Гостевая Правила О городе Персонажи от игроков Акционные персонажи Занятые персонажи Шаблон анкеты Реклама Баннеры партнеров




Дата: осень 1873 года - весна 1874 года
Место действия: Юта, город Амистад
    Silver spur.. Сообщество по Дикому Западу вКонтакте
Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
НА ВАШИ ВОПРОСЫ ОТВЕТЯТ: ДЭВИД ГРЕЙ, ЭСТЕЛЛА ОРТЕГА
Дикий Запад. Бескрайние просторы прерий, горы, скрывающие золото, серебро и древние клады. Кольты, плюющиеся смертоносным свинцом. Яркие, как степной пожар, характеры покорителей этих земель, и их истинных хозяев, не желающих уступать им без боя. Оставайтесь с нами, станьте одним из них. Седлайте коня, время не ждет!

По закону кольта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » По закону кольта » Настоящее » Маленькая ночная серенада


Маленькая ночная серенада

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Время действия:
Середина ноября 1873 года, спустя несколько часов после знакомства Генри и Бертрама.

Место действия:
Салун, после дом шерифа.

Действующие лица:
Бертрам Кластер, Генри Морган, Дэвид Грей, Ева Бейли.

Синопсис:
Итак, два начинающих кладоискателя познакомились и решили отметить это знакомство. Отметили настолько хорошо, что в них проснулась смелость для романтических безумств, которые они, не медля, двинулись совершать. Вот только адресом немного ошиблись...

Отредактировано Генри Морган (2015-11-19 16:28:13)

+1

2

...Место действия - салун, спустя довольно приличное время и ещё более приличное количество выпитого виски.
Генри сидел, подперев голову рукой - ибо просто так в вертикальном положении она не держалась. Голова, в смысле, не рука. Хотя рука тоже держалась не так чтобы уж... В общем, доблестный кладоискатель изо всех сил старался сохранить вертикальное положение и внимать тому, что ему говорит Бертрам.
А Бертрам говорил много. Понесло его конкретно - то ли от выпивки, то ли от любви, то ли от того и другого вместе. Сначала он просто восхвалял красоту своей возлюбленной, неисчислимые достоинства её характера, манеры и так далее... И в конце концов вообще окончательно перешёл на стихи. Морган бы заснул, но виски и на него подействовал своеобразным образом, сделав решительного техасца чувствительнее и отзывчивее. Он мечтательно улыбался, слушая трескотню Кластера и даже едва не прослезился.
- Слушай, те бы книги писать! - воскликнул он наконец. - Я ща расплачусь, чесссно слово... И ты говоришь, она тебя не замечает? Даже вообще не знает, что ты так к ней относишься? Слушай, это непорядок! Надо ей сказать! Куда она смотрит, если не видит у себя под носом такого славного малого, как ты! Хошь, я сам скажу?
И Генри даже сделал попытку приподняться со стула, но она не увенчалась успехом. Пьяный кладоискатель рухнул обратно. Тем более, Бертрам его остановил - замахал руками, как ветряная мельница, запротестовал, что, мол, он рыцарь у подножия башни, и ему доставляет удовольствие просто сам процесс восхваления Прекрасной дамы на расстоянии. Генри и трезвым-то такую чушь понимать отказывался, а уж на пьяную голову... Берту пришлось немало потрудиться, чтобы растолковать своему новому другу, в чём тут суть. Однако Морган всё равно отказывался принимать такую глупость.
- Слушшшай, это всё шшшушь собашья! - заявил он, от души хряпнув кулаком по столу, для убедительности. - Если б все были как ты... весь род челаэчский уже б давно повымер! Ну, будешь ты там трындеть внизу, любуясь на неё издали... а толку? Шшо зря время тратить? Может, она вообще того не стоит, если ты её и вблизи-то не видел? Может, она тя там наверху ващщще не слышит? Может, она глухая... Так и протрещишь там всю жизнь, пока не увидишь, как её у тебя из-под носа уведёт кто-нибудь, кто предпочитат дело делать, а не вздыхать где-то за милю отсюда... Так шшшто иди и щщщазже признавайся ей в любви, поал? И вот всё то, что ты мне тут плёл, повторишь ей. А то на какого шорта мне-то это фсё слушать, я что ль дама твоя... Иди-иди, рыцарь... у подножия башки... то есть, башни...

Отредактировано Генри Морган (2016-06-06 12:43:53)

+1

3

- Объ...обязательно наппишу! Про приключения в поиске... - Бертрам посмотрел на друга, который слегка двоился и расплывался. Определённо, им хватит. Когда твой собутыльник двоится - вы определённо оба выпили достаточно - вы же пили одинаково. - В поисках ...клада? Что мы клали? И куда? Не важно, я уже помню - пианиста, ему не стоило так напиваться. И там будет пустыня. Как метафора одиночества человеческой.. души. А под этой башней скрыт клад, но чтобы его откопать, нужно разрушить башню. И герой получает карту в... бутылке, едет в пустыню, чтобы найти клад и стоит там, как идиот, потому что как он будет разбирать башню голыми руками?

Но метафоры не устраивали его нового друга, который предпочитал действовать. Объяснится с Евой или написать книгу... нужно было выяснить и остановить его в случае книги с объяснениями для Евы. И с объяснениями.
Мир вокруг немного качался, потому что Бертрам вскочил остановить Генри, представив, как они в два пьяных... пятачка пытаются рассказать Еве какую-нибудь историю, от которой она сбежит ещё дальше. Прекрасная дама, к которой приползают на порог два рыцаря, отравленных выпитым ими же алкоголем? Нет, он не допустит, чтобы всё стало ещё хуже!

- Куда мы пойдём... мы... Генри, помоги вспомнить... мы пьяные! Куда мы пойдём пьяные?! - в минуту опасности Бертрам соображал безупречно. Правда, он ещё никогда не встречал опасность пьяным, и это создало некоторые проблемы. Раньше социальная пропасть оберегала его и его друзей, во время их посиделок в пабах, от мест, где они могли встретить настоящую опасность и Бертраму никогда не приходилось быстро думать, забывая, как говорить .

- Куда мы пойдём пьяные - во-первых, - повторил Бертрам. - Во-вторых, она сбежала... как только я отвернулся, в буквальном смысле, так что, когда я... далеко внизу от неё, она будет... счастлива. И не станет стрелять, - сказала здравомыслящая часть Бертрама.

- И Сэмюэль... не съест, - добавила другая.

В алкогольном дурмане, Генри начал приобретать жуткие черты бандита, с черной повязкой на глазу, без ноги и попугаем на плече, угрожающего Еве, что его друг Бертрам замечательный человек!
Бертрам встряхнулся. Попугай пропал, нога отрастала, глаз из под шляпы не показался, но Бертраму и этого хватило.

- И я даже не помню, где она живёт! - честно заявил он Генри. По правде сказать, Бертрам не смог бы найти сейчас, где живёт и сам -  Амистад очень запутанный город...

Отредактировано Бертрам Кластер (2015-05-17 05:17:14)

+1

4

Если Кластер ещё умудрялся после столь обильных возлияний сохранять какие-то остатки здравомыслия, то его новый товарищ их уже давно и прочно утопил в неизвестно котором по счёту стакане виски. Но признавать этого не желал.
- Хто пьян?! - возмутился Морган от всей души. - Это ты, может, уже пьян, а я трэзфф, как стеклушко... Так шо я к ней и пойду, и всё про тебя расскажу, раз ты пьяный... Куда сбежала? От меня не сбежит! Щас поймаю и вообще её сюда приведу, и ты её всё споёшь и расскажешь... Хотя не, ты тут не пел ещё вроде... О, слушай, а это идея! Так даже лучше! Иди и спой ей эту, как её... сре... сря... короче, чёрт её выговорит! Тебе лучше знать, ты в таких делах лучше разбирашься... Но ты понял про что я, да? И заходить никуда не надо, стоишь, как ты там сказал, под балконом.. А у неё есть балкон? Ну, под окном. Можно под дверью... наверно.
Энтузиазм Генри было уже не остановить.
- Ты мне чего тут плёл? Что петь надо ночью под окном, так? Щас ночь? Ночь. Окно найдём. Не знаешь, где живёт - спросим. Тут что, много портных, что ль? Подскажут, где её дом, пошлют куда надо... То есть, не, не пошлют, если пошлют - я сам пошлю... Короче, говоря, пошли!
Техасец внушительно поднялся - на сей раз ему это, как ни странно, удалось - и решительным жестом выволок Бертрама из-за стола.
- Пошли-пошли, надо брать коня за рога... то есть, быка за вымя... Тьфу, чёрт, ну ты меня понял, - разящий спиртным буксир потащил несчастного англичанина к выходу.
- А то, что ты пьян, ты не волнуйся, - заботливо успокаивал Генри друга. - Ты щас на улицу выйдешь, тебя свежим воздухом обдует, и протрезвеешь...
Так двое пьяных рыцарей отправились на поиски подвигов и приключений...

Отредактировано Генри Морган (2015-05-21 16:22:59)

+2

5

- Как же ты не пьян, когда мы выпили... целых четыре бутылки? - Бертрам относился к ситуации трезво, несмотря на своё состояние, и понимал, что у него двоится в глазах, а значит, бутылок не может быть восемь. Максимум - пять или шесть - что-то там звенит под ногами...
Нужно сказать, что Бертрам ошибся - бутылок всё же было восемь, в глазах у него двоилось, поэтому он посчитал и те, что упали на пол.
Именно этим и можно объяснить то, что предложение спеть сренаду... сирену, серинаду... срена... ересть! - показалось Бертраму очень здравым предложением.
(Объяснить можно. Но наутро эти аргументы почему-то показались Бертраму недостаточными. Но это было утром.)
Во-первых, это романтично, и соответствует служению Прекрасной Даме. Во-вторых, у Евы не было балкона, чьё отсутствие лишает её... сирен под окном, а это несправедливо. А джентльмен должен искоренять несправедливость, в любом состоянии.

- Генри, ты... очччень умный человек, дружжище!! - вскочил Бертрам и не обращая внимание на то, что стол качается, стал объяснять Генри, как он с ним согласен.
- Мне надо спеть! Ей! Под... этим... окном!! Или под дверью, - признал Бертрам, когда всё же упал на стул, который появился внезапно под ногами. Стул тоже был упавший, поэтому Бертрам сел на его бок, между ножек, и решил счесть это признаком того, что спеть надо, но в таком состоянии, он может не найти нужное окно - эта ужасная мода делать их такими одинаковыми и наверху!

- Откуда я знаю, много или нет, я только сегодня приехал! - взобрался по столу наверх к другу, и бутылкам, Бертрам. - Может, тут город... где одни портные.
И ещё эти портные развлекаются тем, что проводят женские бои. Воображение Бертрама нарисовало порочных закройщиков и швей, строчащих прямо во время боёв... и Бертраму захотелось, чтобы в мире прямо сейчас, произошло что-то хорошее. Никакого зла, хоть и абсурдного... Подумаешь, вот он, тоже абсурден... и что? В мире книг, где он "живёт, как ребёнок", есть то, чего не встречаешь в окружающем мире. То, что он почти никогда не видит... Ни он, ни кто-то вокруг. Поэтому, идите вы все... на стул, а мы с моим другом пойдём и споём! Громко и красиво!!

- Пошли, споём кажжжждому портному!! Город маленький, будет слышно и даже если будем петь не там! - Бертрам был готов повести весь бар петь хором, но пианист, сидящий за несуществующим пианино, наотрез отказался, посетителей уже не было, а бармен за стойкой спорил со своими братьями-близнецами и сестрами-близнецами и призывы "запеть зло и несправедливость мира" эта удивительная семья, порождённая пьяным разумом Бертрама, проигнорировала.         

Серенадисты двинулись к выходу, и тут Бертрама посетила Идея. Она ждала этого часа, притаилась там ещё с тех пор как он въехал в город. Она ждала и вызревала.

- Но шел я к ней от офиса шерифа! - вспомнил Бертрам. - И всё время прямо... сначала направо прямо. потом... направо опять прямо... Генри, так я дорогу знаю! Побежали скорей, пока я не протрезвел! Если протрезвею, мы тут заблудимся!

... Бертрам частично протрезвел на середине пути. Поэтому и заблудились смелые герои частично.
Гуляющие в поздний час любопытные прохожие с готовностью подсказали им, где офис шерифа. Почему-то не спящие в своих домах не-прохожие - тоже. Но выражения, что они использовали при этом, предполагали путь, как минимум, через анатомический театр с разнообразными отклонениями развития тела, поэтому, пожалуй, неудивительно, что серенадисты заблудились.   

- "Моя любовь, припал к товим... твоему краю плаща я!
Позволь увидеть светлый лик хоть на мгновение!... Нет, что-то не в рифму..."
- не специально и музыкально, приятным, но слишком громким в час ночи баритоном, мстил окружающим, Бертрам.

Объяснив, что ночью от портняжного офиса шерифа им нужен чепчик, Бертрам и Генри получили маршрут более понятный.

По дороге, Бертрам назвал себя идиотом и сказал, что для серенады обязательно нужны цветы, раз уж у них нет гитары или пианино, которое долго тащить из салуна, и к тому же оно не существует.
Прикрывать отсутствие пианино пред Евой, доверили неизвестно как и где найденному кактусу. Он очень красиво цвёл и было решено, что такую красоту уничтожать нельзя, поэтому кактус посадили в "горшок" из платка Бертрама, насыпав туда земли. 
И вот Генри и Бертрам снова пошли прямо направо, прямо направо и потом ещё раз, описали ещё один круг чепочного почета вокруг офиса шерифа - пребывая в совершенном неведении, о том, что они тут уже проходили, - скрылись в переулке... и тут Бертрам узнал дом, в котором живёт его путеводная, прекрасная, как звезды... на небе, Генри, ты не видел небо, куда оно пропало? 

Найдя: небо, кактус, Бертрама, Генри, голос Бертрама, окно Евы и ещё несколько необходимых настоящим рыцарям и джентльменам вещей, например, равновесие и опору - Бертрам прокашлялся. И снова ещё немного протрезвел.

Он тут пьяный, как свинья, начинает петь под окном Евы.

Надо сказать, что Бертраму не стоило беспокоится на этот счёт, потому что в своих скитаниях, они оказались на противоположном дому и лавке Евы концу Амистада, так что петь серенаду, он планировал совсем не под её окном.
А под окном шерифа Грея.
Но он его тоже очень уважал, и даже мог воспеть какую-нибудь оду, - так что наверное, было не о чем беспокоится.

- Я вас... любил... или не любил? - пробормотал себе под нос Бертрам и задумался. Любому разумному человеку - или тому, кто видел это с детства, - известно, что любовь сопровождается желанием быть вместе и восхищением всяческими добродетелями объекта любви. Но сейчас Бертрам хотел быть как можно дальше от Евы и спать, а восхищению добродетелями мешала выросшая на алкоголе обида на побег. Но если уж начал...

Заветное имя сказать, начертать
Хочу - и не смею молве нашептать.
Слеза жжет ланиту - и выдаст одна,
Что в сердце немая таит глубина.

Дом Евы, окно, сама Ева и, что самое странное, Сэмюэль - остались безучастны. Бертрам ощутил себя идиотом и стал петь громче. 

Так скоро для страсти, для мира сердец
Раскаяньем поздно положен конец
Блаженству - иль пыткам?.. Не нам их заклясть:
Мы рвем их оковы - нас сводит их власть.

- Генри, кажется она просыпается! - обрадовался Бертрам. Успех предприятия заглушил голос совести, говорящей, что будить прекрасную даму нехорошо, даже серенадой. Голос разума, говорящий о Сэме, молчал ещё с "позднего раскаяния"...

- Открывает окно!! Скорее, кидай кактус, чтобы она удивилась ещё больше!! 

- Пей мед; преступленья оставь мне полынь!
Мой идол, прости меня! Хочешь - покинь!...

И с этими словами, в шерифа Грея полетел кактус с цветком, в любовно завязанном вокруг корней платке...

+3

6

Генри ещё нашёл в себе силы удивиться тому факту, что Берт сохранил в себе способность считать выпитые бутылки. Значит, наверное, он был всё-таки меньше пьян.
- Сссскока? Тьху, с четырёх мне аащще ничо не буит, это мне как один стакан... Фсё, ты считать можешь, я точно не пьян, знашит - мы трэзвые, можем идти петь!
...Ночь, Амистад, неизвестно какой по счету переулок.
- Праститэ... ик! Вы не паскажете, хде тут портняжная лавка?
Этот вопрос тоже задавался не раз. Но ответом неизменно был или дробный топот удаляющегося от греха подальше прохожего или встречный недоумённый вопрос - а на какого собственно, чёрта двум заметно погулявшим джентльменам сдалась портняжная лавка в три часа ночи?
- Чепчик купить хотим, чёрт возьми! - наконец не выдержал Генри. - Заладили, прах их побери... зачем да зачем... Твоё какое дело? Спрсили, так скажи... ик! А не рассусоливай тут, что куда зачем...
Окончание пьяной тирады звучало уже через пустоту.
Далее Берта осенило воспоминание. Что ж, уже что-то.
- Шо ж ты сразу не сказал? - напустился на него Морган. - Это ж нам теперь про офис шерифа спрашивать... Ну, может про него охотнее скажут?
До офиса их бы даже охотнее проводили, но Генри в таком состоянии, разумеется, об этом не подумал. Двое странствующих рыцарей снова двинулись в путь... Но ещё раз остановились, ибо возникло новое препятствие. Точнее, Бертрама озарила ещё одна идея - и как ему это удаётся, с залитыми алкоголем мозгами?
- Цветы! Точно! Берт, ты гений! - дюжая рука Генри ощутимо приземлилась на плечо Бертрама, заставив того пошатнуться и чуть не вдавив в землю. - Так... а тут ваще цветы где-нибудь растут? Или, может, нам поискать ишо цветочную лавку? Чшшшёрт... Шо-та как-то много всего искать... Мы за ночь точно управимся? Стоп, ночь... Ночью-то лавки все уже будут закрыты...
Что ж, подвиги во имя прекрасной дамы - дело трудное. И с каждой минутой становится всё труднее и труднее.
...- О, Берт, смотри, нашёл! - взорам Кластера предстал сияющий Генри Морган, который тащил в руках... громадный мясистый кактус. Он топорщил иглы во все стороны, словно недовольный тем, что его столь беспардонным образом лишили привычного места обитания. Впрочем, надо отдать должное, на макушке у него красовался довольно-таки пышный цветок.
- Смори, цветёт... Не, я, конечно, не знаю, может, такие дамам не дарят, но других тут чёрта с два найдёшь... Зато долго стоять будет!
По пути Генри ещё и умудрился ощипать подоконники попавшихся по пути домов, которые тоже были украшены какими-то мелкими цветочками. Прикидывая, как бы скомпоновать вместе этот "букет", находчивый техасец приколол их к иголкам кактуса, от души ругаясь на последний, так как он, по-видимому был против продолжения надругательств над своей персоной и в знак протеста нещадно кололся.
И вот отважный рыцарь и его верный кактусоносец достигли цели. Генри рассудил об этом по восторженному возгласу Бертрама. Ну слава богу! А то уже и сам не рад был, что задумал это предприятие, вынудившее его пол-ночи таскаться чёрт знает где с руками, полными колючек от добытого чуда природы.
- Ты громче пой, чего ты бормочешь-то? - однако энтузиазм не угас. - Она ж не услышит!.. Может, точно глухая? Ты не проверял? Так, а как мы ей цветы-то будем дарить... Она ж там наверху...
Бертрам в ответ на это заявил, что бросать цветы в окно очень романтично. Морган с сомнением взглянул на многострадальный кактус. Если бы дело касалось нормального букета - оно бы ладно. А швырнешь эту тяжёлую колючку, да не добросишь... Тебе же ведь в морду и прилетит ещё...
- Так, вот что! - заявил Морган, в котором тоже проснулся генератор идей. То ли техасец понемногу трезвел, то ли от своего новоявленного друга заразился. - Ты давай пой, а я полезу наверх и закину ей эту хренотень в спальню! Так же тоже можно?
Предложение было встречено романтичным Бертрамом с восторгом, и Генри Морган отважно полез штурмовать замок Прекрасной Дамы, кряхтя, поругиваясь вполголоса и время от времени портя серенаду Берта громким иканием.
До второго этажа он добрался как раз вовремя. Окно открылось, и пьяный искатель приключений от всей души с размаху послал туда несчастный кактус, на который изверг уже столько проклятий, что мы устали бы их считать, и который, увы, отнюдь не заслужил такой бесславной кончины... но мир жесток. И эту горькую истину постиг не только кактус, но и подошедший, на свою беду, к окну человек, а так же и сам Генри, с изумлением понявший, что видит перед собой отнюдь не даму сердца своего приятеля. Нет, для этого не нужно было знать её в лицо. Просто подошедший оказался вовсе не дамой, а совсем даже наоборот.
Морган от неожиданности икнул во всё горло.
- Берт, это не она! - в смятении завопил он. - Это он! В смысле... то есть, тьфу ты чёрт! Я те говорил, не тяни! К твоей даме уже посторонние мужики ходят!
Последние слова он проорал, уже скатываясь вниз, ибо от машинально отшатнулся и, конечно же, потерял равновесие.

Отредактировано Генри Морган (2016-06-06 12:53:25)

+3

7

Густая темнота обволакивала Амистад, будто черный бархат.
Ева Бейли по привычке сидела за шитьем. Тонкая игла под неровным светом лампы то вспыхивала, то вновь угасала. Ровная строчка скользила по рукаву яркого платья. Кому оно будет предназначено? Хозяйка магазина готового платья старалась не думать о будущем хозяине платьев, джинсов, рубашек и прочих произведений портновского искусства. Каждое из них было настоящим шедевром, в каждое Ева вкладывала частичку своей души.
Полотно тонкой, изящной ткани укладывалось в пышную деталь. Закончив с одним рукавом, Ева приступила к другому, мысленно предваряя будущие действия.
Здесь будет вышивка. А сюда я пущу нить люрекса, который недавно приобрела в лавке мистера Стингла. Какой изысканный шарм он придаст платью? Впрочем, нет, это слишком роскошно. Дамам нашего города не захочется украшать свои юные фигурки таким аляпистым нарядом. Кружев вполне будет достаточно.
Мерный стук часов, дребезжание не ведающей сна миссис Добсон, счастливое похрапывание Сэма у дверей. Хозяйка бросила короткий взгляд в сторону пса.
Какое странное ощущение. Он спокоен, а под меня словно тысячи иголок подложили.
- Миссис Добсон, простите, что прерываю Ваш увлекательный и бесспорно интригующий рассказ. Уже довольно поздно, и, вероятно, я отложу работу до утра.
В подтверждение своим словам, Ева отложила шитье, поднялась и подхватила всеведающую соседку за локоток. Та не особо сопротивлялась, тем более, что сон все же постепенно настигал пожилую женщину. Зевая и кряхтя, она отправилась к себе, поглядывая на спящего Сэма.
- Не волнуйтесь, миссис Добсон, Сэмюэл - порядочный джентльмен, он не станет нарушать ночной покой.
Сэм в ответ громко всхрапнул. Сочтя это достаточным основанием верить Еве, соседка скрылась в своей комнатке.
Проводив соседку, Ева вопреки собственным словам вернулась к шитью. Лампа догорала. Сон тихими, неспешными шагами начал подкрадываться и к миссис Бейли.

Отредактировано Ева Бейли (2015-08-31 23:10:09)

+2

8

Волк  уже битый час валялся на кровати, уставившись в потолок. По нему сейчас наверняка топтались огромные отары невидимых овец, сосчитанных шерифом. Будь они материальны, Грей точно был бы богатейшим скотопромышленником  всей Америки. Но увы - овцы не оживали, сон все не шел. Народное средство от бессонницы, к счастью, навещавшей Дэйва очень редко, не действовало. Для разнообразия он даже попробовал посчитать  каких- нибудь других животных - да хоть  бизонов, что ли. Однако воображение рисовало все те же ухмыляющиеся овечьи морды. Причем, некоторые из них ехидно скалили зубы, в точности так, как это делал при виде шерифа Сэм - кобель  портнихи Евы Бейли.
Пока Волк безуспешно боролся с бессонницей, кто-то на улице вовсю радовался жизни. Совершенно пьяные, но при этом  очень громкие и бодрые голоса постепенно приближались. Судя по тем обрывкам фраз, которые можно было разобрать, собутыльники были совершенно счастливы, и мечтали поделиться этим с кем-то еще. С кем именно стало понятно, когда голоса (вернее, те, кому они принадлежали), остановились под окном шерифа.
Грей сел на постели, спустил ноги на пол. Прислушался к теперь уже отчетливо слышному разговору повнимательнее. Ну, о чем еще могли беседовать глубокой осенней ночью два в стельку пьяных субъекта? Конечно, о любви. Причем, не к деньгам, не к лошадям, не к покеру и  даже не к  виски. К некоей Прекрасной Даме. Как истинные джентльмены и прирожденные рыцари, имени предмета воздыханий  ни один из собеседников не называл. Грей принялся перебирать в уме потенциальных прекрасных дам, живших по соседству. По его мнению, ни одна из них на этот почетный титул никак не тянула. Из собственного опыта Волк знал, что от любви человек может и ослепнуть, и резко поглупеть, и вообще потерять голову. Но пожалуй, все же  не настолько, чтобы начать восхищаться красотой миссис Харт - матери двух великовозрастных оболтусов и обладательницы большой родинки на левом веке, из-за которой глаз открывался только наполовину. Или изысканными манерами мисс Дороти Престон, которая не пользовалась носовыми платками - предпочитала прочищать нос при помощи одного или  двух пальцев. Мамаша Престон постоянно пилила дочь, что из-за этой скверной привычки  ее никто не возьмет замуж. Дороти огрызалась, не стесняясь в выражениях, явно позаимствованных из лексикона папаши-сапожника.
Между тем светская беседа под окном  сменилась серенадой. И тут-то Грей узнал исполнителя.
Да это же Кластер! Тот самый английский чудик, который  собирался перекрашивать свою чокнутую лошадь! Угораздило же его припереться сюда... Интересно, когда это он успел так влюбиться? В городе всего без году неделя, а поди ж ты... И в кого?
Спутник Бертрама продолжал давать ему советы. Его голос был незнаком Волку, и тот решил подойти к окну, чтобы  посмотреть на неизвестного.
Дэвид встал с кровати, и в тот самый момент с улицы донесся отчетливый скребущий звук. Кто-то явно пытался вскарабкаться наверх по деревянной стене дома. Похоже, не сняв шпор. Грей бросился к окну и распахнул его. Однако взглянуть на верхолаза  ему не удалось: пришлось срочно пригнуться. В открывшееся окно со свистом влетело что-то... непонятное.
Бросок оказался неудачным для метателя. Движение было настолько резким, что тот не удержался на стене и  с воплем свалился вниз. Шериф выпрямился, стряхнул с себя неизвестно откуда взявшиеся комки земли, и оглянулся. У противоположной стены освещенной луной  комнаты, на усыпанном землей полу валялся здоровенный кактус. С его свирепо топорщившихся иголок свисал чей-то пестрый шейный платок.
Отчаянно ругаясь, Волк схватил растение, не обращая внимание на впивавшиеся в пальцы колючки. В два прыжка достиг окна, и со всей дури швырнул кактус вниз.
- Мистер Кластер, отойдите в сторону! - крикнул он вслед летящему цветку.
К непонятно в кого влюбленному чудику Бертраму шериф испытывал что-то вроде сочувственного понимания. А вот незадачливому стенолазу-бросателю должно было воздаться по делам его. Кактусовыми иглами в физиономию и испачканным землей платочком сверху.

+2

9

Мои глубочайшие извинения за задержку постов. Столетняя - тьфу-тьфу - война с браузером была беспощадна.

В книгах герои часто трезвеют, услышав шокирующую новость. К сожалению, в данном случае, произошло не совсем так.
- Это не её шериф!! - с ужасом объяснил Генри Бертрам, поймав его... в мечтах, которые были явно быстрее пьяного тела. Бертрам уставился в небеса - вернее, в окно шерифа, где видел Здравомыслие и Трезвость - все эти дамы, несомненно, посетили шерифа, как своего любимого сына. Как он мог?! Бертрам, не шериф. Напиться, пойти петь Еве под окно... кинуть кактусом в шерифа и не самому - руками Генри! Ведь сегодня, он его и так чуть не убил, а теперь... Генри за решетку попадёт! И всё из-за него. Но ведь он не виноват - пусть уж лучше Бертрам понесёт наказание за них двоих, раз уж теперь Бертрам стал... криминальным гением? Он придумал это преступление... и это, конечно, бред, но получается, что он подставил бедного Генри, а сам не при чём - законом не запрещено петь шерифу серенады, но что-то подсказывало Бертраму, что закон почему-то предусмотрел кактусы.

"Бросивший кактус в шерифа должен быть забит кактусами до смерти всеми законопослушными горожанами города"...- подумали те всего четыре бутылки в Бертраме. Он их услышал.

Бертрам начал искать в себе слова для лучшей в мире оправдательной речи. Его предки зашевелились в гробах, думая, что потомок стал адвокатом, оскорбив род самим фактом работы - в любом виде не подобающей аристократу.
И тут перед глазами Бертрама пролетел кактус. Хотя, конечно, тогда это был просто Предмет, Летящий Прямо В Генри.   
И ещё это был кактус.

Всего Четыре бутулки... бутылки... буталки! и Бертрам не рассуждали. Они не боялись смерти, они не испытывали никаких чувств, они Знали, что их долг спасти друга от ужасной судьбы. Это было всем, что они были. Единым существом, единственным порывом которого, было защищать.
От случившегося вследствие этого порыва удара кактусом по голове, Бертрам окончательно протрезвел.
Боли не было, это было странно. Но наверное, кактус попал по нему мягкой частью. Где у кактуса мягкая часть? Есть, наверное, - попали же по Бертраму этой мягкой частью. По лбу катился горячий пот, Бертрам вспомнил свою речь и начал ее произносить, направив свой взгляд и помысли к окну шерифа, но посреди "Мистер Гр... " Генри(и возможно, всего четыре бутылки в нём) решили спасти Бертрама.

Генри сказал что-то очень дружески-трогательное, но что порядочному джентльмену должно бы быть непонятным, но несмотря на это - обидным, и утащил Бертрама во тьму, как заправский фейри оставленного на подоконнике некрещеного нелюбимого младенца. В общем, и моргнуть никто не успел. 

- Генри, Генри, что ты делаешь, надо же... Хотя правильно, ты беги... а я скажу... что всё это моя... вина! - после этих слов, у Бертрама почему-то заплыл глаз, и он недоумённо моргнул, пытаясь понять, когда друг успел его ударить и как увидел так точно в темноте?
Бертарм моргнул раз, другой... Поднял руку к голове на бегу, стукнул себе случайно по носу, скользнул по щеке, ощутил под пальцами "пот" и сказал, очень серьезно:
- Генри... Генри, стой ты! Меня, кажется, убило.
И добавил: - Кактусом. Я сегодня, наверное, должен был умереть... Я и Джинджер... Но хорошо, что она выжила... 

Кровь из пробитой головы Бертрама хлестала так, что все видевшие это бандиты должны были бы немедленно выбросить кольты и перейти на кактусы - куда более смертоносные, но, к счастью, рядом с Генри и Бертрамом никого не было.
- Вот глупо, - констатировал он. - Генри, ты не видишь - как меня так? Кактус же... - на устах Бертрама появилась сардоническая ухмылка. - Мне не видно ни пятачка, - как-то виновато сказал он.

Было как-то странно. Хмель, наверное, вернулся, - подумал Бертрам. - Генри! Генри! - вдруг очнулся он от размышлений о судьбе. - Слушай... это хорошо, что я медленно умираю, я успею тебе всё рассказать, только давай я сяду, а ты слушай внимательно!! Обещаешь?! Это очень важно!

Поспешу успокоить вас - рана Бертрама выглядела опасной, потому что колючкой ему пробило бровь, а раны на голове всегда выглядят очень жутко, даже будучи совершенно не опасными.

Карта другу будет всяко полезней... а потом, с деньгами можно будет и отвоевать всех у Агаты. Он виноват, но чтоб ей пусто было, - даже перед смертью не может подумать о ней ничего хорошего... всегда поступала только хорошо - и какой подлый и мерзкий человек!

- Генри, не верь Агате Торкве! - это было самым важным. Под личиной занудной леди, таилось чудовище без души, нельзя чтобы друг обманулся. Впрочем, он сейчас думает, что он бредит, он же не знает ни о какой Агате Торкве...
- Я сейчас всё объясню - пообещал бертрам. - Это моя тётка по матери, последняя женщина нашего рода - я Бертрам Уолтер-Кластер, английский аристократ, это важно и не важно... В общем, я всегда вижу, когда человек говорит правду, не вижу даже, чувствую! В картах, словах...

Вообще-то Бертрам отличался подобной проницательностью только в карточных играх, но карту сокровищ, он выиграл именно в карты не-сокровищ, но-состояний и своему чутью сейчас верил.

- И я знаю, что у меня в номере лежит настоящая карта! Слышишь? Здесь, где-то закопан клад Монтесумы! И у меня настоящий кусок этой карты! Он лежит в номере, когда я... умру, возьми карту и найти клад, ты заслуживаешь его, как никто другой. Я тебе подставил... прости, с этой серенадой... Вечно у меня всё наперекосяк, лучше бы я Евы никогда не видел - не стоило это того... Только напугал зря, да и какой я рыцарь. У подножия башки, вот ты правильно сказал...
Никому не помог. Генри... ты не смейся, но в местном борделе есть девушка... замечательная, сама по себе, рыжая-рыжая... Яркая, ты её сразу узнаешь, её зовут Джинджер. Я ей помочь обещал, она... ей там не место, понимаешь? Ты не смотри, что она тебе двинуть может, она не такая, как все... Ты её спаси, хорошо?

Паузы были вызваны попытками оттереть глаза от крови, в итоге Бертрам приобрел неплохую боевую раскраску и мог быть принят в любое уважающее себя воинственное индийское племя.

- Обязательно спаси, ты сразу поймешь, почему так важно! И ещё - я Бертрам Уолтер-Кластер в здравом уме и твёрдой памяти завещаю Генри Моргану, моему другу, всё своё состояние и недвижимую собственность - только этому никто не поверит, - нахмурился Бертрам - Но с сокровищами Монтесумы, ты их убеди... И не верь Агате - она не дура, помешанная на этикете, она монстр без души - она тебя убьёт, если сможет! 
 
- Я ведь приехал за приключениями. Клады, индейцы, бандиты... Знаю, я дурак. Сидел в Англии и думал, будет весело попробовать... И меня не чем-нибудь, не пуля и не враг в спину нож воткнул - кактусом убило, Генри! Кактусом, самому смешно! Глупо как-то получилось... Агата-то как обрадуется... О, она бы на моей могиле сплясала! Позор рода нелепо убит так же, как нелепо жил... Собак всех усыпит... и лошадей. Генри, не дай ей этого сделать! Пожалуйста! Я с того света явлюсь, если она унаследует всё - это бездушное создание! Никого не ненавидел сильнее её... Генри, не говори ей, как я умер? Она радоваться будет, впервые в жизни...

Отредактировано Бертрам Кластер (2015-11-19 17:15:54)

+2

10

Лицезрение праведного облика шерифа (который был полон столь же праведного гнева) и стремительный путь вниз заметно снизили градус в организме Генри. Наверное, только этим можно было объяснить тот факт, что у него получилось поднять голову на раздражённый голос шерифа сверху и среагировать на метко пущенный пострадавшим ни за что блюстителем закона колючий снаряд единственно правильным образом - поспешно пригнуться. Снаряд с полагающимся таковому артиллерийским рёвом просвистел над головой... Но достиг другой цели - лба несчастного рыцаря Бертрама.
В легендах башню Прекрасной Дамы часто охраняет дракон, великан или какое-нибудь другое чудовище, но нигде не сказано, что охранник расправляется с рыцарями с помощью метания кактусов...
Впрочем, своё недоразумение по этому поводу счастливо уцелевший (ну, относительно, ибо приземление оказалось всё же не столь мягким, как ожидалось, но пьяному, как известно, море по колено) Генри выразил более кратко и менее приличными словами. Рыцарям пора было уносить отсюда ноги, пока дракон не поступил с ними по всей строгости закона,и плевать, что это покроет их бесславным позором. Техасец последовал этой единственно верной и трезвой мысли, заботливо сгребя раненого друга в охапку и пустившись прочь, петляя, аки заяц. Не столько, чтобы спастись от возможных выстрелов, сколько просто потому что не до конца протрезвел, а сей факт делал проблематичным сохранение равновесия. Ещё и Бертрам заставлял заметно крениться в сторону, вдобавок болтая при этом. Слов Генри практически не разбирал, как, собственно и дороги. Какая разница, куда бежать - главное подальше... Только, главное не увлечься, а то вообще за город ускачешь. В горы, где ждёт клад Монтесумы, будь он неладен.
Однако вскоре пришлось остановиться - точнее, рыцарь Кластер остановил своего товарища, на этот раз переквалифицировавшегося в верного скакуна, уносящего хозяина с поля боя. Сколько уже у Генри ставок на рыцарской службе? Разбогатеешь, никакого клада не надо...
- Чего ты там бормочешь, куда тебя кактусом убило? - проворчал, отдуваясь Морган. - Ох ты ж, чтоб тебя!
Выглядел Берт точно как после сражения. Этот кактус что, железный был, что ли? Нет, он, конечно, весил здорово, но, кажется, не настолько. Ещё проблема. Поиски по городу продолжались. Теперь следовало найти амистадскую больницу.
- Я те дам умирать! - рявкнул Генри. - Умирать он мне тут собрался... Тебя немедленно надо к врачу, и я тебя туда доставлю!
Как видим, рыцарственные наклонности передались техасскому кладоискателю. А это значит, что мистер Кластер благотворно влияет на людей даже в пьяном и полуприбитом состоянии.
Не задумываясь переходить от слов к делу, верный конь, пыхтя, взвалил бредящего Бертрама на закорки и продолжил путь.
- Чего, какой ещё Торквемаде? - Берт нёс какую-то околесицу, к тому же ещё и бормотал её себе под нос, так что разобрать её можно было, наверное, только если прислушаться. Но Генри было не до этого. Требовалось поскорее найти место, где раненому другу окажут первую помощь.
- Заткнись ты уже, Бога ради! - буркнул Морган, когда это жужжание в ухо ему порядком надоело. - Вот только про рыжих женщин мне сейчас не надо! Мне и так уже одной хватает... Кстати да, в борделе ей бы как раз самое место...
В конце концов Генри остановился и сгрузил свою беспокойную ношу у порога первого попавшегося ему дома. Почему он решил, что именно этот дом больше всего подходит под больницу - неизвестно. Скорее всего, он просто устал таскать не себе это бредящее и помирающее чудо.
- Не умрёшь ты никуда! - авторитетно заявил он, от души лупя кулаком в дверь. - Ещё не хватало мне, чтоб ты с того света возвращался... На этом-то хлопот с тобой не доберёшься... Эй, кто-нибудь! Спасите умирающего человека!
Позор бедного Бертрама только начинался, ибо Генри, сам того не зная, притащил окровавленного влюблённого прямо на порог его дамы сердца - миссис Евы Бейли.

Отредактировано Генри Морган (2016-06-06 13:11:07)

+1

11

Всему на свете положено заканчиваться, а зажженному положено гореть и догорать. Так и лампа на столике Евы Бейли, медленно, но верно догорала, стремясь полностью лишить портниху источника света. Но владелица магазина готового платья сегодня уснула прямо на шитье, не успев насладиться моментом наступившей темноты. Объятия Морфея укутали Еву так плотно, что она не сразу расслышала недовольное урчание Сэма.
Как послушный джентльмен, Сэмюэл устроился у ног хозяйки, сложив мохнатую голову на лапки и намереваясь предаться сну. Собачьи картинки с быстротой молнии замелькали в мыслях Сэма, стоило ему закрыть глаза.
Навязчивое ощущение чужого присутствия заставили пса заурчать. Сначала звук был тихим, но от тревоги Сэм отходить не спешил, и с каждой минутой урчал все сильнее. Наконец, с улицы послышались глухие голоса. Сэмюэл вскочил на лапы и стрелой пустился к выходу, заливаясь громким лаем.
Естественно, глас стража дома не мог не разбудить хозяйку. Ева открыла глаза и поняла, что по-прежнему сидит за машинкой.
«Сколько можно работать, миссис Бейли, - шутливо погрозила она себе, - что там за шум? Или мне все это снится? Нас грабят?!»
Миссис Бейли быстро встала, но к двери не спешила. Голоса приближались. Похолодевшие руки пытались нащупать потайной ящичек с кольтом, но как назло, лампа совсем догорела, а уличного света хватало лишь, чтобы осветить бегающего вокруг двери Сэма.
Задержав на ручке ящичка руку, Ева услышала мужской голос, взывающий о помощи. Так и оставив хранилище кольта полуоткрытым, хозяйка дома рванула к двери.
- Сэм, пусти!
Недолгий спор с псом, и дверь, наконец, оказалась открыта. Увидев двух мужчин, голова одного из которых была вся в крови, миссис Бейли сдавленно вскрикнула. Впрочем, женщине не составило труда довольно быстро взять себя в руки.
«Ну что ты, обычное дело. Далеко ли до беды, если салун – лучший друг?»
Банальный вопрос «Что случилось?» задавать было неуместно. Вместо лишних слов Ева шире открыла дверь и схватила пса за ошейник. Полагаясь на то, что здоровый мужчина все правильно поймет, миссис Бейли жестом пригласила несчастных в дом.

+1

12

Генри, вопреки канонам приключенческого жанра, вместо того, чтобы держать умирающего друга за руку, запоминая его последнюю волю или добить его, чтобы не мучился, или хотя бы уверить, что он не умирает, и вот восход поднимается, смотри, как красиво, новая жизнь восстанет так же, Бертрам... Бертрам? О нет, несчастный друг мой умер, меня страдать оставив скорбями, спустившими его в могилу! - так вот вместо всего этого, Генри потащил Бертрама к врачу.
Генри отличался истинно благородным нравом, поэтому ему не нужно было читать романы, чтобы ощутить себя способным на подвиг - он его просто совершал и не оглядывался на какие-то там образцы и каноны. 

Как и Бертрам, который, нарушая каноны, с трудом рассказывал Генри о своей последней... своих последних волях, на бегу, вися на его плече и ни разу не потеряв сознания. Выкрикнуть к небу имя возлюбленной тоже не получилось, а для рыцарских обетов было поздно и в смысле ночного, позднего времени, и по эпохе, и по моменту - вряд ли Бертрам успел бы выполнить какой-нибудь обет, раз уж он был уверен, что скоро умрёт... А лучший друг вместо того, чтобы выслушать и помочь с достоинством принять смерть, бегал с ним по всему городу!

В конце концов, это привело раненого рыцаря и благородного и находчивого оруженосца к воротам монастыря... вернее, к распахнувшейся двери дома, который Бертрам. если бы он открыл глаза, мог был узнать. Вместо этого он узнал громкий лай и прекрасный женский голос.
       
- Генри, ты тут? Я слышу голос Евы - брежу... Я был рад знать тебя, дружище, честно - это я на случай, если всё же умру - я так медленно это делаю, что вдруг... не умираю, как думаешь? - поинтересовался Бертрам. - Или я умираю неправильно, уверен - есть какие-то правила и обычаи, которые я нарушил по дороге... Генри, как правильно умирать, ты знаешь?

Нашему раненому рыцарю остаётся лишь надеяться, что его не услышат или поймут правильно, - как и всем нам.

Если бы Бертрам знал, куда его принёс друг, он бы точно подумал вызвать его на дуэль второй раз.
Подумал бы, ужаснулся и попытался ускорить свою смерть от удара кактусом, чтобы скрыться от позора и собственной природы убийцы, которая почему-то так и норовила вылезти наружу и начать убивать всех вокруг, причём, по каким-то неведомым причинам, постоянно начиная с Генри.

Но, к счастью, Бертрам не видел, куда его принесли, лишь услышал голос Евы и лай Сэмюэля, понял, что у него начались предсмертные галлюцинации и что он, значит, всё же умирает. Утешала одна вещь, вернее, две... даже три! - он умирал в окружении... то есть в компании, Генри - замечательного человека и отличного друга, что не каждому доведётся, - во-вторых, он успел передать ему важные сведения, и третье - умирает Бертрам, несмотря на причину, с неким героическим ореолом - в бреду, опираясь на плечо товарища... Такой смертью, Бертрам был готов умереть даже с неким удовольствием - ему явно будет, что рассказать на небесах - вроде бы он был не очень плохим человеком, и, наверное, заслужил рай. Если, конечно, скрывавшаяся внутри сущность убийцы не утянет его в ад.
"Я ещё и с ума сошел..."- мрачно подумал Бертрам.

0

13

Как ни удивительно, им открыли. Никто не орал и не возмущался насчёт того, что каким-то пьяным забулдыгам мало того, что самим по ночам не спится, так они ещё и другим спать не дают. Никто не палил сквозь дверь. Только довольно внушительным басом залаяла собака, но женщина, открывшая дверь и на удивление приветливым жестом пригласившая внутрь гостей, которые неожиданно свалились ей на голову, предусмотрительно придержала пса, а не спустила его на пришельцев. Хотя имела полное право, ибо вид у парочки был тот ещё.
От столь неожиданного гостеприимства Генри оторопел и даже забыл в первый момент, что хотел сказать.
- Здрасьте, - только и брякнул он, однако же последовал приглашению хозяйки - скорее, чисто машинально. Пока он осматривался вокруг, разум постепенно возвращался, и Морган понял: место, куда он приволок Бертрама, больницей никак не являлось. Отлично. Оставалось только гадать, что про них подумала бедная хозяйка, и почему ещё не подняла крик. Может, просто в шоке, а потом, как совладает с собой, разглядит их, поймёт, чего натворила, так и начнётся?
И Генри торопливо заговорил в попытках хоть как-то предотвратить надвигающуюся катастрофу:
- Вы только ничего не подумайте, мы не с каким-нибудь злым умыслом... Мы вообще просто мимо проходили... Ну, то есть, нам бы врача надо было - моего друга тут кактусом убило... немножко. Я вижу, вы на врача не очень похожи, и всё тут на больницу тоже, но просто я побоялся... Берт, да заткнись ты в конце-то концов, не перебивай меня, а то я тебе сейчас покажу, как правильно умирать! Для мёртвого ты сильно много языком трепешь... В общем, я малость перетрухал, что он до больницы не дотянет. Вон вся морда в крови... Нет,  вы не смотрите, а то ещё в обморок хлопнетесь, и что мне тогда с вами обоими делать? Двоих что ли на горбу куда-то ещё переть? В общем, можете с ним что-нибудь сделать, чтоб он до врача протянул, а? Я бы вам был очень признателен, мэм... Не знаю как вас зовут. Генри Морган, к вашим услугам, если что. Мы потом сразу уберёмся, вы не думайте... Не надо только шерифа звать, мы... только что от него, в каком-то смысле... Он нам не обрадуется, в общем.

Отредактировано Генри Морган (2015-12-21 16:27:08)

+1

14

Ева замешкалась: ее домашней аптечки, конечно, хватило бы, чтобы обработать простые ссадины и ушибы. А вдруг это сотрясение? Миссис Бейли, все еще держащая одной рукой вырывающегося Сэма, показала на ближайшую софу.
- Хорошее "немножко", - сокрушенно покачала головой молодая женщина, едва разглядев в полутьме количество крови на голове раненого, - подождите меня, я сейчас.
"Где-то я его видела, - пронеслось в голове портнихи, - но где? Так, не время рассуждать, надо действовать, надо помочь!"
Не дождавшись ответа и не отпуская пса, Ева направилась в соседнюю комнату, чтобы принести все необходимое. Послышался громкий лай, заглушаемый уговорами женщины, а после - массивной дверью. Сквозь этот шум были слышны причитания: "Ну, Сэм, ну веди себя хорошо. Ну и что, что ночью. Ну и что, что пьяные. Ну перестань! Помочь же надо, ты же слышал! Ты же у меня умный пес..."
Голоса постепенно стихли, а через минуту миссис Бейли вернулась с кувшином, тазом, полотенцем и бинтами. Попытка Сэма прорваться вслед за ней была бесцеремонно прервана. Поставив на стол свою ношу, молодая женщина зажгла свет. Придержав голову раненого, хозяйка дома обтерла его мокрым полотенцем, и только теперь разглядела в несчастном недавнего поклонника.
"Вот превратности судьбы, - подумала она, не подав виду, что узнала раненого гостя, - видимо он теперь будет меня преследовать. Так, Ева, лишние мысли прочь. Ему нужна помощь, нельзя его ругать сейчас. Все потом, все потом".
- Мистер Морган, - обратилась миссис Бейли к Генри, - простите, не представилась: Ева Бейли. Я могу попросить Вас... ума не приложу, как это сделать, но нужно срочно найти врача. Кроме Вас некому...

+1

15

Всевышний, или судьба, или кто бы там ещё ни был, но что-то там сверху однозначно отблагодарило Генри и Бертрама за все их ночные скитания и лишения, с лихвой. Дескать - ну что взять с двух назюзюкавшихся обалдуев, всё равно ведь приключения найдут... Они ж, по сути ни в чём не виноваты, если только в том, что меры не знают.
Впустившей их в свой дом дама впору было памятник при жизни поставить. Среди ночи открыть дверь двум сомнительного вида личностям... Впрочем, она, возможно, полагалась на своего верного пса - этот действительно внушал, и своими размерами и громким раскатистым лаем. Это в какой-то мере объясняло доброту (то есть безрассудство) незнакомой самаритянки.
Впрочем, означенная самаритянка вскоре представилась, и это окончательно выветрило из головы Моргана последние остатки хмеля. Сначала техасец лишь краем мысли подумал, что имя ему знакомо, но спустя пару мгновений... Тут и Берт только что бормотал, что слышит голос Евы, и про Самуэля упоминал в салуне, а добродушная хозяйка именно так и называла своего верного стража... Короче говоря, Генри не нужно было обладать семью пядями во лбу, чтобы сложить два и два. Их с Бертом ангел-хранитель точно постарался на славу, чтобы сохранить им жизнь и здоровье этой чёртовой ночью. Ну надо же! Такого ведь и нарочно не придумаешь - им непременно нужно было сунуться к обожаемой "даме в башне" Кластера! Спрашивается, где ж её домик, так кстати подвернувшийся сейчас, был раньше, когда они тут изъяснялись в любви здешнему представителю власти... Нет, позже Генри, возможно, и убедится на собственном опыте, что здешний шериф мистер Грей - честный, ответственный и бдительный слуга закона, вне всяких сомнений заслуживающий уважения... Но всё же явно не таким способом следовало это уважение высказывать.
Впрочем, даже если бы со своими излияниями чувств после обильных возлияний спиртного не плутали чёрт-те где, а попали по адресу, Ева бы, наверное, тоже не оценила. Это Генри только теперь, на протрезвевшую голову понял. Ещё спустила бы на "рыцарей" своего Самуэля, чтоб навёл порядок. И никакой кактус бы не помог... Зато теперь, чёрт возьми, как удачно складывается!
- Очень рад знакомству, миссис Бейли! - воодушевлённый новой мыслью, затараторил предприимчивый техасец. - Это ж вы та самая Ева, про которую мне тут Берт все уши прожужжал? Ну, тогда всё вообще отлично! Я-то, конечно, сбегаю...
Тут он осёкся, вспомнив, что, собственно, дом местного лекаря они и искали, перепутав его с "башней Прекрасной Дамы". И  Генри засомневался, что, пусть и в трезвом состоянии, но ночью и в незнакомом городе он что-либо найдёт.
- Я говорю, я-то пойду, только вы меня пошлите куда надо... В смысле, расскажите, как идти. А то я только сегодня приехал, и, хоть город ваш и не назвать большим, но изучить его я пока не успел.
А потому что не в салуне нагружаться надо было, да уж... Хорошее впечатление у дамочки будет - только приехал и сразу же влип в историю.
- А вы тут с ним поласковее, хорошо? А то он вас любит, весь вечер мне тут расписывал, какая вы прекрасная и недоступная, и на него даже не смотрите, а он на вас издалека любуется, балда... Вы, может, ему хоть какой-то шанс дадите, он так-то хороший парень... Я, его, правда, знаю первый день, но это дела не меняет. Всё равно хороший, я в людях разбираться умею.
Всё это Герни выпалил, уже направляясь к двери. То ли возвращение к трезвому состоянию на него подействовало таким неожиданным образом - подарив невероятный прилив энергии, то ли просто очень хотел сгладить неловкое положение, ну и всё-таки помочь товарищу, раз уж случай выдался.

+1

16

Генри еще не начал говорить, как Ева убедилась в том, что опасность не так велика, какой казалась на первый взгляд.
"Бедный, как же тебя угораздило", - подумала она в тот момент.
Миссис Бейли все больше и больше узнавала лицо Бертрама, но окончательно поняла, кто именно забрел к ней посреди ночи только после слов Генри: "Это ж вы та самая Ева, про которую мне тут Берт все уши прожужжал?"
- Видимо, та самая, - машинально ответила Ева, все еще не глядя на здорового гостя.
Вода в тазу окрасилась в багровый цвет, но женщина не обращала на это внимание, промокая и выжимая полотенце с быстротой молнии. Руки, привычные к работе с тканью и бесконечным стиркам, слушались неважно: хозяйка не успела обработать и половины головы раненого.
"Да что с тобой! - осадила себя портниха. - А ну быстро взяла себя в руки!"
Должно быть всему виной были слова, которые мистер Морган говорил о своем приятеле. Они, хоть и не до конца улавливались, но все же застревали в сознании, где-то глубоко, невольно заставляя заливаться краской до кончиков ушей.
"Как хорошо, что он все-таки попал ко мне, а не к шерифу..., - пронеслось в ее голове. - Так, Ева, а куда ты мистера Моргана-то отправила? Он ведь сейчас прямиком попадет в..."
- Подождите! - остановила Ева Генри, когда тот оказался на пороге. - Я совсем не подумала, что Вы здесь... мм.. недавно. Да и ночь, где же ночью врача-то сыщешь. Да и... в общем, похоже, что наши тревоги напрасны - будет жить Ваш друг. Видите, - миссис Бейли показала на глубокую царапину на лбу Бертрама, из которой еще сочилась кровь, - царапина, кость не задета. Я, конечно, не врач... но смею надеяться, что день-другой и все зарастет, как на... в общем, все будет хорошо.
Лицо хозяйки магазина готового платья еще было красным. Она искренне надеялась, что сбивчивая речь будет верно понята. Ева обернулась на Генри, стремясь поймать его взгляд и глазами передать то, что не смогла выразить словами.

+1

17

Ещё одно преимущество обожания дамы в высокой башне - вам не приходится общаться, это даже, можно сказать, совершенно не нужно. Никаких глупых ситуаций, фраз и если вас угораздило влюбиться, это не влечёт за собой никаких проблем - вы просто совершаете подвиги где-нибудь далеко. И раны ваши... настоящие. И подвиги тоже. И пьяный вы к даме не ввалитесь - башня высокая, дверь заперта, слуги дамы и иногда, её муж - просто не пустят вас, спасая от исполнения ваших желаний.

Хотел жить - пожалуйста, живите, сэр Бертрам Уолтер Кластер, полной жизнью! Хотел, чтобы Ева отнеслась к нему серьезно - то время, когда они все думали, что он умирает - от раны кактусом! - Ева наверняка была очень серьезна! Закончится этот день когда-нибудь или нет? Он сегодня натворил больше, чем некоторые за жизнь... по крайней мере, вряд ли кто-то утром красит с шерифом краденную лошадь, а ночью поёт ему серенады под окном, пытаясь доказать одной женщине, что он не безумец, доказывая это ещё и всем остальным.
Хоть бы распределил всё это на несколько лет... месяцев... дней, хотя бы!
Стон, который издал Бертрам, мог спасти его и доказать, что он всё же умирает, причём страшно мучаясь, но, увы, он делал это при жизни, будучи почти полностью здоровым.

- Извините, - по привычке сказал Бертрам всем присутствующим в ответ на их взгляды, не совсем осознавая, что говорит, но воспитание пришло на помощь. - Генри, ты ошибся, я ужасный человек. Негодяй, пьяница, убийца - в некотором роде и... как называются люди, что будят честных горожан пьяными безумствами? Смутьян, конечно!... Миссис Бейли, я понимаю, как это звучит, но всё же приношу свои глубочайшие извинения за мою выходку, Генри... мистер Морган - совершенно не при чём и поступил как любой порядочный человек, коим он, без сомнения, является и любая двусмысленность этой ситуации - полностью моя вина.

Этикет, воистину, спасал... что-то. Когда не знаешь, что делать - говори о погоде. Вежливо. Даже если тебя в этот момент едят каннибалы с каких-нибудь не занесённых на карту островов.     

На руке, голове и рубашке была кровь, Бертрам зажал бровь рукой, мрачно рассудив, что раз уж так повезло, надо жить дальше.

0

18

Похоже признание Генри подействовало на миссис Бейли вполне благотворно. Тут же поняла, что Генри лучше бы не шляться по улицам в поисках новых историй. Да и с кактусом всё разрешилось вполне благополучно. Хотя царапина на физиономии Кластера красовалась - загляденье. Здешний шериф отличается меткостью, во всех отношениях. Надо бы это запомнить, чтобы лишний раз не сталкиваться с ним. А то если уж он так мастерски кактусы в цель посылает, что уж говорить о пулях...
- Ну слава Богу! - облегчённо вздохнул Морган. - А то он мне тут полночи над ухом гундел, что умирает... Перепугал только. У вас не будет чем перевязать эту красоту? И мы уберёмся сразу, обещаю... Вы и так сделали больше, чем надо бы.
И тут умирающий наконец подал голос.
- О, оживает, - фыркнул техасец и попытался приподнять этого недоубитого аристократа. - Встать сможешь, мученик? Вот и добро, а то понежился в чутких руках возлюбленной, пора и честь знать.
Хотя могла бы и подольше ему рану пообрабатывать - и ей не сложно, и раненому влюблённому приятно...
Бертрам тем временем смог и кое-что другое, а именно - обвинять себя во всех смертных грехах.
- Берт, заткнись, тебе говорят! - похоже, фраза "Берт, заткнись!" будет самой частой у Моргана по отношению к новообретённому и спасённому товарищу... - Я тебя тут уже расхвалил, как мог, нечего теперь все мои усилия насмарку пускать! А нам ещё как-то до гостиницы добираться... Или тебя здесь оставить, с твоей дамой сердца? Не, ну мне-то не жалко, а то мало ли, портье опять комнаты перепутает...
Последнюю фразу он уже произнёс на пониженных тонах, чтобы уж даму сердца сильно не смущать.

Отредактировано Генри Морган (2016-06-06 12:05:57)

+1

19

- В гостиницу? - потрясенно переспросила Ева, но тут же взяла себя в руки.
Краска спала с лица, а скрыть смущение женщина поспешила с уборкой грязных тряпок и воды.
- Простите, я попрошу Вас.. мистер Морган.. не спешите! Я сейчас вернусь!
С легким шуршанием юбки хозяйка дома проследовала в соседнюю комнату. Тут же послышался лай Сэма, которому явно не нравилась перспектива просидеть всю ночь в доме.
- Так, я тебя выпущу, только если будешь себя хорошо вести, - послышался из-за перегородки ее негромкий голос, - хорошо себя вести будешь? Будить людей не будешь? Бросаться? Хорошо! Верю...
Через несколько мгновений взору гостей предстала миссис Бейли с чистыми тряпицами и лохматая морда стража дома. Сэм лениво зевнул, прочапал ко входу и ткнулся носом в ногу мистера Моргана. Сделал он это с самыми дружественными намерениями, но в собачьих глазах мелькал неподдельный интерес.
- Не бойтесь, он уже успокоился. Он вообще у меня смирный, - добавила Ева, присев возле Бертрама и пытаясь приноровиться, чтобы ловчее перевязать его голову.

+1

20

- Ты меня не расхвалил, а... - Бертрам понял, что в нём ещё немного плещутся те всего четыре бутылки, и собрал все свои силы, чтобы произнести всё правильно - ...а необъективно... оценил!
Этот подвиг, в отличие от остальных, удался раненому кактусом и своим стыдом, герою. Его это слегка ободрило, и он стал думать о путешествиях и далёких странах. О Японии и доблестных воинах, живущих там, - самураях. Когда их честь была запятнана, она совершали самоубийство. Хаку-кири или Сепу-кири... Бертрам сейчас вряд ли бы вспомнил своё полное имя, не то, что название на незнакомом и чужом языке.
Зато он помнил, что хаку-кири состояло в том, что тебе голову рубит лучший друг.

Бертрам посмотрел на Генри. Без сомнений, если ему можно доверить лошадей, собак и семейное состояние - ему можно доверить и отрубить себе голову.
Только вот вряд ли Генри воспримет такую просьбу правильно. Скорее всего, он даже тоже решит, что Бертрам помешался.

Вот и хорошо! - вдруг мстительно подумал Бертрам. Не ему же одному быть идиотом сегодня? И вообще, кто просил Генри рассказывать Еве о его чувствах... о которых, он и так рассказал ей сам сегодня, получил понятный ответ и...
В общем, Генри был не виноват, но его всё равно хотелось то ли на дуэль вызвать(именно так приличные люди говорят "дать в нос" - учила Бертрама мать), то ли спросить с серьезным и спокойным выражением лица(Бертрам получил Хорошее воспитание) - не был бы он так любезен принести топор и отрубить Бертраму голову, если Генри не сложно и он не занят прямо сейчас?... Благодарю, дружище!

Но всё же Бертрам удержался. Генри хотел, как лучше. И он... как это по-местному? - отличный парень!
И это Бертрам виноват.
Нужно было меньше пить. И меньше... смотреть на людей на улицах. И лучше следить за оружием. И проверить, как там Малума - не стало ли ей плохо от краски? И дать телеграмму домой, Бенджамин, наверное, с ума сходит - а сама мысль об этом действии в исполнении невозмутимого, ироничного дворецкого семьи Кластеров, приводила Бертрама в мистический ужас.
Нет, нет. Нужно сделать всё правильно.

Скажем, что-то вроде:
" Бенджамин Я Порядке Думаю Женится Или Умереть Думаю. Тчк. Леди Торкве Я Умер".

Отличная телеграмма, понятная, ободряющая, успокаивающая.
(Когда через неделю, Бенджамин Селдон получил эту телеграмму, он, как и велел молодой хозяин, сообщил леди Агате, что её племянник путешествует в поисках подходящей жены для наследника рода Кластеров и не оставил адреса. Леди Агата изволили потребовать, чтобы дворецкий показал ей письмо племянника, но мистер Селдон честно ответил, что у него нет этого письма - так как это была телеграмма, но к счастью, леди Торкве не стала выяснять столь низменные мелочи и просто сказала, что будет смиренно нести свой крест, как и подобает представительнице Достойной семьи.

Но это было в будущем.)

В настоящем же, наследник рода Кластеров раздумывал о том, чтобы никогда не смотреть на женщин, отказаться от любви и человеческих отношений, и уйти в прерии, искать... клад. По дороге зайдя в монастырь и уйдя в монахи. Или всё же попросить у Генри топор и дружеский замах.

Вот, скажем, если Бертрам выживет после всего этого позора - что весьма вероятно и желанно, в том и ужас, - что он скажет своему сыну о том, как в юности полюбил прекрасную незнакомку?

"Я влюбился в неё с первого взгляда и она сразу же подумала, что я сумасшедший. Чтобы доказать ей, что я всего лишь влюблён, я начал досаждать ей пением серенад... серенады - я громко пел, - и явился, силами моего дорого друга Генри, на её порог, - мои силы меня тогда оставили, - раненый и думающий, что умираю. Но как видишь, сейчас я жив, так что дальше совершенно неинтересно рассказывать."

Бертрам представил всю эту ситуацию очень чётко, застонал и отбросив здравый смысл и разум, витая мыслями где-то перед мальчиком с расстроенным, обиженным, разочарованным лицом, спросил:

- Генри, а я ещё не попросил топор или уже попросил?

+1

21

Берт всё ещё пытался трепыхаться, чем вызывал нехилое желание связать его, заткнуть рот, и пусть наслаждается уходом своей прекрасной незнакомки... ну, то есть, теперь уже знакомой, не суть важно. Короче, пусть наслаждается, пока дают. Потом ведь его чёрта с два к ней подтащишь, это Генри сразу понял. Да и сейчас время уходило, нехорошо всё-таки слишком долго занимать хозяйку, несмотря на всё её гостеприимство и готовность помочь. Ночь на дворе, как бы. И так разбудили, а у неё завтра новый рабочий день... Намёк на то, что пора бы исчезнуть, прозвучал ещё более явственно с очередным лаем запертого пса, которому явно не нравился подобный расклад - чужих полон дом, а его ещё и не выпускают, чтобы должным образом оценить обстановку и понять, какого дьявола им тут надо, и не угрожают ли они хозяйке.
- Слушай, ты, хорош скромничать, пользуйся, пока дают! - успел прошипеть Генри, пока миссис Бейли отлучалась и пока не вернулась уже в сопровождении пса, над которым смилостивилась и выпустила из заточения. Морган кисловато проследил взглядом за приближающимся по его душу стражем, но тому, кажется - о чудо - нежданный гость понравился. Похоже, сторожевой инстинкт уступил место интересу - мол, что за странные люди такие: пришли ночью, но не грабят, хозяйке не угрожают и вообще опасности из себя не представляют? А раз так, то можно и поизучать.
- Да я вижу... - тихо хмыкнул техасец, всё же следя за передвижениями Самуэля, с любопытством обнюхивавшего его сапог. - Славный малый...
Однако потерпать это чудо по загривку Генри всё же не решился. Лезть к незнакомым собакам - себе дороже, и это не боязнь, а разумная мера предосторожности. Нечего раньше времени сокращать дистанцию и пугать животное.
- Я для тебя сейчас сам топор попрошу! - сердито заявил он на очередной афоризм Берта. - У тебя бред закончится когда-нибудь, или тебе этим кактусом окончательно мозги переклинило?
Бертрам и до рокового попадания чёрт-те что молол, но то, что он выдавал сейчас - это уже было всё-таки за гранью. Значит, в себя он ещё не пришёл. А может, на него присутствие возлюбленной так влияет.
- Сдурел, что ли? Нас и без того я не знаю как ещё за разбойников не приняли, а ты тут женщину пугаешь, суёшься чёрт знает куда со своими топорами... На кой дьявол он тебе понадобился? Башку твою дурную снести?
Генри и не подозревал, насколько он был близок к истине.
- Её тебе всего лишь перевязать надо, так что не дёргайся и не мешай своей даме, чтоб она быстрее уж с тобой покончила... закончила, в смысле, и пошли уже отсюда... куда-нибудь. А то точно встретимся с шерифом, и он нас сердечно отблагодарит за наше подношение.
Когда наконец Бертрам был перевязан, Морган поспешно взвалил его обратно на плечо, отчего стал похож на участника Гражданской войны, выносящего из боя своего раненого товарища. Рассыпаясь в извинениях и благодарностях, он стал отступать назад и пару раз порывался даже снять шляпу, но вовремя вспоминал про сползающего Кластера, и его приходилось подхватывать заново. За столь сложными манипуляциями ему удалось ещё и открыть дверь, чтобы наконец шмыгнуть на улицу и перевести дух.
- Кажется, обошлось... - отойдя немного, он сгрузил на землю многострадального Бертрама. - давай-ка, приятель, вылезай из седла... Мне как-то не улыбается тебя полночи на собственном горбу таскать. Идти сможешь? Бред всякий нести не будешь? А то, пока сюда шли, ты мне такое заливал... Про какую-то тётку какой-то матери, про карту с кладом Монтесумы... Подожди, чтооо?
Генри даже сам остановился, как вкопанный, даже неизвестно, чем больше поражённый - то ли тем, что смог так ясно вспомнить весь поток сознания, который Кластер гудел ему в ухо, пока они оба ещё не окончательно протрезвели, то ли содержанием этого самого потока. Про тётку матери - ну её к этой самой матери. А вот про остальное...
- Так, а вот теперь всё сначала и уже внятно - чего ты мне там про сокровища и кусок карты втирал?!

Отредактировано Генри Морган (2016-06-06 13:13:49)

+1

22

- Я не брежу, - возмутился Бертрам, обиженных в искренних и благородных - с его точки зрения, - чувствах - самоуничижении и чувстве вины. Хотелось сказать эту фразу веско, спокойно, так, чтобы Генри сразу всё понял. И проникся, а то он хорошо устроился - как нести его раненного до ближайшей портновской лавки - так он готов, а как проявить чуткость и понимание к товарищу - бред, значит! Генри... на дуэль тебя мало вызвать. И пятачок набить.

Тёмная натура Бертрама, которая иногда просыпалась в нём, как мы помним, перевернулась от его мыслей на бок, полежала и продолжила смотреть сон про то, как Генри под прицелом, вдруг говорит:

Прости, Берт, как же я так умудрился тебя не понять, это же было очевидно - метания души ты не скрывал, как говориться! Ружьё опусти скорей и пойдём - найдём клад и поклонение прекрасной даме!

Тёмная сторона Бертрама плохо разбиралась в людях. Зато любила спать и поэзию. 

- Я... раскаиваюсь в своё безобразном поведении, - уточнил Бертрам. - И это не мой топор, а... абстрактный. Который... - осёкся Кластер.

Рассуждать о топорах в доме, куда пришли без приглашения, ночью, пьяный и побитый летящим шерифом... летящим кактусом, пущенным шерифом в ответ на серенаду под его окном - верх неприличия, даже если учесть, что об этом не говорится ни в одной книге по этикету. Книги по этикету пишутся для совершенно других людей - тех, кто не попадают в такие ситуации.
По опыту Бертрама (он умел петь великолепно - в сравнении с большинством однокашников, чей уровень обычно оставлял петь лучшего) - эти порядочные люди сначала проверяют - нет ли на подоконниках окон чего-то тяжелого, и лишь потом машут дружескому хору и второму главному солисту в кустах, что те могут подойти.     

- В общем, не нужно уже больше, - немного обиженно согласился "бывший второй солист" с другом. В словах Генри был здравый смысл, но Бертраму в данный момент, совершенно не нужен был здравый смысл - ему хотелось умереть, бросить пить, застрелится, уйтиужеинепозоритьсяпередЕвойиСэмом, уйти отшельником в прерии на всю жизнь и спать.

- Миссис Бейли, я... Вы замечательный человек, великодушный и я... приношу свои извинения, что вам пришлось видеть подобную сцену, - если бы эту сцену увидел кто-то посторонний, он бы мог решить, что Бертрам умирает и очень жалеет, что этим причиняет столько неудобств порядочной леди. Небольшая неприятная сцена днём уже забылась, и Бертрам вряд ли бы вспомнил, почему недавно он был... не слишком настроен общаться с самой прекрасной женщиной во Вселенной, чтобы не чувствовать себя идиотом.   

Но, к счастью, всему может придти конец, и он пришел и перевязке тебя дамой сердца после серенады шерифу. Друзья извинились перед Евой ещё раз, Генри перевёл извинения Бертрама на смысл, который не показался ему соответствующим обычному стилю общения друга, с безжалостностью какого-нибудь редактора, вымарав оттуда слова про "обычный стиль общения" и "глубочайшую вину, которую нельзя искупить человеку, который не считает себя негодяем"...

И наконец-то Генри помог ему опереться на плечо - Бертрам охотно повис на нём - во-первых, не уверенный, что сможет удержатся на ногах и во-вторых, после того, как Генри чуть не уронил его на пол пару раз - с осознанной хваткой не желающего свернуть себе шею на ровном месте.

Затем они ушли.
Если бы Бертрам был чуть более пьян, он бы станцевал.
К сожалению, за этими событиями, он успел протрезветь и даже пообещать себе больше никогда не пить алкоголя.

- Не тетку матери, а мою тётку, - поправил он Генри. - Она её сестра, и она - зло во плоти. Настолько морального, приличного и ужасного человека, ты не найдешь во всей Англии. Но я тебе этого не говорил. Нельзя так о родной тёте.

- А что я сказал невнятно? - удивился Бертрам, вдыхая холодный ночной воздух, чтобы окончательно прояснить мысли, и глядя на небо, усыпанное звёздами. Потом вернулся взглядом к Генри.

- Когда я плыл сюда, я купил карту сокровищ, которые спрятаны где-то здесь. Так как я "умирал", - выражение лица и тон Бертрама были... сложными, - ... я решил, что не стоит зря пропадать такому... интересному событию и решил предать всё тебе.

Отредактировано Бертрам Кластер (2016-10-11 00:11:19)

+1

23

Генри даже забыл удивиться такой наивности новоприобретённого товарища, хотя если бы техасец сейчас пребывал состоянии, когда мозговые извилины крутятся в более-менее привычном ритме, меж ними непременно проскочила бы мысль - как это наивное до уровня ребёнка создание вообще додумалось отправиться в поход за сокровищем? То есть, нет, как додумалось-то, как раз понятно. Именно что по причине этой самой детской наивности, когда думаешь, что вот сейчас возьмёшь шпагу... ну или дробовик или что там у него ещё - и победишь всех разбойников, дикарей-индейцев и прочих полагающихся врагов как нечего делать, откопаешь клад, который закопан где-то на уровне полуметра на самом легко угадываемом месте и богатый и счастливый свистишь себе домой. Непонятно другое - как это недоразумение при таком подходе ещё до сих пор живо? Ну ладно в Амистаде он первый день, и ему тут более чем несказанно повезло наткнуться на Моргана, терпение которого он пусть и испытывал, да так, что другим бы на месте англичанина не поздоровилось, но Генри всё же не из тех проходимцев, кто на такое признание, какое Берт сейчас ему повторно (!) вывалил, треснул бы того по черепушке и дал дёру с куском карты, а заодно и содержимым всех карманов незадачливого кладоискателя. Однако до Амистада-то ещё добраться нужно! Как он умудрился, при таком-то характере, живой и не потресканный?
Генри не удивился лишь потому, что удивление и так переполняло его по другой причине - слишком уж ошеломляющим было совпадение. Эта причина выглядела куда более весомой, так что ещё на какое-тоу дивление резервуаров Моргана просто не хватило, иначе бы он просто лопнул.
Объяснить это можно было лишь невероятным, фантастическим везением. Которое, похоже, у Бертрама было настолько велико, что передалось и самому Генри. Ну а иначе почему первый встреченный ему тут человек оказался владельцем второй половины карты?
Стоп-стоп, - прервал Генри сам себя. Насчёт второй половины - это ещё ничерта не точно. Однако, с другой стороны, горы тут что, древними кладами набиты, как подушки перьями, что ли? И к каждому ведёт своя карта, раздербаненная надвое? Да и Берт собирался утром в горы и искал провожатого... Нет, так много совпадений быть не может!
Впрочем, сейчас всё и выяснится.
- Так, а ну-ка пошли! - Морган взял Кластера за плечо и пулей полетел по направлению к гостинице. Что характерно, на сей раз они с Бертом не заплутали. Надо же, что стресс с людьми делает.
Проскакав, будто верхом, мимо проснувшегося от грохота сапог портье, который раскрыл было рот, чтоб что-то сказать, но Генри лишь отмахнулся - позже, дядя, некогда, - и утащив за собой на буксире едва поспевавшего за ним Берта, техасец влетел в ту же комнату, что стала предметом их с британцем утреннего раздора (но кого это сейчас волновало?) и с грохотом захлопнул дверь.
- Так, а вот теперь давай выкладывай, - Генри был не на шутку взволнован, и голос его подрагивал, однако почему-то слышалось это довольно угрожающе, а уж в сочетании с его пристальным взглядом на Кластера и вовсе жутко. Вдобавок решительный техасец одним привычным движением выдернул из сапога довольно внушительных размеров нож, что ещё сильнее усугубило впечатление. Затем Генри снял куртку, что, пожалуй, выглядело не менее, а то и более обещающим всяческие неприятные последствия. Но Морган лишь подпорол подкладку и вытащил оттуда свой кусок карты.
- И лучше тебе не говорить, что у тебя огрызок от другой карты, и мы ищем разные сокровища... потому что я себя тогда почувствую таким идиотом, что застрелюсь к чёртовой матери. А сначала пристрелю тебя, чтоб не толкал порядочных людей так подставляться.

Отредактировано Генри Морган (2017-04-10 20:50:29)

+1


Вы здесь » По закону кольта » Настоящее » Маленькая ночная серенада


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC