ужас от того, что оставили наедине с умершим пациентом чёрт знает где и как далеко от дома. Да ещё и в разорванной одежде.
Никакая истерика не может длиться вечно. Через несколько минут силы и слёзы закончились и у сеньориты Ортега. Она бессильно опустилась на колени в позе, которую кто-нибудь циничный назвал бы молитвенной – так походили воздетые руки на призыв к Богу. Остатками выдержки Эстелла попыталась успокоиться. Да, страшно, обидно, больно и так далее. Но все эти эмоции лучше испытывать дома, в тёплой постели и сухой одежды. А до них ещё надо добраться.
В этот момент что-то тихо звякнуло, и девушка, вздрогнув, огляделась. Не сразу она поняла, что уронила свои инструменты, заботливо разложенные на тряпице рядом со столом. В сознании блеснула безумная мысль – достать скальпель и перепилить ремень. С привязанными к трупу руками сделать это – не самая лёгкая задача. Опустившись на пол, она принялась стягивать мертвеца со стола. Хрупкой девчонке сдвинуть тяжёлое, к тому же мёртвое, тело - задача нелёгкая. Но отчаянное желание жить творит и не такие чудеса. В конце концов Рори плюхнулся на солому, отдавив ногу пленницы. С трудом выдвинув дико ноющую от боли конечность, девушка оглянулась. Скальпель валялся рядом. Вытянувшись и изогнувшись, Эстелла попыталась цапнуть инструмент, но добилась лишь, что тот отодвинулся на пару дюймов. Ещё один рывок с трупом вместо груза - и острая железка в руках. И плевать, что болит ушибленная мертвецом нога, что в глазах всё плывёт от температуры, что выбившиеся из пучка волосы лезут в глаза, а колени больно колет слежавшаяся солома, и в довершение всего не высохшая за ночь одежда вынуждает тело отчаянно дрожать в попытках согреться.
Следующим шагом было сжать ручку скальпеля зубами и яростно пилить жёсткую кожу ремня, а затем, уже руками - верёвку. Сколько времени у неё заняло это увлекательное занятие – пленница не знала. Измученным сознанием она поняла лишь то, что свободна, когда упала на устланный соломой пол, больно ударившись локтем об угол ящика. Очередной взрыв эмоций захлестнул полуживую от температуры и усталости девчонку, когда та вспомнила о разорванной одежде и, схватив плащ, выскочила из сарая. Сил убежать далеко у неё не хватило. Едва ли несколько шагов пробежав, Эстелла свалилась на траву, потеряв сознание от пережитого. Умопомрачительное зрелище – горящая от температуры девушка, растрёпанная, бледная, в изорванной одежде и обутая лишь наполовину, валялась на пожелтевшей траве, прикрывающей не самую тёплую в эту пору землю…

Отредактировано Эстелла Ортега (2013-12-17 14:15:54)

0

16

За несколько дней, проведенных в городе, Энтони успел неплохо обжиться на новом месте. Забот у него не было никаких, жители, как один, выказывали всяческое желание помочь новоявленному пастору, но по пустякам никто не беспокоил, что было Комптону только в радость. Он, как человек посетивший церковь всего три раза в своей жизни, да и то по причинам далеким от единения с Богом, очень слабо представлял свои служебные обязанности. Но совершенно не печалился по этому поводу. Глядишь, когда время придет - там и разберется что к чему. Не в первый раз.
Сейчас же голова Энтони была забита другими мыслями. Деньги, завернутые в его старую рубаху, лежали в ящике под кроватью, но держать их в доме было опасно. Случись какая заваруха, что придется удирать, вряд ли ему предоставится возможность вернуться за своим добром. Значит надо было припрятать его до поры. Тем более, что задерживаться в Амистаде надолго Комптон не собирался.
В дорогу пастор снарядился с самого утра. Без вопросов не обошлось, но он что-то наплел про обездоленных несчастных, живущих на отшибе и оставленных без внимания божия, после чего подстегнул коня и, сопровождаемый повизгивающим от удовольствия Максимилианом, скрылся из виду, предоставив вопрошающим самим додумать остальные ответы.

Время приближалось к полудню, а подходящий тайник так еще и не был найден. Мест то безлюдных вокруг было завались, но все они для Энтони казались на одно лицо. Пару раз он, как ему думалось, очень удачно прятал награбленное, запоминая ориентиром кучу сложенных камней или поваленное дерево, но стоило ему отъехать какую-то сотню ярдов, как попадалась еще одна куча и еще, а уж поваленных деревьев и вовсе было не сосчитать. Комптон чертыхался и возвращался забирать припрятанное. Заблудиться пастор не боялся. Максимилиан, в отличие от него, прекрасно ориентировался на местности. Но не доверишь же псу тысячу долларов?
Впереди замаячил старый и, судя по виду, давно заброшенный сарай. "Весьма удачно." - Решил для себя Энтони, направляясь к нему. Такую примету сложно позабыть, да и лучше что-то вряд ли попадется - выбирать не приходилось.
Привязав Водопада к ближайшему деревцу, пастор осторожно подошел к задней стенке покосившегося сооружения. Прислушался, но внутри не раздавалось никаких звуков, поэтому мужчина обошел сарай в поисках двери, которая, на его счастье, была не то что не заперта, но даже как-то очень услужливо распахнута. Отказываться от такого гостеприимства Комптон не стал и шагнул внутрь, замерев на пороге.
Пахло конским навозом, прошлогодней соломой и сыростью, а еще чем-то мерзким, отчего мужчину замутило, но он, судорожно вздохнув, пересилил рвотный позыв и сделал еще пару шагов. Стол, погасшая лампа под потолком, ведро, сломанная лестница у стены, затушенный костер - сарай явно был не настолько необитаем, каким казался снаружи. Энтони уже собирался убираться прочь, как что-то блеснувшее на полу привлекло его внимание.
Говорила ему мамочка, что любопытство не доводит до добра. И что тем, кто меньше сует нос не в свои дела, тем не являются во сне окоченевшие трупы с засохшей кровавой пеной на губах. А за качество своих снов Комптон теперь не даст и цента. Как и за чистоту собственной рубашки, рукавом которой он вытер рот после того, как оставил на соломе рядом со жмуриком весь свой завтрак. Интерес к сараю тоже мигом пропал. Ну его, к чертям собачьим, с такими сюрпризами. Судорожно глотая свежий воздух, Комптон на негнущихся ногах вывалился за порог и, спотыкаясь на каждом шагу, вернулся к привязанному жеребцу, с явным намерением валить отсюда, пока сам цел.
Где-то впереди захлебывался лаем Максимилиан.
Энтони окликнул его, но пес проявил редкое упрямство и проигнорировал призыв хозяина. Разбрасывая вокруг себя комья земли, он явно нашел что-то интересное, а теперь хотел поделиться своей находкой с Комптоном. Пастор, припомнив всю собачью родню до седьмого колена, тронул поводья и направил Водопада в сторону беснующегося Макса. Ему хотелось скорее убраться из этого места, даже если придется пинками гнать собаку к дому.
- Угомонись ты уже, скотина, - грозно попросил Энтони, снова спешиваясь, - если это окажется какая-нибудь дохлая крыса, я...
Договаривать он не стал. На земле лежала девушка. Видок у нее был тот еще. Побирушки в нищенских районах его родного Плимута и то выглядели краше. А тут растрепанная, бледная, как смерть, да еще и бесстыдно выставившая напоказ все свои прелести. И, как пить дать, связанная с тем жмуриком в сарае. Может она его и укокошила, но силенок не рассчитала и свалилась, не успев скрыться с места преступления. Комптон сплюнул, решая: стоит забрать эту замарашку с собой, или бросить ее здесь, на съедение диким зверям. В том, что девица еще жива - сомневаться не приходилось. Но в том, что она доживет до города сомнения были, причем очень большие. Возиться с еще одним трупом не хотелось. Хватило ему на сегодня с лихвой.
- Эй, мисс... Как вас там? Вы живы? Очнитесь. - Энтони все же присел возле девушки и осторожно похлопал ту по щеке. Дальше за дело взялся Максимилиан, который, в отличие от хозяина, осторожностью не отличался, поэтому просто облизал лицо замарашки шершавым языком, пару раз ткнувшись носом ей в ключицу, и снова залился звонким лаем, который, по мнению Комптона, и покойника бы поднял.

+3

17

Очнулась Эстелла от облизавшего её собачьего языка, шершавого и мокрого. Голос мужчины, окликнувший девушку, прозвучал как-то смутно. Зато инстинкт - женский и христианский - заставил свернуться клубочком, закрывая обнажившееся в разрыве платья тело. И только потом несчастная обратила внимание на стоявшего рядом.
- Пастор... - слабым голосом прошептала Эстелла. - Помогите... Пожалуйс... та...
Пересохшие от жара губы отказывались повиноваться, лицо пылало, жар и озноб вперемешку набрасывались на расхворавшуюся. Сообразив, в каком виде предстала перед пастором, девушка поспешила представиться и развеять его возможные выводы.
- Я... дочь доктора... Ортега... - с трудом выговорила еле живая Эстелла. - Меня похитили... друг того, в сарае. Заставил... сделать... операцию... Но он умер...
Про дождь, вызвавший простуду, говорить не стала, и без того на простые фразы ушли почти все силы. Пастор и сам знал, что ночью город полил сильнейший ливень. Только бы он помог! Всего лишь надо отвезти домой. И так, чтобы не увидел никто, иначе конец репутации. Хотя если священник привезёт закутанную в плащ прихожанку, дурного подумать не должны. Мало ли, гуляла девушка, а он подвёз. Плащ возле сарая. Правда, его сложно заметить - пыль равномерно выкрасила тёмно-зелёную ткань в грязно-серый оттенок.
- Пожалуйста... Заберите... меня... отсюда... - взмолилась Эстелла.

Отредактировано Эстелла Ортега (2014-01-30 00:51:46)

0

18

Максимилиан знал свое дело - девица очнулась очень быстро и даже заговорила, что было совсем уж удивительно, учитывая ее состояние. Комптон только усмехнулся, видя как она ерзает по земле, неуклюже пытаясь прикрыть обнаженное тело. Его внешний вид девчонки не трогал совершенно. В Амистаде он уже успел пару раз пройтись мимо местного борделя. Вот там дамы были все как на подбор - кровь с молоком, а здесь даже смотреть особо не на что. Не удивительно, что девица решила заниматься этим самостоятельно. В приличном заведении такую малявку даже на порог не пустили бы.
- Какой доктор? - Девица пыталась что-то произнести, но бессвязное бормотание больше напоминало горячечный бред, и Энтони тщетно старался уловить хоть толику смысла в сказанном. Правда слова "сарай" и "умер" он разобрать сумел. И остался вполне доволен тем, что интуиция его не подвела - девчонка действительно знала о жмурике в сарае. И, скорее всего, сама и прирезала беднягу. Видимо заломила непомерную цену за свое "добро", а когда несчастный искренне возмутился и попытался добиться скидки - она ему ее и организовала ножом под ребра.
- Бесстыдница! - Заклеймил Комптон девицу, отгоняя от нее разыгравшегося Максимилиана. Она, между прочим, сама напомнила Энтони, что он теперь является лицом духовным, а значит должен блюсти честь граждан Амистада. И обличать преступниц, даже таких юных. А какой повод втереться в доверие к местной власти? Конечно, гнать девчонку пинками по улице он не станет. Вдруг там в сарае лежит добропорядочный отец семейства, которого эта чертовка сманила своими прелестями на путь порока и разврата. От такой огласки люди только косо смотреть станут. Но в офис шерифа он ее сдаст, а там уже не его забота.
- Заберу, конечно, как же иначе. - В голосе Комптона не было ни намека на сострадание и человеколюбие. Впрочем, честности ради следует заметить, что лежащая девица тут была ни при чем - новоиспеченный пастор в принципе своем не имел тяги к "возлюбить ближнего своего". Им сейчас двигала исключительно возможность повернуть ситуацию с выгодой для себя. К тому же девчонка, хоть и выглядела отвратительно, помирать явно не спешила. Ну и на том спасибо.
Девицу следовало бы во что-нибудь завернуть, но в сарай Энтони идти не собирался. К счастью, недалеко от того места, где она лежала, на земле валялась грязная, покрытая серой пылью и влажными разводами тряпка, при ближайшем рассмотрении оказавшаяся плащом.
- Вот так-то лучше будет. - Обратился Комптон то ли к девице, то ли к Максимилиану, послушно занявшему свое место возле жеребца. Пастор накинул плащ на девчонку, поднял ее на руки и водрузил на Водопада, раздраженно прядающего ушами. Ему явно не нравилась двойная ноша, которую его заставили тащить, но Энтони был неумолим. Крепко обхватив преступницу за талию, он подстегнул коня, бросив, поджидавшему его псу, короткое: "Домой!" О том, чтобы вести жеребца неспешным шагом, давая измученной девушке хоть немного отдыха - не было и речи. Комптона меньше всего на свете сейчас заботило удобство его спутницы. Так что в Амистад они въехали минут через двадцать, вихрем проносясь по главной улице, и не давая горожанам даже возможности позубоскалить. Водопад послушно остановился только возле офиса шерифа. Энтони спрыгнул на землю и даже успел подхватить почти свалившуюся девицу, которую в здание пришлось практически тащить волоком. Тут уж было не до любопытных глаз. Правда в самый последний момент Комптон все-таки вспомнил, что он пастор, а значит следует придать своему лицу хоть какое-то подобающее выражение.
- Мне нужен шериф, - возвестил он о своем приходе, поспешно закрывая дверь перед носом у какой-то не в меру прыткой старухи, решившей сунуть его в чужие дела.

+2

19

Хочешь рассмешить Господа - расскажи ему о своих планах. Или хотя бы просто подумай о них.
С утра Волк оказался втянутым в хлопоты по подготовке грядущего покерного турнира. И ладно, если бы это была просто беготня... так нет же: приходилось драть глотку и много молоть языком, доказывая шумным спорщикам из организационного комитета несостоятельность предложенной ими системы охраны. От этого Грей всегда уставал куда больше, чем от любой физической нагрузки. И только он выпроводил из офиса комитетчиков, обещавших обдумать его замечания, выкурил сигару, наслаждаясь наконец-то наступившей тишиной, и подумал о том, что можно было бы пойти поесть, как дверь распахнулась, и в помещение ввалился какой-то мужик. Да не один, а со спутницей. Похоже, в стельку пьяной и не способной  держаться на ногах. Мужик был Волку не знаком, и отозвался он на его вопрос не слишком любезно:
- Ну, я шериф. А вы кто?
И тут, же присмотревшись, заметил выглядывавший из-под плаща воротничок.
Черт подери, это, похоже, новый пастор. Когда он в городе объявился... Дня два назад? Или три? Хреново, что не так и не успел дойти до него, познакомиться.
Пришлось срочно делать хорошую мину при плохой игре.
- Впрочем, я уже понял. Вы наш новый пастор. Я шериф Грей. А кто это с вами?
Интонации шерифа стали гораздо более любезными. И заинтересованными.
Волк обошел пастора, наклонился, заглянул в лицо его спутнице, про себя отмечая ее грязный плащ и почти непристойный внешний вид.
- Добро пожаловать в Амистад, ваше преподобие. Сожалею, что первые впечатления о своих прихожанах вы будете вынуждены составить по этой юной особе.
Покачав головой, Дэвид перенес свой стул на середину комнаты.
- Давайте, я помогу вам усадить ее. Она пьяна?
Спиртным от девушки, вроде, не пахло. Но Грей не всегда доверял собственному обонянию. Особенно когда речь шла о запахе алкоголя. Он практически перестал ощущать его еще во времена беспробудного пьянства.
- Это дочь врача нашей федеральной больницы. Мисс Эстелла Ортега. Где вы нашли ее, преподобный...
Небольшая пауза была рассчитана на то, чтобы пастор, наконец-то, назвал себя.

+3

20

" Не такую уж плохую работенку я себе выбрал." - Мысленно усмехнулся Энтони, глядя на залебезившего блюстителя порядка. И мстительно додумал: "Этот, небось, после шлюх с утречка в церковь бегает. Грехи замаливает."
Картинка коленопреклонного шерифа показалась новоиспеченному пастору весьма забавной, и он, пожалуй, не отказался бы лицезреть ее лично. Конечно, если это зрелище ничего не будет ему стоить.
- Рад знакомству, мистер Грей.
Комптон сделал вид, что не заметил изменившихся интонаций в голосе шерифа. И даже изобразил на лице некое подобие приветственной улыбки, правда она получилась натянутой еще и по причине того, что девица в очередной раз ушла в глубокий обморок и повисла на руках мужчины. Стул, предложенный законником, пришелся очень кстати.
- Энтони Комптон, - с трудом, но все же вспомнил свое новое имя пастор.
Девица покачнулась на стуле и едва не сверзилась на пол. Комптон, отошедший было в сторону, едва успел подхватить ее. Из-за двери было слышно, как скребется и поскуливает Максимилиан, расстроенный тем, что его не пустили внутрь.
- Мистер Грей, я счел своим долгом привезти эту девушку к вам, поскольку имею все основания полагать, что она убила человека. Я нашел ее возле старого сарая, в паре миль к югу от города. В сарае труп. На ее руках кровь.
То, что шериф узнал в девице дочку местного врача, ничего не доказывало. За свою насыщенную жизнь, Энтони не раз видел, как на скользкую дорожку становились люди и более благородных кровей.
- Бедное дитя ступило на путь порока и разврата, мистер Грей. Что делать приличной девушке одной, так далеко от города, да еще наедине с мужчиной? Мне остается только молиться о спасении ее души, а во всем остальном полагаться на вас, как на представителя законной власти Амистада.

+4

21

Обратный путь для Эстеллы оказался повторным адом. Еле живая от шока, простуды и беспамятства на холодной, сырой земле девушка оказалась увезена в город на лошади. Правда, не поперёк седла, но скачка была бешеной, и Эстеллу стошнило бы, если б было чем. Но сутки не евшая, она оказалась избавлена от нового позора.
Как смотрели горожане на закутанную в грязную тряпку фигуру, полумёртвая жертва похищения не думала. Она вообще ничего не могла думать, кроме безумного желания лечь.
Голос священника внезапно перебили интонации шерифа. Приходящая в себя Эстелла с ужасом услышала обвинения в убийстве. Внезапно накатил новый приступ слабости - по сути, пастор прав... она виновата в смерти того бандита. Единственное, что извиняет невольную убийцу - её заставили. И она пыталась спасти, а не убить.
С трудом выпрямившись, Эстелла сжала на груди плащ и подняла глаза на шерифа.
- Мистер Грей... - пересохшими губами прошептала девушка. Перед глазами всё плыло и качалось. Но объяснить шерифу, что произошло, было куда важнее самочувствия. Представитель должен знать, что дочь доктора не преступница! - Вчера вечером... в наш дом постучался мужчина. Он искал отца, потому что его друг был ранен и нуждался в помощи. Я сказала, что отца нет... и предложила привезти раненого сюда. Я бы посмотрела его... Может, позвала бы частного доктора или цирюльника... если ранение сложное.
Говорить было сложно. Страшная слабость, головокружение, общая усталость и последствия стресса образовали адский коктейль, который ни разу не шёл на пользу больной. А учитывая ещё дикий стыд из-за разорванного платья и грязной одежды... Девушке было адски паршиво. О том, что с испугу нахамила незнакомцу, Эстелла не сказала, решив, что тот увёз бы её в любом случае, пытаясь спасти дружка.
- Он связал меня и забросил в седло... - отдышавшись и откашлявшись, продолжила сеньорита. - В сарае, угрожая оружием... заставил сделать операцию... Но было поздно, к тому же я ещё никогда не делала операций одна, без помощи отца... К утру раненый умер. Мужчина пришёл в ярость... Порвал моё платье и пристегнул ремнём к трупу... Я с трудом... стащила на пол... тело... и скальпелем перерезала ремень... Но уйти не смогла, накануне был дождь...
Впрочем, пылающее лицо и раскалённая кожа говорили о болезни громче некуда. Силы ушли на объяснение, и Эстелла снова начала уплывать в обморок. Но прежде успела прошептать важную примету - разрисованное татуировками лицо похитителя. А затем осела на стуле, с трудом держась вертикально. Она сделала, что могла, пытаясь спасти свою репутацию и свободу. Если шериф не поверит - дело плохо. Её посадят в тюрьму. О том, что будут говорить местные жители, и думать страшно - как везде, в Амистаде обожали сплетни...

Отредактировано Эстелла Ортега (2014-02-03 01:07:09)

+1

22

О дочке  врача в Амистаде болтали всякое. Девушки на выданье и их мамаши видели в ней конкурентку в борьбе за  городских женихов. А эти самые женихи, сначала  кидавшиеся на хорошенькую девчонку, как ястребы на голубку, очень быстро отступали от испанки, разочарованные ее самоуверенной и дерзкой манерой вести себя с ними.
- Приятно познакомиться, преподобный Комптон, - кивнул Волк назвавшему себя пастору. - Прошу простить, что не сумел выбраться к вам сразу, как вы прибыли в  город. Накануне покерного турнира дел невпроворот. Но я постараюсь выкроить время и зайти к вам - убедиться, что вы обустроены должным образом. А что касается этой девушки...
Закончившая свой монолог Эстелла выглядела очень плохо. Похоже, расхворалась она не на шутку. И неизвестно, что было причиной этого: то ли расходившиеся нервы, то ли что-то другое. Например, нечистая совесть.
На подоконнике стоял кувшин с водой. Шериф наполнил кружку и подал ее девушке.
- Выпейте, мисс Ортега.
И снова обратился к пастору:
- От  многих я слышал, что кротость этой юной мисс не свойственна.
Вдаваться в подробности и рассказывать, что его помощник был одним из тех, кто испытал на себе остроту язычка Эстеллы, Грей не собирался.
- Не знаю, насколько ей свойственна лживость, но мне в ее рассказе кое-что кажется странным. По ее словам некто, приехавший за врачом и узнавший, что того нет дома, не отправился к тому, кто мог действительно помочь его раненному другу. Он почему-то  повез к нему мисс Эстеллу, которой  отец если и доверял что-то проделывать с пациентами, то наверняка это было нечто несерьезное... перевязка, допустим, или извлечение занозы. Но никак не операция по удалению пули. Девушка ведь должна была предупредить его об этом. Преподобный Комптон, вот как бы вы поступили, окажись на месте этого самого неизвестного? Стали бы после такого признания  увозить юную мисс к раненному другу и заставлять ее - не имеющую нужных навыков - делать сложную операцию? Или все же обратились бы к другому, настоящему врачу?
Слова девушки о том, что у того, кто увез ее к раненному, были татуировки на лице, не давали шерифу покоя. В ожидании ответа пастора, он вернулся к конторке, вытащил из ящика стопку листов - объявлений о розыске - и принялся перебирать и просматривать их.

+3

23

От одного только упоминания покерного турнира у Энтони радостно заблестели глаза. Но он быстро смекнул, что духовное лицо, дни и ночи напролет думающее о спасении души ближнего своего, никак не может прийти в восторг от подобной гнусности:
- Хрмгпх. - Так что невнятное бормотание пастора, спешно отвернувшегося к двери, вполне можно было принять, как за осуждение богомерзкого занятия, не подобающего образу человека, олицетворяющего собой закон и порядок, так и за банальное житейское: "Дела, я понимаю. Не стоит беспокоиться". Уточнять Комптон ничего не стал, и пока шериф пытался всучить в руки малахольной девицы кружку с водой, быстренько выглянул наружу, шикнул на скулившего Максимилиана, уверился, что Водопад по-прежнему привязан к столбу у крыльца, а народ Амистада не проявляет особой заинтересованности во внезапном уединении церковника и законника. Ну и заодно сумел вернуть себе безразличное, а местами даже опечаленное, выражение лица. Как-никак тут докторова дочка полюбовника прирезала. Горе-то какое!
- Так когда вы сказали будет этот, кхм, турнир? - Энтони уже взял себя в руки и теперь изо всех сил постарался, чтобы в голосе его прозвучало нечто такое, от чего любому здравомыслящему человеку станет понятно - не за-ради собственного любопытства он интересуется, а исключительно из праведного желания самолично засвидетельствовать грехопадение каждого, кто в нечестивом деле этом замешан будет. И отходить богохульников распятием поперек хребта. Чтобы впредь неповадно было.
- Я бы на месте неизвестного, мистер Грей, не доверил жизнь своего друга столь юному созданию, даже если бы она уверяла меня в своем умении врачевать. - Смерив шерифа напоследок осуждающим взглядом, "преподобный" решил, что дальнейшие разговоры о покере будут весьма подозрительны и свернул к привычным баранам, то бишь девице. Эстелле - так, кажется, назвал ее законник.
- Если, конечно, у этого неизвестного не имелось злонамеренного желания лишить своего друга жизни. Но если так, то не проще ли сделать это самостоятельно, чем впутывать в историю третьих лиц? Судя по рассказу, который нам поведала юная мисс, подобному человеку не составило бы труда довести начатое до конца. Если только... Поверьте, мистер Грей, мне больно произносить эти слова, но высшая справедливость в том, чтобы каждый отвечал за содеянное... Если только мисс Эстелла не причастна к этому коварному замыслу. И не пытается сбить нас с толку.
Комптон понуро опустил голову, молитвенно сложив руки на груди. Даже губами пошевелил для пущей убедительности. Только сам все равно следил за действиями шерифа. И его встреча с розыскными листовками не обрадовала пастора. Он, конечно, сильно сомневался, что слух о нем за такой небольшой срок донесся бы до Амистада, но само общество блюстителя порядка вызывало в нем трепет и противный холодок нет-нет да и пробегающий по позвоночнику.

Отредактировано Энтони Комптон (2014-02-09 05:12:26)

+2

24

Сквозь дурман, окутывающий сознание, Эстелла слышала разговор мужчин. И, в общем-то, была с ними полностью согласна. Ни один здравомыслящий пациент юной девочке не поручит лечение столь серьёзных ран, даже заверь она в способности их лечить. Реалии времени, что уж там. Так что логичнее всего было бы привезти Рори в Амистад, в больницу. А там Искра уже позвала бы цирюльника или коллегу-частного врача на помощь. Справились бы. С чего разрисованный решил забрать девчонку и заставить её резать дружка - непонятно. Разве что и не надеялся на выздоровление. Может, просто допросить хотел...
- Его дружка звали Рори, - прошептала через силу Эстелла. - Мистер Грей... я не могу сидеть. Пожалуйста, позвольте мне уйти домой... Или хоть на пол сесть. Мне очень плохо, температура.
Ну куда она денется-то? Просто полежит, полечится. Всё равно толку от больной девчонки никакого. Да и переодеться бы... На мытьё уже сил не останется, это факт. Да и не стоило бы при температуре.
Интересно, как домой-то ехать? Опять в грязном плаще и в седле пастора? Он, судя по всему, не верит спасённой. Ну конечно, она ж преступница, зарезала любовника... или что он там себе навообразил? Пули, кстати, так и остались вместе с инструментами в том сарае. Так что если там всё осмотреть, то можно увидеть. Кстати, покойника бы похоронить не мешало. А то "ароматы" по осенней жаре далеко расплывутся.

0

25

- Турнир будет совсем скоро, - рассеянно отозвался Грей, полностью поглощенный изучением изображений на розыскных листах. - Как только решится вопрос  с охраной призового фонда. Оргкомитет оповестит о дате начала за две недели до нее.
Закопавшийся в бумажках шериф как-то даже не придал значения тому, что богомерзким сборищем интересовалось лицо духовное. Причем, непонятно с какой целью: то ли подать заявку на участие, то ли проклясть участников турнира.
- Вот!
С вынутым из стопки листком в руках  Волк подошел к пастору.
- Посмотрите, преподобный, кажется, мисс Ортега описала нам этого типа. 
Давая возможность пастору рассмотреть изображенное татуированное лицо, шериф обратился к девушке:
- Вот видите, мисс, преподобный Комптон, окажись он на месте вашего посетителя, поступил бы именно так, как и любой другой здравомыслящий человек. Зная теперь, кто именно увез вас, я очень сильно сомневаюсь, что этого типа можно назвать тем, кем вы его пытаетесь нам представить. То есть, дураком. Тот, кто достаточно долго успешно скрывается от правосудия, таковым не может быть. Иначе он уже давно гнил бы где-нибудь: либо мертвым в земле, либо живым в тюрьме. Ваше преподобие, вы согласны со мной?
На самом деле, шериф в согласии собеседника не нуждался. Ему просто надо было плавно перейти к тому, чтобы препоручить девчонку, действительно выглядевшую совсем больной, пастору. Уж раз он привез ее в офис, то и до дому довезет, не переломится. Пусть перейдет от привычных для него разговоров о милосердии к конкретным поступкам.
- Поэтому, мисс Ортега, у меня есть все основания для того, чтобы заподозрить вас в том, что вы, увлекшись этим мужчиной, согласились оказать ему помощь, и помогли отправиться на тот свет некоему Рори. Возможно, свидетелю преступлений  этого вашего дружка Бёрка.
Шериф аккуратно забрал листок из рук пастора, в упор взглянул на него.
- По закону мне надо было бы задержать мисс Эстеллу до выяснения обстоятельств преступления. Но учитывая болезненное состояние девушки, я не стану запирать ее в камеру. А попрошу вас, преподобный Комптон, отвезти эту...
- Грей наморщил лоб, припоминая подходящую библейскую формулировку.
- ... заблудшую овцу домой, к отцу. И сообщить ему, что мисс Эстелле запрещено покидать пределы Амистада до выяснения правдивости ее рассказа и степени виновности. Или получения доказательств того, что она невиновна в смерти этого самого Рори. Для чего я сейчас съезжу на место преступления. Где вы обнаружили труп?
Шериф убрал стопку листов в конторку, портрет Берка положил на стол, придавив его мышеловкой.
- Не будем терять времени, мистер Комптон.

+1

26

"Скоро" в интонациях шерифа прозвучало так, что Энтони понял - ждать придется долго. Но ждать он умел, а местечко здесь казалось ему все более привлекательным. Все лучше, чем прятаться по чужим сараям и конюшням и бояться высунуть нос на улицу. Никто же не заподозрит в благочестивом пасторе мошенника и вора.
Грей тем временем отыскал среди своих листовок нужную. Комптон машинально взял ее, повертел в руках и покачал головой, поджав губы. Рожа с бумажонки на него смотрела премерзкая, а вот девица, похоже, не лгала, что видела этого парня. Описала его очень точно. Правда, если бы Энтони не сомневался в наличие у нее мозгов, он бы выдвинул еще одну версию о том, что такого голубчика запросто можно запомнить из рассказов, коими мамаши пугают непослушных детей по ночам, а потом превратить в своей версии в злодея, похитившего невинную овечку с порога отчего дома. Но деваха не выглядела настолько сообразительной, да и Комптон уже просто изнывал от желания поскорее убраться из офиса законника подальше. И так проторчал здесь слишком много времени. Так что даже если докторова дочка врала, как сивый мерин, Энтони было на это плевать. В конце концов, он свой долг выполнил, а дальше уж пусть шериф разбирается. Ему за это деньги платят.
- Я уверен, мистер Грей, что эта несчастная девушка не станет перечить вашему слову. 
К счастью, законник, кажется, жаждал избавиться от присутствия пастора ничуть не меньше. Правда и Эстеллу эту спихнул для транспортировки к ее папаше, но это была меньшая из бед. Комптон бросил на обморочную девицу брезгливый взгляд, тихонько вздохнул и принялся аккуратно заворачивать ее в плащ, стараясь скрыть разорванное платье. Может быть, если где-то там наверху действительно сидит некто, именуемый себя Богом - ему зачтется столь благое дело. В счет будущих прегрешений.
- К югу от города, мистер Грей. - Не прерывая своего занятия, откликнулся Комптон, махнув рукой в нужном направлении. - Минут пятнадцать верхом. Увидите старый сарай. Не ошибетесь. Потерпите, мисс Ортега, скоро я доставлю вас домой.
Последние слова относились к девице и были сказаны достаточно громко, но мягко. Роль служителя божьего, по мнению бывшего карточного шулера, оказывалась не так уж и сложна.
Осторожно подхватив Эстеллу на руки, Энтони бросил красноречивый взгляд на шерифа, но тот и сам догадался открыть дверь, выпуская пастора на улицу. Максимилиан, пригревшийся на солнышке у крыльца, тут же вскочил на лапы, радостно виляя хвостом. Водопад же в этот раз проявил удивительное равнодушие к своей ноше, а может чувствовал, что девушка очень слаба и поэтому не делал лишних движений. Комптон коротко кивнул Грею и повел коня в сторону городской больницы, где, по словам шерифа, и проживал доктор с дочерью. К счастью, пастор в городе был новым человеком, что исключало панибратское отношение со стороны горожан, попадающихся навстречу их процессии. А значит и лишних вопросов удавалось избегать, хотя бы заданных вслух. Энтони было все равно, но Эстелла вряд ли бы обрадовалась подобному вниманию сейчас. Хотя она, кажется, снова впала в небытие, и Комптону оставалось лишь придерживать ее на лошади, да следить за тем, чтобы плащ не сильно сползал, открывая всем желающим дивные виды на тело юной девицы.

Отредактировано Энтони Комптон (2014-02-16 01:14:38)

+1

27

До больницы добрались без приключений. Но, видимо, слухи в этом городишке все-таки опережают события. Пастор не успел еще остановиться, как из дверей им навстречу буквально выбежал мужчина, причитая что-то на испанском. Внешнее сходство с девицей не оставляло сомнений в личности этого человека.
"Отец!" - сообразил Энтони, обращаясь к доктору. Вдвоем они внесли Эстеллу внутрь, где вокруг девушки тут же захлопотала одна из сестер милосердия, ужасаясь ее виду и порванной одежде. Комптон же остановил мистера Ортега, хотя было видно, что тому не терпится заняться дочерью и только уважение к духовному лицу сдерживает его порыв. Но пастор хоть и сделал скорбную мину, все же подробно поведал мужчине о том - где и при каких обстоятельствах отыскал его разлюбезную дочурку. Кое-что даже приукрасил слегка, сгустив черные краски шерифского гнева и угрозы запереть девицу за решеткой, если она попробует выкинуть еще что-нибудь подобное.
- А я то, было, уже расстроился, что у меня лошадь захромала и мне вернуться пришлось. Как чувствовал, что произойдет что-то плохое. - Доктор мужественно выслушал рассказ Энтони, пообещал, что проведет с Эстеллой воспитательную беседу и займет девчонку чем-нибудь более подходящим, нежели врачебные штучки, после чего скрылся в комнате, забыв даже попрощаться с пастором. Комптон равнодушно пожал плечами и вышел на улицу. Его расстраивало только одно - он так и не нашел тайника для денег, лежащих у него за пазухой.

После отъезда пастора и дочки доктора Грей не стал задерживаться в офисе.  Стоило поторопиться, чтобы осмотреть сарай, в котором лежал труп. Пока туда не наведались койоты, возможно, не побрезгующие даже такой пищей.
К месту предполагаемого преступления шериф добрался быстро. И увидел картину, которая в точности соответствовала тому, что описал преподобный Комптон. Труп белого мужчины, рядом с ним на соломе - содержимое пасторского желудка.  Волк внимательно осмотрел  шов на животе покойного, прикрытый куском относительно чистой тряпки, ремень, обвитый вокруг его руки. Неровно обрезанный  скальпелем, который обнаружился тут же, рядом с телом. Оставалось только найти основные улики. А именно то, что  девица извлекла из внутренностей бедолаги. Кстати, лицо его показалось шерифу смутно знакомым. Скорее всего, оно  красовалось на одном из розыскных листов, лежавших в офисе.
Поиски пули были недолгими. Она нашлась среди  заскорузлых от засохшей крови тряпок, которыми, видимо, самозванная "докторша" вытирала кровь во время операции. По всему выходило, что мисс Ортега не врала, рассказывая о том, что  тип с татуированной мордой заставил ее поковыряться в кишках приятеля. Видимо, денег на оплату  работы частного хирурга у него не было, "доктора для бедных" дома действительно не оказалось, потому-то девице и досталась роль как раз того самого рака, который на безрыбье сошел за рыбу. Увы, неудачно - и для пациента, и для горе-хирурга. Но как бы тот ни было, труп все же следовало  доставить в Амистад. Уже хотя бы потому, что покойник наверняка числился в розыске. А заодно не мешало бы уточнить, действительно ли дочка доктора не была виновницей его смерти.
Пожалуй, стоит поискать того урода, который  использовал юную дурочку. Тем более, что за его татуированную рожу обещана неплохая награда.
Эти мысли вертелись в голове Волка, пока он заворачивал  покойника в старую попону, найденную в этом же сарае, и привязывал груз к седлу. Дорогой ему было не до размышлений: снова пошел дождь, и ему пришлось следить, чтобы тело не свалилось, когда Тоби, не любивший потоков воды с  неба, припустил во весь дух домой, в сухое и теплое стойло.

+1


Вы здесь » По закону кольта » Форт Нокс » Доктор? Пройдёмте!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC