Гостевая Правила О городе Персонажи от игроков Акционные персонажи Занятые персонажи Шаблон анкеты Реклама Баннеры партнеров




Дата: осень 1873 года - весна 1874 года
Место действия: Юта, город Амистад
    Silver spur.. Сообщество по Дикому Западу вКонтакте
Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
НА ВАШИ ВОПРОСЫ ОТВЕТЯТ: ДЭВИД ГРЕЙ, ЭСТЕЛЛА ОРТЕГА
Дикий Запад. Бескрайние просторы прерий, горы, скрывающие золото, серебро и древние клады. Кольты, плюющиеся смертоносным свинцом. Яркие, как степной пожар, характеры покорителей этих земель, и их истинных хозяев, не желающих уступать им без боя. Оставайтесь с нами, станьте одним из них. Седлайте коня, время не ждет!

По закону кольта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » По закону кольта » Форт Нокс » Благотворительный аукцион


Благотворительный аукцион

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Время действия: середина марта 1874 года

Место действия: протестантская церковь.

Действующие лица: почти все жители Амистада.
Ведущий аукциона - Преподобный Энтони Комптон.

Синопсис: благотворительный аукцион, выручка от которого идет на нужды местной школы.

Порядок постов: ведущий - покупатель.
Дамы отписываются по желанию, но своих корзинок до конца аукциона не раскрывают.

Эпизод завершен.

+2

2

- А ну положи на место, паршивец! Ты хоть представляешь какой визг поднимется, если кто-нибудь из этих дамочек не досчитается потом у себя пирога.
Грозное шипение пастора заставило Келвина поспешно сунуть утянутый было кусок теста обратно в корзинку. Насупившись и вжав голову в плечи в ожидании неизбежного подзатыльника, мальчишка вытер пальцы о штанину и отошел в самый дальний угол. Подальше от ароматов, которые источали кулинарные шедевры, наготовленные щедрыми горожанками для сегодняшнего аукциона.
Энтони назидательно хмыкнул в его сторону, подошел к столу, на котором пестрели разноцветными бантами корзинки и, откинув с одной из них кружевную тряпицу, вытащил оттуда пирожное, которое тут же с аппетитом откусил едва ли не наполовину. Недовольное бурчание из угла было проигнорировано. В конце концов это Комптону предстояло сегодня изображать из себя торговца в базарный день, а значит он точно заслужил небольшое поощрение за свой нелегкий труд. А то ведь никто и спасибо не скажет...
Не успел пастор дожевать пирожное и, по примеру Келвина, воровато растереть остатки крема с пальцев о сутану, как в церковь стали заходить первые участники и зрители грядущего аукциона. Комптон тут же нацепил на лицо одухотворенное выражение и, сдержанно здороваясь с приходящими, сделал вид, что увлечен выстраиванием корзинок в одну линию. Не хватало ему только какого-нибудь доставалы с вопросами или беседой на религиозные темы.

- Итак, представляю вашему вниманию первую корзинку.
После небольшой вступительной речи, в которой Энтони умудрился связать в одно предложение и прекрасную погоду, которая позволит сегодня всем насладиться пикником на свежем воздухе, и благое дело, которое оказывают достопочтенные джентльмены, покупая заготовленные дамами яства, пастор наконец взял со стола небольшую корзиночку из светлой соломы, перевязанную красной атласной лентой и поднял ее повыше над головой, предварительно заглянув внутрь.
- Уверен, что джентльмен, купивший ее, уж точно не останется голодным. Ваши предложения?

+5

3

На  аукцион Сэнди Шляпа притащился  исключительно из интереса. Нет, он, конечно, всей душой радел за амистадскую школу, и обязательно  поучаствовал бы в этом благотворительном мероприятии. Тем более, что польза была бы обоюдовыгодной. На школу денег Сэнди было не жалко. Чего уж, путь детишки учатся, и в приличных условиях. Тем более, что сам он взамен получал возможность вкусно пожрать в компании хорошенькой девицы, которую можно было  бы и потискать между делом. Но вся беда заключалась в том, что денег у Шляпы не было. Вообще. Зато было жуткое похмелье. Вчерашний покер в салуне разлучил его с последними монетами. В кармане завалялся один жалкий цент, которого даже не хватало на порцию виски  "для поправки здоровья" в "Бандите". Из-за этого настроение у толком еще не протрезвевшего Сэнди несколько не соответствовало моменту. А потому он слушал ведущего аукцион преподобного Комптона со скептической миной.
- Ваше преподобие, - не удержался Шляпа, когда пастор заглянул в первую корзинку, - это что же получается: джентльмены должны покупать кота в мешке? В корзинке, в смысле? Мы так и будем смотреть, как вы глотаете слюнки, и не знать, что там внутри такое?
Сэнди огляделся по сторонам, словно искал поддержки собравшихся.
- А может, там вообще пусто?  И тот, кто купит корзинку, будет потом жевать бантик с нее?
Кто-то за его спиной захихикал.
Шляпа победоносно взглянул на преподобного Комптона.

[NIC]Сэнди Шляпа[/NIC][STA]НПС[/STA][AVA]http://s019.radikal.ru/i633/1502/5d/d3e06cf44947.jpg[/AVA]

+3

4

Кэтрин Риверс стояла неподалеку от пастора и ужасно волновалась. Да, конечно, для нее было важно собрать как можно больше денег на учебники, новый глобус и починку крыши. Но к этим благородным чувствам примешивалось и волнение за судьбу собственной корзинки... да-да, не могла же учительница остаться в стороне от сбора денег на школьные нужды!
А еще ей ужасно хотелось знать, что собрали другие дамы. Не будет ли ее угощение слишком скромным?
Хотя восклицание Сэнди Шляпы и показалось миссис Риверс вульгарным, по сути она была согласна с ковбоем. Пусть пастор расскажет, что положено в корзинки! Интересно же!

+3

5

Эстелла решилась сегодня на беспримерный подвиг - пришла в церковь с корзинкой. Да, и её уговорила неугомонная Лора участвовать. А заодно и Аннабел добавила. Собрав корзинку, Эстелла надела одно из праздничных платьев - скромное по меркам Испании, но нарядное по здешним порядкам: шёлковое, бледно-голубое, с серебряным кружевом на вороте, по рукавам и подолу, с поясом того же кружева. Это платье мама сшила последним, прежде чем заболела. И продать его в магазин миссис Бейлис у Искры не поднялась рука. Она решила, что если когда-нибудь выйдет замуж, то платье станет её подвенечным нарядом.
В последние дни Эстелла начала осознавать, что чувствует себя уже лучше. По крайней мере, снова научилась поднимать глаза, когда идёт по улице, и голос почти не дрожит, если приходится к кому-то обращаться. Правда, пока что нормальное общение складывалось всё с теми же Лорой, Аннабел (девушка по-прежнему помогала в кондитерской, хоть отец и звал назад в больницу), отцом и доктором Редмоном, принявшим участие в судьбе обвинённой дочки коллеги.
Спрятавшись за колонной, которую обвивала лестница на хоры, Эстелла ждала жребия, который определит её нынешнего собеседника. Будет забавно, если она достанется отцу или доктору. И ещё забавнее - если пастору. Хотя это вряд ли. Тут уже не до смеха будет, учитывая их знакомство и то, что он подумал о найденной за городом оборванной и больной девушке. Впрочем, Господь милостив и не должен допустить такого издевательства над психикой Искры. Да и пастору мало приятного было бы стать собеседником неприятной ему особы.
Пожалуй, самым страшным было бы попасть на пикник к шерифу. Эстелла не могла объяснить, почему, но Дэвида Грея она ужасно боялась. А после этой истории с раненым бандитом ещё и стыдилась почему-то. Хотя чего ей стыдиться? Она виновна лишь в том, что запальчиво выкрикнула о своей лекарской науке, и бандит принял это за опыт. Тем более что доктор определил - вины Искры в смерти бандита нет, он и так умер бы. Но всё равно - если пастор девушке просто не нравился, то шерифа Эстелла откровенно побаивалась.

+2

6

Сегодня мистер Редмон выглядел элегантнее обычного. Его всегда безупречный костюм дополняли перчатки тонкой кожи, трость, шейный платок и аккуратная шляпа. Причинами такого парада послужили несколько обстоятельств. Во-первых, разного рода благотворительные мероприятия были обычным делом в его детстве и юности, и в настоящее время неизменно вызывали приятную ностальгию. Во-вторых, с младых ногтей Эдвардом было усвоено, что в свет необходимо выходить только убедившись в безупречности своего облика. В-третьих, на сегодняшний день он возлагал некоторые надежды в плане знакомств. Прожив в Амистаде определенное время, он обзавелся хорошими профессиональными связями, но вот в личном плане пока не везло. Особенно с дамами. Приставать к пациенткам не профессионально, а не-пациентки по воле судьбы оказывались в не зоне досягаемости редмоновского очарования.
Поэтому, увидев в церкви разноцветные ленты шляп, румяные личики и ощутив тот особый легкий аромат, который всегда возникает в месте, где собралось много женщин, испытал смесь радости и предвкушения. Нужно выбрать самую изящную и неброскую корзинку. Наверняка умелые ручки, собиравшие её, были подвластны позывам тонкой натуры. А тонкая натура, как известно, непременно выражается и в общей прелести дамы.
Мистер Редмон уже было собрался придирчиво изучать внешний облик каждого лота, как само открытие аукциона вдруг подверглось угрозе. Его старый знакомец пастор, вызывавший у дока весьма противоречивые мысли, что-то сделал не так и то ли поспешил, то ли что-то упустил, что немедленно привело к волнению, пробежавшему по рядам и выплеснувшемуся в выкриках не самого достопочтенного жителя городка. Аукцион грозил быть испорченным так и не начавшись, но тут из спячки вышел внутренний рыцарь Эдварда. Этот глупец имел свойство вовлекать доктора во всякие его не касающиеся происшествия, вот и сейчас он вскинул руку доктора и громко прокричал:
- Доллар! Я даю серебряный доллар! А вам мистер, должно быть совестно, вы же пришли сюда не ради питания!

+4

7

Обычно Анабел старалась избегать светской жизни Амистада, однако были в городе такие мероприятия, не посетить которые было бы ужасно дурным тоном, и благотворительный аукцион для потребностей местной школы как раз относился к разряду подобных событий. Поэтому госпожа Голди, подтверждая  свою репутацию серьезной дамы, явилась в церковь ровно к назначенному времени. Компанию своей хозяйке составила Дороти. Корзинки обеих дам еще раньше  перекочевали в отведенный им уголок, и вряд ли кто-либо из потенциальных покупателей смог бы выделить их среди корзинок других горожанок. Неспешно шествуя по проходу, Анабел вежливо приветствовала уважаемых жителей Амистада, которые отвечали ей в том же духе. Нарядное общество шумно переговаривалось в ожидании торгов. Бел мимоходом успела заметить, что Мэгги Смит – юной фермерской дочке – весьма идет новая шляпка; один скупой торговец, кажется, нарядился в костюм из своего самого дорого сукна,  по всей видимости, желая впечатлить, некую даму; а парочку местных сорванцов строгие родители даже сумели заставить  умыться и надеть чистые рубашки. Правда, зная об энергичности этих ребят, можно было поставить кругленькую сумму на то, что рубашкам тем недолго осталось пребывать в идеальной чистоте. 
Анабел не без удовольствия отметила, что выглядит  достойно среди нарядных дам Амистада. На хозяйке кондитерской было темно-зеленое платье, сшитое по недавней английской моде. Не слишком роскошное, но достаточно эффектное. Руки женщины были традиционно спрятаны в светлые кружевные перчатки.
Вскоре после того, как Анабел и Дороти заняли свои места на скамейке, пастор приступил к проведению аукциона. Наблюдать за торгами было весьма любопытно, ведь жители Амистада так живо реагировали на все происходящее!

+4

8

К началу аукциона шериф чуть было не опоздал. С утра он отправился на лесопилку, прикинув, что должен успеть вернуться в город вовремя. Но на обратном пути его догнал работник с фермы Лоры Браун. Размахивая руками на манер ветряной мельницы, Стив Кернер, паренек небольшого умишка, но крепкий и выносливый, несвязно рассказывал что-то о большой кошке, которая повадилась навещать загон миссис Браун. Два ее прошлых визита не причинили ущерба вдове - видимо, зверя кто-то вспугнул. А в эту ночь из стада исчезла справная телочка. Правда, кошачьих следов не было, и хозяйка заподозрила, что телку просто украли, а потому и послала Стива  за шерифом. Волк долго и тщательно осматривал кораль, и в результате  все-таки обнаружил след "большой кошки" - вероятнее всего, горного льва. Правда, он был прилично затоптан скотиной, которую рано утром выпустили из загородки на пастбище. По этой же причине трудно было понять, успешной ли была охота кугуара, или же действительно кто-то из новых работников, знавший о том, что хищник крутился возле загона, украл телку. И вполне мог громче всех кричать о нападении хищника, отводя от себя подозрения.
Закончив осмотр, шериф переговорил со старшим из Лориных ковбоев - Питом Рыжим, и попросил, чтобы тот мухой летел в город и звал на помощь его лично, как только увидит новые следы кошки около фермы. В результате Грею пришлось гнать Тоби быстрым галопом, чтобы успеть к розыгрышу первого лота. Оказавшись в задних рядах и понаблюдав за тем, как преподобный Комптон начал торги, он сразу понял, что опыта ведения подобных мероприятий у пастора не было. Дэйв мысленно признал правоту Сэнди Шляпы, но несколько напрягся, зная, что этот тип в состоянии устроить спор и ссору  буквально из ничего. Однако док Редмон, со спокойствием и изяществом истинного джентльмена, спас положение. Он предложил такую цену за "кота в мешке", что тем самым сразу же положил конец торгам за первый лот. И одновременно переключил внимание публики с неудачливого аукциониста на свою персону. Однако оставался еще Сэнди Шляпа, которому док не преминул сделать замечание. Зная, что этот малый не упустит возможности пошуметь, Волк энергично ввинтился в толпу тех, кому не хватило сидячих мест в церкви. Прихожане увлеченно  обсуждали неслыханную щедрость мистера Редмона, провожая взглядами продвигавшегося вперед шерифа. Вскоре он оказался рядом с доком. Стоявший в проходе поблизости Сэнди, увидев Грея, прикусил язык и постарался укрыться от его взгляда за широкими спинами горожан.
- Здравствуйте, мистер Редмон. Я специально пробрался к вам, пока вы еще не успели забрать свою покупку и удалиться с той, кто собирал корзинку. Помнится, вы говорили, что у себя на родине мечтали поохотиться на какое-нибудь экзотическое животное. Так вот, возможно, скоро вам предоставится такая возможность.
И шериф принялся рассказывать доку о следах на ферме Лоры Браун.

Пастор умел учиться на ошибках. В том числе и на своих собственных. Не всегда с одинаковым успехом, но зато  быстро, по горячим следам.  Выкрик Сэнди Шляпы он учел сразу же, и даже благосклонно кивнул крикуну. Мол, понял, сын мой, учту оплошность, простительную  тому, кто дни и ночи проводит в молитвах и далек от светской жизни.
- Прошу вашего внимания. Аукцион продолжается.
Энтони поднял корзинку, на ручку которой был повязан сиреневый бант.
- Итак... Что же находится внутри...
Пахло из корзинки божественно. Копченым мясом, какими-то неизвестными пастору специями. Комптон сглотнул слюну, с тоской думая о том, что ему самому тоже придется раскошелиться и выложить несколько монет за обед, на котором придется держаться, черт побери, сообразно с саном. То есть, следить за тем, чтобы случайно не поковыряться пальцем в зубах и не погладить сквозь ткань юбки круглое колено красотки, которая окажется  его партнершей на пикнике.
- Ммммм...Тот, кто купит эту корзинку, в голодный обморок не упадет. Здесь и мясной пирог, и что-то еще с копченым мясом, и кукуруза... и даже прекрасное вино!
Пастор обвел взглядом собравшихся.
- Итак... Мистер Редмон задал высокую планку, купив "кота в мешке", как выразился мистер... мистер...
Фамилию Шляпы пастор не знал. Он замялся, лихорадочно прикидывая, уместно ли будет назвать Сэнди прозвищем или  все и так уже поняли, кого он имел в виду.

- Полтора доллара за эту корзинку! - поднял руку Грей, только что закончивший рассказывать доку о возможной охоте на кугуара.
Он не услышал перечисления ее содержимого, но посчитал, что негоже тянуть с покупкой. И сходу предложил немного больше, чем Редмон заплатил за первый лот.

- Полтора доллара - раз, - скороговоркой зачастил Энтони, - Полтора доллара два.... Кто-то даст больше? Нет?  Три... Продано!

Написано совместно с мистером Комптоном.

+3

9

- Продано! - перекрывая шум голосов собравшихся возвестил пастор ровно в тот момент, когда в церковь вплыла собственной персоной мисс Джинджер. Разряжена девица была в пух и прах, накрашена и того шибче, благоухала же так, что первые весенние насекомые предпочитали облетать странный источник аромата, опасаясь лишиться обоняния. Пару секунд Джин высматривала себе местечко, и, увидев скамью, где в рядок расположились фермерские дочки (свежие девицы на выданье в количестве четырех человек, подружки, уговорившие родителей дать посидеть им вместе), смело двинулась в её направлении. Подойдя к намеченной скамье, Джинджер увидала, что добрая её половина свободна - неискушенные девушки присутствия дьявола испугались бы меньше. Они так вжались одна в другую, что Джин запереживала, досчитаются ли фермеры своих дочерей, и не придется ли им по окончании торгов идти за дробилом вместо пикника?
Вспомнив пикник, девица тут же отбросила смятение по поводу положения чужих отпрысков. Ей не терпелось окунуться в шумную атмосферу торгов и получить приятный результат в виде беседы на воздухе с одним их тех олухов, у кого водятся деньги и кто готов их потратить на такую дребедень, как корзинки незнамо с чем. Значит за более экстравагантные вещи, нежели початок кукурузы, олухи с деньгами расстанутся и того охотней. Ради расширения своей, так сказать, клиентуры Джин с утра даже соорудила корзинку и уговорила одного из своих приятелей (странного джентльмена, который, кажется так до сих пор и не понял, чем она занимается) передать её пастору. Корзинку у нее могли и не принять, а вот выгнать из церкви  - тут уж извольте. Отпетые грешники - самые желанные гости в таких местах. Стоит оговориться, что это, конечно, в идеале.
Однако вожделенной шумной атмосферы как-то вмиг стало меньше. Люди, успевшие увидеть новоявленную прихожанку, замолчали и уставились на неё, поменяв благодушие своих лиц на неприкрытую суровость. "Их настроение - их проблемы" - Джин вальяжно уселась на скамье и плавным жестом руки дала понять присутствующим, что её персона не стоит такого пристального внимания.

+3

10

Адские муки, которые  преподобный испытывал,  заглядывая в корзинки, наполненные вкуснейшей снедью, обязательно должны были   обеспечить ему местечко в раю.  В очередной раз сглотнув слюну, Энтони  записал, кто купил лот и за сколько, и подтолкнул зазевавшегося  Келвина. На него сегодня была возложена важная миссия: он важно подходил к купившему корзинку и открывал перед ним шкатулку, куда полагалось опускать плату за купленную корзинку. Перед началом аукциона Комптон  предметно продемонстрировал парнишке, что будет, если при подсчете собранных денег он не досчитается хотя бы одного цента.  Поэтому о сохранности выручки пастор не беспокоился.
Толчок в спину мальчишки не возымел должного действия. Приоткрыв рот, Келвин таращился на кого-то из сидевших в первых рядах. Энтони проследил за его взглядом и мысленно поаплодировал смелости некоей рыжей особы, все-таки явившейся в церковь, несмотря на еще свежие воспоминания о скандале, случившемся на рождественском представлении. Растянув губы в улыбке, он похлопал Келвина по плечу и прошипел ему в ухо тоном, не предвещавшим ничего хорошего:
- Топай живее, паршивец, чего застыл?
Служка поспешно направился к шерифу, а пастор недрожащей рукой приоткрыл следующую корзинку. С синим бантом на ручке.
- В этой корзинке наверняка находится то, что сумеет понравиться даже завзятому гурману.
Комптон заглянул под покрывавшую снедь салфетку.
Дьявол, как же оно пахнет...
- Копченая грудинка, энчиладос, пирог с сыром, ежевичное вино.... и еще нечто такое, что должно стать приятным сюрпризом тому джентльмену, который купит все это великолепие.  Думаю, что начальная цена за такое угощение должна быть никак не меньше доллара. Уверен, что кто-то даст больше.
Пастор чуть посторонился, пропуская Келвина с его шкатулкой, и воззрился на мужчин.

+4

11

- Доллар и дайм! - донеслось от двери.
Все обернулись. Миссис Риверс охнула.
На пороге с вызывающим видом стоял одиннадцатилетний Джонни Блоссом, постоянная головная боль учительницы.
- А чего? - гордо встретил мальчишка гневный взгляд своей наставницы. - Я копилку разбил! А нигде не сказано, с какого возраста можно торговаться! Эй, я же сказал: доллар и десять центов!
Миссис Риверс молча прошла сквозь строй хохочущих зрителей, уцепила юного Блоссома за шиворот и поволокла прочь.
Мальчишка вырывался и орал про свободы американского гражданина. И про то, что его денежки не хуже "всехних". Но эта демагогия не помешала миссис Риверс оттащить мальчугана подальше от церкви и пообещать, что сегодня же она зайдет к родителям Джонни - потолковать о воспитании детей.
- А еще, - завершила она свой гневный монолог, - я потолкую с родителями Стивена Стивенса!
Миссис Риверс догадывалась, что на эту эскападу Джона подбил известный школьный провокатор Стивенс, который сам почти не хулиганил, зато мастерски толкал на озорство других.
Выстрел был произведен наугад - но угодил в цель. Джон Блоссом застыл с открытым ртом, пораженный прозорливостью учительницы. А та, отряхивая ладони, победно вернулась в церковь.

Отредактировано Кэтрин Риверс (2015-03-24 00:05:10)

+5

12

Негоже было помощнику учителя оставаться в стороне от участия в аукционе.  Тем более, что даже  кое-кто из учеников, видимо, тайком от родителей затесавшийся в ряды покупателей, собрался совершить покупку. Правда, сделать это ему не удалось. Бдительная миссис Риверс моментально отреагировала на сделанную им ставку. Она так быстро выдворила незадачливого покупателя за дверь, что Келли не успел поучаствовать в процессе.  Пока он вставал с места и протискивался к выходу из церкви, учительница уже успела вернуться на свое место. Вик двинулся назад и совершенно случайно поймал обращенный на него взгляд пастора, как раз огласившего стартовую стоимость очередной корзинки.
- Полтора доллара, - махнул рукой Виктор.
Уподобляться Джонни Блоссому и называть меньшую цену, чем заплатили за свои лоты доктор с шерифом, было неловко. Однако появившийся в дверях церкви бармен поднял ставку. На целых десять центов. Вик шепотом чертыхнулся и накинул еще двадцать центов. Трижды стукнул молоток аукциониста, и корзинка с небрежно завязанным на ручке синим бантом перешла в  собственность Келли.

+2

13

Корзинка с синим бантом досталась помощнику учительницы. Комптону пришлось снова подтолкнуть к покупателю зазевавшегося Келвина. Мальчишка сегодня буквально спал на ходу - видимо, опять всю ночь тренировался прятать карты в рукав и незаметно извлекать их оттуда. Пастору впору было уже пожалеть о том, что он от скуки показал мальцу этот трюк.
Дождавшись, когда служка со шкатулкой вернется и займет свое место рядом с аукционистом, Комптон взял следующую корзинку. Она  отличалась от остальных отсутствием банта на ручке. Ее верх был затянут тафтой тошнотворного, по мнению пастора, розового цвета. Содрогаясь от омерзения, но удерживая при этом на лице постную благостную мину, Энтони приподнял краешек покрывала. И обмер, увидев содержимое корзинки.
- Э-э-э-э, -  глубокомысленно протянул он, лихорадочно соображая, как бы так  иносказательно  перечислить то, что покоилось под тафтой, чтобы не отвратить от этого лота покупателей.
Из-под связки острых перчиков, вальяжно раскинувшейся на двух бутылках, выглядывала какая-то записка. Комптон ухватился за нее, как утопающий за соломинку.
- Не буду перечислять весь тот восхитительный набор лакомств, ожидающий счастливчика, который купит эту корзинку, - наконец-то заговорил он, - а просто прочту стихи, приложенные к нему.

Почтенный муж, должно быть ты
Блаженный баловень судьбы.
Средь постных и унылых мин
Твою украсит счастьем джин.

Стихи полностью соответствовали содержимому корзинки. Поэтому Комптон ограничился чтением вслух только одного четверостишия. Тем более, что во втором раскрывалась тайна имени той "художественной натуры", что  так творчески подошла к выбору и упаковке снеди для пикника.

- Ну же, джентльмены, - поторопил он притихших мужчин, ошалело внимавших высокой поэзии, - неужели ни у кого нет желания заплатить за такое великолепие каких-то жалких полтора доллара?

Отредактировано Энтони Комптон (2015-04-21 02:19:21)

+3

14

- А я знаю, чья это корзинка! - послышался от входа восторженный ребячий вопль.
Джонни Блоссом, решив, вероятно, что трепка ему так и так обеспечена, вернулся к церкви и с интересом наблюдал с порога за торгами.
- Знаю-знаю-знаю, чья корзинка! Это учительницы нашей! Она стихи сочиняет! Я сам читал, когда она бумажку потеряла... ой!..
Уши миссис Риверс побагровели. Глаза метнули молнию. Женщина сурово двинулась к двери.
Но не зря сказано: "Кто предупрежден, тот вооружен". Юный Блоссом был начеку. Он поспешно кинулся наутек.

Отредактировано Кэтрин Риверс (2015-04-24 00:05:37)

+3

15

Карлосу совсем не хотелось идти на это мероприятие, но общественность надавила. Роль этой самой общественности отлично сыграла родная дочь, чей укоризненный взгляд доктор поймал на себе, как только хотел высказать важную причину, честно выдуманную, почему он не может присутствовать.
Почти весь аукцион Карлос тихо-мирно просидел, надеясь на то, что все само как-то рассосется, и в дальнейшем его участии не будет нужды. Такие развлечения – удел молодых или веселых. Ортега не был ни молодым, ни веселым. В общем, доктор был уверен, что его унылой компании никто рад не будет, поэтому делал все, чтобы никому не испортить развлечения. А именно сидел и молчал.
Но вот пастор взял очередную корзинку. Описание ее содержимого Карлос прослушал, как и всех остальных, задумавшись о чем-то своем. А уж разницы – с бантами она или без – и вовсе не заметил. Не мужское это дело – на банты заглядываться. Но мужчины уж как-то притихли, и это не могло уйти от глаз доктора.
А тут еще этот мальчишка, которому действительно нужна была хорошая порка. Сам-то Карлос против детей ничего не имел, у него ведь у самого была дочь. Но некоторые дети просто требовали к себе особого отношения.

Как известно, работа Карлоса состояла в том, чтобы помогать людям. И это вошло в его привычку. Вот и теперь, видя, что никто не горит желанием покупать корзинку, он был уверен, что ее обладательница очень расстроится. Поэтому и поднял руку.
- Полтора доллара? – скорее спросил Карлос, потому что был не уверен в том, что эта именно та цена, с которой все и начинается.
Но, кажется, перебивать ставку никто не собирался…

+3

16

Бертрам всегда был готов помочь даме. Особенно, если совесть грызла его за то, что даме он врёт ужасно, корча из себя - так бы на сцене играл, зрители бы рыдали, - ещё большего сумасшедшего, чем обычно. Потому что, если сказать правду, то ничего хорошего бы не вышло. Джин была... той девушкой, с которой не хотелось заводить разговор о "я знаю, чем ты занимаешься, я же не полный идиот... не понять это с третьей попытки". Потому что такой разговор, мог закончится как хорошо - в каком-нибудь другом мире, - так и ужасно, а рисковать не хотелось. Порядочный человек должен был бы презирать Джин и не обманывать её одновременно. И не обижать девушек - то есть этот порядочный человек был тем ещё лицемером, который, по каким-то своим личным причинам, отказал Джинджер в праве не быть обиженной. Хотя его можно понять - наверное, но всё равно, речь идёт не об абстракциях, а о живых людях!

О девушке, с которой можно обсудить, где прятать украденную лошадь - и спрятать, занудность некоторых признанных классиков, и подсыпать её мадам в борделе, в пудру порошок от которого мадам будет чесаться ещё неделю. Последнее и есть главная проблема. Не чесотка - по заслугам.
И Бертрам солгал Джин. И ещё раз, и перевёл разговор на другую тему... и пошутил, и солгал.
Потому что прыгать с обрыва, надеясь на руку внизу, лучше хотя бы умея плавать. А риск ради риска... хорош в романах.

В общем, Бертрам готов был отнести корзинку Джин не то, что на аукцион, а на Северный Полюс и дальше. И может, если... выкупить, хотя это, конечно, нечестно, по отношению к другим, но он в последнее время и так совершил много чего бесчестного.
Решено. Нужно выкупить эту корзинку и поговорить с Джин.

Бертрам решительно направился в церковь - думать он решил снаружи, чтобы не мешать торгам и не вызвать вопросов ещё и от от окружающих, поэтому  большей частью всё пропустил и в информации был ограничен. Но аукцион это же не сложно, верно?

Когда про корзинку Джин прозвучали предположения, что выпить джина предложила миссис Риверс - школьная учительница, женщина нравов строгих и разумных, и, оказывается, увлекающаяся поэзией, - и Бертрам понял, что точно нужно действовать, даже если небеса прокляли его.

Но фраза "Полтора доллара, джины и вправду очень интересные существа" - была прервана мистером Ортега. На сколько же теперь поднять цену за эту проклятую корзинку?!

- Полтора доллара и двадцать центов, - решился Бертрам. Кажется, кто-то кричал о долларе и десяти центах...  значит, будем играть на повышение, как там на скачках - прячут подкову в рукав... Или что-то такое.

Отредактировано Бертрам Кластер (2015-04-24 02:30:17)

+1

17

Кажется, аукцион уже подходил к концу, Карлос только заметил, что корзинок стало намного меньше. Ему, наверно, все-таки следует что-нибудь купить, раз уж он пришел. К тому же, его ставка нашла отклики, и ее уже перебили.
Доктора это не расстроило, скорее обрадовало, что он решил и дальше посражаться:
- Полтора доллара и тридцать центов, - сказал он голосом таким спокойным, какого на аукционах, даже местных, скорее всего и не слышали никогда.
И лишь теперь Карлос взглянул в ту сторону, откуда слышалась последняя ставка. Нельзя сказать, что он слишком уж хотел препятствовать молодому поколению (а для доктора все, кто был старше 20 и младше его самого относились к одной возрастной группе и считались молодыми), но… Как это теперь называется – дух соперничества? Кажется, молодые люди им не обделены.
В общем, пусть будет так. Доллар и восемьдесят центов – не такая уж и большая сумма. Скажем, не огромная.

Отредактировано Карлос Ортега (2015-04-25 00:26:03)

+2

18

Во всей ситуации был один плюс. В борьбе за корзинку появился азарт, который заглушил на время составление планов разговора с Джин. Дальше  "знаешь, я...  раньше работал детективом и поэтому... А ещё я обвинил невиновного человека и он до сих пор со мной не разговаривает" - они ещё не прошли.
К слову, Бенджамин и Бертрам не разговаривали по причине того, что Бертрам находился на другом континенте, а Бенджамин - в Англии, но право, не будем придираться к мелочам.
К счастью, нашему герою повезло - он за раздумьями на тему "как поговорить с Джинджер" не заметил, что сама Джинджер сидит в церкви, иначе бы торговался не так сосредоточено.     

Бертрам вежливо кивнул оппоненту - мистеру Ортега, врачу, - драться, так по правилам, к тому же тот его сильно выручил...  и принялся торговаться.

- Два доллара пятьдесят центов, - сумма уже крупная, кажется.
По крайней мере, насколько Бертрам судил по цене за аренду номера. И компенсации за то происшествие с ружьём, двумя портье, номерами и Генри. И тому случаю... в общем, он кажется, разбирается в местных ценах и крупных тратах, причем почему-то исключительно неожиданных и связанных с происшествиями, в которые люди, называющие себя приличными, не попадают. В падении по стезе порока есть преимущества - теперь, когда Бертрам лжец, ему можно меньше об этом думать.

+1

19

Можно было только гадать, что именно стало причиной отчаянного торга за  право провести время с поэтессой: внезапная любовь к поэзии или же название напитка, упомянутое в поэтическом шедевре. Преподобный  кое-как сохранял серьезное выражение лица, представляя, как вытянется физиономия у того счастливчика, который станет обладателем этой корзинки. Не только из-за ее содержимого. Волею автора стихотворения, он, в отличие от торговавшихся горожан, точно знал, кто именно заботливо затолкал под розовую тафту выпивку без закуски. И это была не учительница, как предположил какой-то не в меру бойкий мальчонка, до этого уже пытавшийся участвовать в торге.
Доктор Ортега не нравился преподобному. Еще со  времен скандала, разгоревшегося вокруг его дочки. Англичан же он просто не любил. Всю нацию оптом, по причине, таившейся в его туманном прошлом. В его понимании между "не нравится" и "не люблю"  была целая пропасть. И нелюбовь в нынешней ситуации имела существенные преимущества перед отсутствием симпатии. Потому-то в соперничестве этих двоих он отдал предпочтение долговязому Джону Буллю. Тем более, что денежки  у парня точно водились, иначе он  не решился  бы так легко расстаться с двумя с половиной долларами. Особенно после ранее совершенных им довольно-таки дорогостоящих "подвигов", о которых в городе  наслышаны были все, включая осла, принадлежавшего Беспалому Хэнку.
Народ в церкви притих.  По меркам Амистада сумма, которую англичанин собирался отвалить за несчастную корзинку, была огромной. Ожидание того, что найдется кто-то более безумный, чем этот чокнутый Кластер, и выкрикнет ещё большую цену,  повисло в воздухе затяжной тишиной. В ней особенно громкими показались удары молотка и голос Комптона:
- ... Два с половиной доллара... три... Продано!
Келвин без понуканий заспешил к  Кластеру. А преподобный взялся за корзинку с изумрудно-зеленым бантом на ручке.
-  Мистер  Ортега, - обратился он к испанцу, -  хочу  лично вам  предложить этот лот.  Даже не заглядывая внутрь, могу точно сказать, что здесь лежит  восхитительный яблочный пирог. Его аромат чувствуется на расстоянии.
В корзинку пастор  все же заглянул.
- Он там не одинок, - доложил Энтони  доктору. - Ему не скучно в обществе ветчины, тортильяс и бутылки прекрасного напитка. Согласитесь, доллар восемьдесят центов - приемлемая цена  за такую компанию. Уверен что вы с ней  и с той,  кто ее собрал, тоже не заскучаете.

Отредактировано Энтони Комптон (2015-05-09 15:55:10)

+3

20

Карлос с легким сердцем отпустил прошлую «добычу», и ничуть об этом не жалел. Да и новую хватать не собирался, если бы не преподобный. Не то, чтобы доктор не умел говорить слово «нет», просто сейчас оно было совершенно неуместно.

- Конечно, преподобный, - ответил Карлос на прямое обращение, - Доллар и восемьдесят центов.

В этой церкви, да еще и под взглядами многочисленных горожан, Карлос чувствовал себя неуютно, и ему побыстрее хотелось расквитаться с этим и перейти к более уединённой и приятно части всего мероприятия – пикнику.
Карлосу всегда хватало и того внимания, что он получал в больнице, и он совершенно не был способен принимать его в других местах. А здесь головы, будто по команде, все разом поворачивались в сторону звуков: если говорил пастор, взгляды были обращены к нему, как только кто-то называл свою ставку, они поворачивались к смельчаку и внимательно его разглядывали, ожидая, когда прозвучит следующая ставка, чтобы было можно повторить это действо.

Отредактировано Карлос Ортега (2015-05-05 17:50:00)

+2

21

Хотя участвовать в торгах дамам не полагалось, леди на аукционе вовсе не скучали. Прежде всего, каждая из  них с удовольствием переживала  тот волнительный миг, когда аукционист предлагал желающим сразиться за ее собственную корзинку. Во сколько оценит ее тот или иной джентльмен? Не окажется  ли цена ниже, чем на корзинку  «закадычной» подружки или болтливой соседки? И, наконец, самое важное – станет ли выкупивший корзинку джентльмен приятной компанией для пикника?
Горожанки Амистада, кто самостоятельно, а кто, как Анабел, при помощи служанок,  изо всех сил старались, чтобы у пастора был повод нахваливать ту или иную потенциальную покупку. Дамы, прослывшие здесь первыми хозяйками, особо старались перещеголять друг друга. И, судя по всему, соревнование это шло между ними уже не первый год.
Пытаться угадать, кому принадлежит та или иная корзинка, было забавно, однако некоторые, особо деятельные дамы и девицы Амистада, не желали пускать такое важное дело на самотек. Такие леди весьма выразительно пытались намекнуть симпатичным им джентльменам, что им стоит обратить пристальное внимание  на один из разноцветных бантиков. Понятливые джентльмены ко взаимному удовольствию догадывались быстро. Впрочем, не обошлось и без курьезных случаев. Вот, например, сейчас едва ли не вся церковь наблюдала, как там самая хорошенькая фермерская дочка Мэгги Смит изо всех сил пытается намекнуть Чарли Слоану – работнику отца, что вот та корзинка  в дальнем углу где-то по правую руку от пастора, принадлежит ей.  Но юноша, увы, был весьма недогадлив. К счастью, столь же недогадлив был и отец Мэгги, иначе не миновать семейного скандала на публике.
Благодаря  некоторым не в меру разговорчивым дамам Амистада, весь город знал подробности любовной истории Мэгги и Чарли.  Молодые люди испытывали друг к другу весьма теплые чувства, однако суровый отец мисс Смит даже слышать не хотел о браке дочери  с безземельным оборванцем. Чарли был хорошим работящим парнем, но, увы, полным сиротой. Отец его по себе оставил одни только долги, на уплату которых и была продана ферма Слоанов. А Чарли пришлось наниматься в работники на чужой земле. Какой-нибудь искушенный писатель, наверняка, счел бы эту историю банальной, но жителям Амистада  этот сюжет был по душе.  Впечатлительные  амистадские девы томно вздыхали и сочувствовали влюбленным, развеселые друзья Чарли советовали ему сбежать с красавицей, обвенчаться где-то по соседству и лишь потом вернуться к суровому отцу за благословением. Предварительно, разумеется, убедившись, что ружье у него не заряжено. Остальные же просто наблюдали, как жизнь расставит все по своим местам…

+2

22

Эстелла сидела на скамье, наблюдая за торгами. Её корзинка всё ещё стояла в ряду товарок, ожидая продажи. Интересно, кто купит? Только бы не пастор... После того, как он нашёл полуодетую и измученную девчонку, та не испытывала никакого желания общаться со служителем церкви. К счастью, в протестантской церкви ей особо нечего было делать, так что встречались они с пастором крайне редко.
Над ставками отца Эстелла тихо хихикала - нелюдимый и необщительный доктор Ортега явно не в восторге был от идеи пикника с неизвестной пока дамой. Но отказать дочери он не мог, так что сидел сейчас и послушно торговался. Вот смешно будет, если отец купит корзинку дочери! Словно им дома поговорить не о чем, чтоб ещё и на пикник идти. Однако на всё воля Божья, корзинки разыгрываются вслепую, так что единственный шанс намекнуть желаемому партнёру по пикнику - надеть, скажем, шляпку с лентой в цвет той, что на корзинке. И невзначай так провести по ней пальцем, показывая, какой лот следует купить кавалеру.
После истории с операцией прошло почти полгода, и Эстелла уже вполне оправилась от пережитого тогда. И даже готова была строить отношения с горожанами дальше, только пока непонятно было, как это сделать... А сами горожане не шли навстречу, ограничиваясь доброжелательными улыбками.

+1

23

- Хороший выбор, мистер Ортега, - одобрил доктора Комптон.
Келвин заспешил к покупателю, не дожидаясь очередного подзатыльника. Преподобный придирчиво осмотрел заметно поредевший строй корзинок. выбрал одну из них, украшенную лиловым бантом, и заглянул внутрь.
- Леди, наполнявшая эту корзинку, несомненно, обладает развитым чувством прекрасного.
Пастору с трудом удалось сдержать усмешку при виде того количества  бумаги и лент, что  было использовано для упаковки продуктов. По его мнению, лучшим украшением корзинки стал бы старина Джек Дэниельс, а не эти девчачьи бантики-фантики.
- Сделанная ее руками упаковка просто прекрасна. Думаю, что не менее восхитительными окажутся пироги, курица и еще что-то... Не хочу нарушать красоту и разглашать все секреты этой корзинки. Пусть тот, кто купит эту корзинку, получит приятный сюрприз.
В виде отсутствия в ней какого-либо спиртного. Хотя в приятности такого сюрприза можно очень сильно усомниться.
Энтони  обвел взглядом свою паству.
- Думаю, что стартовой ценой правильно будет назначить ту, которую заплатил за свой лот наш уважаемый доктор. Итак...

Отредактировано Энтони Комптон (2015-05-09 15:56:32)

+3

24

Генри откровенно скучал, пытаясь подавить зевоту. Он мысленно уже тысячу раз помянул не очень добрым и приличным словом Бертрама, который все уши ему прожужжал про этот дурацкий аукцион, нудел и нудел, пока крепость в лице Моргана не выкинула белый флаг и не согласилась пойти куда угодно, хоть к чёрту на рога, только бы он отстал. Если Берт думает, что его три или четыре доллара как-то помогут местным детям или куда там должна была идти выручка - Генри так толком и не запомнил - его дело, а вот сам техасец был на этот счёт совершенно иного мнения. Если он и пожертвует на эту чепуху пару долларов, так это как мёртвому припарка. Другое дело, если бы они наконец нашли сокровища и отдали какую-нибудь часть от них, даже самую маленькую - это уже другое дело. А то курам на смех. Да и деньги у Генри в отличие от английского аристократа были не лишние.
Не особо соблазнила его и возможность провести пикник с какой-нибудь из местных дам. Он парень простой, манерам не обучен, вряд ли его компания будет приятна девушке из приличной семьи... Да и он сам будет чувствовать себя не в своей тарелке, не зная, куда себя деть, и как вообще себя держать. Он не Эшлин, не к ночи будь помянута, и в пансионах не обучался.
Однако Бертрам, притащив его на место действия, на удивление сноровисто подгадал момент и слился с толпой, дабы не терпеть рядом хмурую физиономию друга и не слушать его ворчание сквозь полусжатые зубы, держащие, как обычно, огрызок дешевой сигары. Ну ничего, Амистад - город маленький, Морган этого благотворителя ещё найдёт, ив сё ему выскажет, когда эта канитель закончится.
Он всячески до последнего оттягивал момент покупки чёртовой корзинки, но, как говорится, перед смертью не надышишься. "Ладно уж, возьму хоть эту и покончим с этим", - решил Генри. В конце концов, одно приятное обстоятельство во всей этой затее представлялось возможным найти -  в корзинках, как успел заметить потомок флибустьеров, присутствовало вино, так хоть выпить можно.
- Два, - лениво бросил Морган, загнав сигару в угол рта.

+3

25

Пол Майрес не хотел идти на аукцион. С женой.  Без нее он пошел бы туда с огромным удовольствием. И наверняка купил бы корзинку одним из первых. Но под недремлющим оком мамаши Майерс, как называли его супругу парни на лесопилке, ежедневно потреблявшие ее стряпню, ни о какой покупке корзинки и пикнике с той, кто ее наполнил, и  речи быть не могло. Вот стоило ли ему вместе с другими работниками тащиться с лесопилки в город, если невозможно было ни выпить, ни развлечься? Миссис Майерс восседала рядом с мужем, зорко поглядывая по сторонам и запоминая мельчайшие подробности происходившего. Ей  предстояло потом в красках описать аукцион жене хозяина лесопилки, которая со дня на день должна была родить и потому в город не поехала. Присутствие  супруги ставило большой жирный крест на всех нехитрых удовольствиях, которые мог себе позволить мужчина в Амистаде. Поэтому Пол тихо подремывал, сидя на скамье в церкви, пока вокруг него кипели аукционные страсти. Однако когда совсем рядом с ним по проходу прошел Келвин со шкатулкой, Майерс проснулся, встряхнулся и вслушался в слова пастора, описывавшего содержимое  очередной корзинки. Покупатель на нее нашелся сразу же. Им оказался незнакомый Полу молодчик, мусоливший во рту сигару и с ленцой процедивший сумму, которую готов был выложить за лот. Парень не понравился Майерсу. Настолько, что Полу остро захотелось насолить ему. Не раздумывая, он практически повторил подвиг Джонни Блоссома - громко выкрикнул на весь церковный зал:
- Два с четвертаком!
- Совсем сдурел, старый черт? - взвилась мамаша Майерс. - Я тебе сейчас четвертак под глазом нарисую! Два! А ну, пошел отсюда! На улице поговорим.
Она поднялась со скамьи и потянула за собой супруга.
- Я покупаю! - прокричал Пол под смех  присутствующих, пытаясь вырваться из железной хватки жены, неумолимо тащившей его за рукав к выходу из церкви.
- Два с четвертаком раз... - невозмутимо произнес преподобный Комптон, не обращая внимания на поднявшийся шум.

Действия пастора согласованы с ним.

[NIC]Пол Майерс[/NIC][STA]НПС[/STA][AVA]http://s013.radikal.ru/i323/1505/19/c9e587310311.jpg[/AVA]

+3

26

Генри не особо хотелось торговаться, но какой-то мухортик вдруг на удивление жарко принял участие в торгах. На него и смотреть-то смешно было, а уж вкупе с боевитой супругой, которая чуть не за шкварник выволакивала несчастного вон, тем более.
- Остынь, дедуля! - со смехом бросил упирающемуся старикану Морган. - Два с полтиной.
Ещё не хватало, чтоб какой-то припадочный его обставил! В техасце невольно заговорило самолюбие. Припадочный тем временем каким-то невероятным образом умудрился выпутаться из крепких и любящих объятий своей дражайшей половины и не свойственным его возрасту галопом поскакал обратно, повысив цену сразу до трёх долларов.
"Чтоб же тебя, а! Жук навозный", - раздражённо подумал Генри. Сильно раскошеливаться за какую-то корзинку ему не хотелось, но не спускать же вот так каждому дуроломному нахалу... Плата за мужскую гордость порой бывает дороговатой.
- Три и десять, - сквозь зубы процедил Морган. "Уймись, папаша, а... Где там твоя жена, пусть хватает тебя под мышку и унесёт отсюда куда подальше..."
Вредный старикашка смерил кладоискателя таким взглядом, словно он был первый пэр Лондонского парламента, не меньше, а Генри - так, лопнувшая бутылка.
- Три с половиной!
- Три и восемьдесят.
"Если взвинтит до четырёх - заставлю Берта возвращать из своей доли" - мрачно подумал Морган.
Тот взвинтил, и не почесался. "Да у меня что, чёрт тебя побери, по-твоему, золотые россыпи в карманах?"
- Четыре с четвертью, - прошипел техасец. "Только рот раскрой, удавлю своими руками!"
И тут, на счастье Генри грозная супруга наконец протолкалась сквозь толпу и с отборной руганью цапнула неугомонного старикашку, как буксир, потащив его к выходу. Однако уже почти за порогом церкви проклятый старый пень успел выкрикнуть:
- Четыре и восемьдесят пять!
Морган чуть не выругался очень крепкими словами, спохватившись в самый последний момент, что находится не в салуне, а несколько в другом месте, которое не особо подходит для такого рода выражений. Однако, пока он соображал, молоток пастора уже угрожающе повис в готовности объявить роковое решение.
- Чёрт с тобой, пять, - выплюнул Генри.

+4

27

Семейная баталия Майерсов, развернувшаяся прямо в церкви, вызвала бурное веселье прихожан. Самые азартные уже начали заключать пари. Ставки в основном делались на то, что мамаше Майрес удастся унять распоясавшегося супруга  и вытолкать его из церкви до того, как он взвинтит цену до пяти долларов. Однако нашлись и сторонники  Пола, верившие в то, что он  успеет сделать свое черное дело прежде чем его выволокут за дверь. Но  Комптона намного больше заинтересовал молодой человек, у которого старина Пол попытался перекупить  корзинку. Энтони решил про себя, что, пожалуй, надо бы взять его на заметку и аккуратненько выяснить, откуда и каким ветром принесло в Амистад этого толстосума. А при случае, может, как-нибудь невзначай облегчить его мошну. В пользу святой церкви, конечно же.
Пока пастор размышлял об этом, " толстосум" и вырвавшийся из рук супруги Майерс  буравили друг друга взглядами, выкрикивая все более высокие цены. При этом у молодого человека был такой вид, будто еще немного - и он накинется на соперника с кулаками. Или пальнет в в него из кольта. Этого преподобному хотелось меньше всего. Все остальное его в принципе устраивало. Особенно то, что цена корзинки с лиловым бантом с каждой минутой стремительно взлетала вверх. К моменту, когда мамаша Майерс настигла супруга, торговавшийся с ним парень уже готов был выложить четыре доллара с четвертью. Когда же разъяренная женщина уже почти выволокла отчаянно сопротивлявшегося мужа из церкви, тот напоследок назвал срывающимся голосом такую цену, от которой у многих пропала охота смеяться. В наступившей тишине хлопок закрывшейся за Майерсами двери показался слишком громким. И также громко прозвучал голос молодого человека, произнесшего нечто совсем уж запредельное для Амистада. Пастор невольно шумно сглотнул, и трижды ударил молотком, повторяя сказанное парнем.
- Продано. За пять долларов.
Келвин заспешил к покупателю  и подставил ему шкатулку. Мальчишка смотрел на него с выражением священного ужаса на лице. Затаив дыхание, горожане проследили  за тем, как деньги перекочевали из кармана покупателя в шкатулку. И как-то вдруг разом негромко загомонили, обсуждая такую неслыханную щедрость, когда служка вернулся на свое место.
Оставшиеся корзинки Комптон распродавал, находясь будто в тумане. Разлетелись они довольно быстро: развеселившийся люд стал как-то живее расставаться с деньгами. Пусть не с такими огромными, как  как те, что отвалил за лот Морган, но и все же не совсем уж  скудными.
Когда все корзинки были проданы, Энтони демонстративно положил в шкатулку доллар - свой вклад в помощь школе. Затем опечатал  "сокровищницу" специально одолженным на почте сургучом. При этом он незаметно извлек из нее свой кровный доллар, и объявил аукцион оконченным. Взять больше Комптон не рискнул: а вдруг училка вела подсчет того, сколько было собрано? Шкатулку  он передал из рук в руки миссис Риверс. Потом предложил всем купившим корзинки мужчинам взять свои покупки и отправиться с ними за здание церкви. Дамам, которые предоставили лоты для аукциона, надлежало подойти к ним, опознать свои "произведения", признаться в их авторстве и отправиться с покупателем на пикник.
- Желаю вам всем прекрасно провести время. Идите с миром, - провозгласил пастор напоследок.
За его спиной Келвин украдкой стащил что-то съедобное из какой-то корзинки.

+1


Вы здесь » По закону кольта » Форт Нокс » Благотворительный аукцион


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC