Гостевая Правила О городе Персонажи от игроков Акционные персонажи Занятые персонажи Шаблон анкеты Реклама Баннеры партнеров




Дата: осень 1873 года - весна 1874 года
Место действия: Юта, город Амистад
    Silver spur.. Сообщество по Дикому Западу вКонтакте
Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
НА ВАШИ ВОПРОСЫ ОТВЕТЯТ: ДЭВИД ГРЕЙ, ЭСТЕЛЛА ОРТЕГА
Дикий Запад. Бескрайние просторы прерий, горы, скрывающие золото, серебро и древние клады. Кольты, плюющиеся смертоносным свинцом. Яркие, как степной пожар, характеры покорителей этих земель, и их истинных хозяев, не желающих уступать им без боя. Оставайтесь с нами, станьте одним из них. Седлайте коня, время не ждет!

По закону кольта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » По закону кольта » Форт Нокс » Куда пойти, куда податься?


Куда пойти, куда податься?

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время действия:
Конец сентября 1873 года.
Место действия:
Амистад
Действующие лица:
Эстелла Ортега, Анабел Голди.
Синопсис:
Ведётся расследование смерти невольного пациента Эстеллы. Пока не установлена её невиновность, девушку отстранили от работы в больнице - пациенты не доверяют опальной барышне. Горожане шушукаются - не то узнали обо всём, не то просто что-то чувствуют. Эстелла, устав от затворничества в доме, пытается хотя бы временно устроиться в кондитерскую, с хозяйкой которой познакомилась по приезде. К тому же ещё неизвестно, позволят ли ей вернуться к работе в больнице... и сможет ли она сама вернуться. А работа нужна.

Отредактировано Эстелла Ортега (2014-12-16 13:08:28)

0

2

Лора ошиблась: кошмар и не думал заканчиваться. Снятые было обвинения тяжёлым грузом легли на провинившуюся испанку снова. Труп эксгумировали и вскрыли, обнаружив следы операции и причину смерти. С одной стороны, стало легче - спасти пациента не смогли бы ни Эстелла, ни доктор Редмон, ни отец. С другой - теперь девушку считают самоуверенной идиоткой, которая решила покопаться в потрохах живого пациента, играя во врача. И чем закончится история - неизвестно. Возможно, влетит отцу, который, по версии шерифа и пастора, позволил дочери заиграться. Возможно, накажут саму Эстеллу. Как минимум, её уже отстранили от работы в больнице. Пациенты стали ворчать и отказываться от помощи девчонки. Откуда только узнали, что случилось. Хотя, может, и не знали, а просто очередная паранойя на тему "женщина не может лечить"...
Переживающей Эстелле казалось, что весь город знает о случившемся. Она не читала местную газету давно и не знала, описано ли там происшествие или нет, но шушуканья и косые взгляды чудились Искре везде. Несколько дней она просто не выходила из дома. Но в конце концов одиночество стало невыносимым. Даже не одиночество, а ненужность и безделье. Переделав все домашние дела, наготовив еды на каждый день, перешив и перестирав всё, что было, Эстелла заскучала. Как все женщины того времени, она не считала женские обязанности чем-то из ряда вон выходящим, поэтому изнывала от безделья и тоски. Не спасали даже книги. Взгляд падал на учебники и работы по медицине, и желание читать пропадало.
Сегодня Эстелла, казалось, придумала выход. Она обратится к миссис Голди, хозяйке кондитерской. Ведь готовка - не преступление. А это тоже работа, и за неё платят. Можно помогать на кухне - выходить к посетителям не стоит, косые взгляды всё ещё чудятся. Поэтому рано утром, едва рассвело, Эстелла надела скромное тёмно-синее платье, набросила плащ с капюшоном - в этот час народу в городе тоже немало - и отправилась в кондитерскую.
Конечно, в такую рань никого ещё не было, но в зале пахло свежей выпечкой и молоком - первые посетители очень скоро станут заходить на чашку кофе. Эстелла осторожно вошла, звякнув колокольчиком над дверью.
- Миссис Голди, можно Вас? - негромко позвала она.

0

3

Вставать рано Анабел, кажется, любила только в детстве, когда мама сама приходила будить ее с обещанием, что сегодня непременно случиться что-нибудь чудесное. Чудесное, правда, даже в детстве происходило  редко, но тогда маленькая Белл получала обещание, что уж завтра-то оно  непременно произойдет, или послезавтра, но уж, наверняка совсем-совсем скоро…
У взрослой Анабел были куда более прозаическое оправдание для ранних подъемов – дела, и оттого заставить себя с утра выбраться из теплой постели было практически подвигом. Этот самый подвиг госпожа Голди совершала ежедневно, и сегодня не было исключением. Женщина лениво потянулась и, выбравшись из-под одеяла, опустила босые ноги на дощатый пол, пытаясь нащупать ими домашние туфли. Дороти, привычная к жизни на ферме, начинала свое утро задолго до хозяйки, так что служанка уже деловито шумела на внизу на кухне. Белл неторопливо проделала обычный утренний ритуал с умыванием и причесыванием, а затем позволила себе отвлечь Дороти от готовки, чтобы та помогла ей одеться. Завершив привычную утреннюю церемонию, Анабел бросила взгляд в стоявшее на комоде зеркало, оценивая свой внешний вид, и осталась вполне довольна проделанной работой.
Спускаясь вниз по ступенькам, женщина в очередной раз отметила, что перила покосились еще больше, а несколько ступенек скрипят теперь и вовсе отвратительно. Давно стоило нанять плотника, чтобы он привел в порядок лестницу и пару перекрытий второго этажа, но Анабел вечно не хватало то денег, то времени…
Зато  хозяйка «Сладкого сна» с удовольствием отметила, что внизу все было совершенно безупречно. Уборку в небольшом зале со столиками они завершили еще вчера вечером, натереть до блеска стеклянные витрины Дороти успела с раннего утра,  и теперь возилась на кухне, завершая последние приготовления.
Миссис Голди, как называли ее в Амистаде, проходя мимо,  поправила складочку белоснежной накрахмаленной скатерти и скрылась за прилавком. Но долго оставаться там ей не пришлось. Звякнул колокольчик, предупреждавший о визитерах, и в кондитерскую вошла Эстела Ортега.
То, что дамы приходили в кондитерскую поболтать, ни для кого не было секретом, и обсуждение сплетет в этой болтовне занимало едва ли ни первое место. Сама Анабел в подобных обсуждения участия не принимала, однако дамы обычно говорили  столь громко и эмоционально, что невольно и миссис Голди оказывалась в курсе самых нашумевших городских новостей. Правда, обычно леди с охотой обсуждали чьи-нибудь свадьбы или крестины, однако же это дело было совсем иного толка. Дочку доктора подозревали и обвиняли, правда, в чем именно, тут мнения несколько расходились…
- Доброе утро, мисс Ортега, -  Анабел как раз собиралась достать из шкафчика чайный сервиз, но так и остановилась возле распахнутой дверцы.
- Еще несколько рановато для любителей сладкого, но мы рады гостям в любое время.
Анабел дополнила свою фразу вежливой улыбкой.
- Чем я могу вам помочь?

+1

4

Эстелла осторожно улыбнулась в ответ. Последние несколько дней она не заходила сюда и не знала, как теперь относится к ней миссис Голди. Вежливая улыбка на её губах всегда, так что это не показатель.
- Доброе утро, миссис Голди, - тихо поздоровалась Искра. Эмоции и дерзость сильно приугасли с этим происшествием. Едва поправившись, ещё недавно бойкая испанка притихла. - Я не за сладким... Если можно, я бы поговорила с Вами. Последние дни я не выходила из дома, поэтому не знаю, что сейчас говорят обо мне. Просто взгляды... любопытные и порой косые.
Вздохнула, пытаясь успокоиться. То, что её сочли способной на игру и игры в доктора на живых людях, давило не меньше, чем ощущение собственной никчемности. И вообще было тяжело. Уехать к Лоре не позволил отец - до конца разбирательства он считал нужным оставить дочь в городе. А больше в этом городе не было никого, чтобы поговорить и довериться. Поэтому Эстелла не знала, кого видит сейчас перед собой - добрую знакомую или осудившую.
- Случилось так, что я... меня отстранили от работы в больнице. До конца разбирательства как минимум. А возможно, что и навсегда, - ухнула с головой в ледяную воду признания Искра. - Я не могу оставаться дома. Стены давят. Может, Вам нужна помощница... или есть какая-то работа для меня? Я пойму, если Вы присоединитесь к тем, кто осуждает меня. Люди ещё не знают правды, но обсуждать же не запретишь. Но если вдруг... Если Вы мне ещё верите...
Дева Мария, как же тяжело! Никогда ещё Эстелле не было так трудно разговаривать с людьми. В последнее время ей вообще приходилось нелегко. Сначала болезнь и сознание того, что стала причиной смерти человека. Потом попытка сближения с отцом. Затем разбирательство, которое выматывает не хуже собственных переживаний. И эти взгляды... Не показалось же ей! Да и пациенты вдруг перестали доверять ей даже простую перевязку, перестали брать из её рук лекарства. Откуда они узнали, что умер раненый? Видели, как пастор вёз девушку? Тогда испанка была в таком виде, что даже отец перепугался.
Неужели в газете написали про то, что случилось? А если да, то кем там называют Эстеллу - убийцей, играющей в доктора, или жертвой угроз?

+1

5

Чтобы не стоять без дела Анабел все же занялась сервизом, осторожно вытащила из шкафа первую чашечку с блюдцем, внимательно осмотрела их на свету – нет ли пятен или сколов, осталась проверкой довольна, и поставила посуду на прилавок.
- Говорят разное, - спокойно ответила Анабел, - но обычно я не имею привычки слушать чужие разговоры.
На девчонке не было лица, от той бойкой барышни, которую Белл видела раньше в городе, осталась только бледная тень.
- Отстранили от работы? Вот как?
Рука в тонкой белоснежной перчатке потянулась за следующей чашкой. «Воспитанная барышня никогда не должна показываться на людях без перчаток!» - постоянно твердила суровая бабушка Анабел. Аделаида Голди, кажется, считала «любимую» внучку несколько туповатой, а потому свои исключительно важные наставления повторяла неоднократно, и очень громко. Так, чтобы даже не самый сообразительный ребенок запомнил.
- Я не берусь никого осуждать, юная леди.
С ее собственным количеством грехов Анабел уж точно не годилась в беспристрастные судьи. Женщина была весьма далека от нелепой мысли, что девчонка могла бы убить кого-то нарочно. А вот причинить смерть по собственной неосторожности вполне могла.  Скорее всего, дочка доктора ввязалась в дело, сама не понимая, к чему это может привести, ввязалась, конечно, по молодости и по глупости, но, увы, это не меняло исхода ситуации. Барышню, конечно, было жаль, но чем она, Анабел, могла тут помочь?
- Вы хотите работать здесь?
Миссис Голди обвела зал взглядом. На кухне с грохотом рухнуло что-то тяжелое. Видимо, Дороти представила, что кто-то желает вторгнуться в ее «святая святых». Кстати, служанка опять подслушивает, а ведь каждый раз клятвенно уверяет, что «оно ей вовсе не надо».
- Мне кажется, ваш отец не позволит вам. Да и дел тут у нас нет так уж много, заведение небольшое, и мы вполне справляемся вдвоем. К тому же у меня нет лишних средств для оплаты еще одной работницы.
Сердце у Анабел отнюдь не было каменным, и ей действительно было жаль Эстеллу, стоявшую теперь здесь с таким несчастным видом. Но пустить сюда любопытную девчонку… Кто знает, что она сумеет подсмотреть и о чем вдруг догадается. Конечно, Анабел не давала особых поводом дл домыслов, и все же ей стоило быть осторожной.
- И я даже не знаю, что вы умеете делать.
Весьма нехитрым способом Белл давала девочке шанс уговорить ее, или же дать миссис Голди время самостоятельно принять то или иное решение.

0

6

Это хорошо, что Анабел не имеет привычки слушать разговоры. Но это не значит, что она их не слышит. Эстелла опустила глаза, всё ещё не понимая, как относится к ней хозяйка кондитерской. Впервые за много лет ей было страшно. И хотелось понравиться кому-то. Вот когда недавно дерзкая девчонка пожалела о том, что не вела себя потише в городе, не завела друзей, которые могли бы помочь или поддержать сейчас.
- Да. Меня ещё не вызывали к шерифу. Пока только отца. Они думают, что я решила поиграть в хирурга и поэтому вызвалась делать операцию. А я всего лишь предложила привезти раненого для осмотра. Оперировать сама я бы никогда не взялась, мне ещё рано. Но тот человек решил иначе и увёз меня. И заставил оперировать… под дулом револьвера.
Эстелла решила сразу рассказать, что случилось. Поверят ей или нет – но этой женщине она не хотела врать.
- И теперь до выяснения мне не разрешают работать в больнице. И больные, наслушавшись сплетен, даже перевязывать не разрешают.
Энтузиазма в хозяйке кондитерской не очень-то наблюдалось. Неужели откажет? Похоже на то… Средств нет и справляются… Как жаль…
- Отец не станет возражать. Он же понимает, что до окончания разбирательства мне нужно что-то делать. И потом, могут ведь и насовсем отстранить. Моё слово их может не убедить. А я не привыкла без работы.
Кажется, помощница миссис Голди подслушивает и не радуется, судя по грохоту. Жаль, идея работать в кондитерской Эстелле понравилась. Но что поделать, насильно мил не будешь. Может, миссис Голди не хочет чужих?
- Делать? – надежда слабо засветилась в сердце опальной испанки. – Ну… Мама учила меня домашним делам. Уборка, шитьё, кухня… Обычные женские обязанности. Мама любила сладкое и меня приучила… Мы пекли торты, пирожные… разные десерты. Я не знаю, что растёт здесь, но от мамы осталась тетрадь с записями рецептов. Их можно переделать под здешние продукты, наверное.
Возьмёт или нет? Эстелла, встрепенувшаяся было, снова погасла. Не скоро, ох не скоро ещё оправится она от потрясений, даже если оправдают. Здесь нет друзей, которые могли бы поддержать. Не надоедать же всё время Лоре, у неё много работы. Да и у всех, с кем испанка если не подружилась, то хотя бы по-соседски могла перемолвиться словом или кому помогала лечиться. А в поддержке опальная испанка очень нуждалась. Хоть и потеплело у них с отцом в отношениях, но поддержка подруг или старших женщин не помешала бы.
- Я… наверное, пойду, - нерешительно подняла голову Эстелла. – Если вдруг… если понадобится, Вы же знаете, где я живу. Мальчишки передадут записку…
И шагнула назад, чтобы повернуться к двери. На чай как клиентке денег сейчас не было. Неизвестно ещё, будет у неё работа дальше или нет. А то как бы не пришлось к Лоре проситься на ферму... Заработков отца не хватит.

0

7

Возню с сервизом пришлось оставить, ради того, чтобы слушать внимательно и не отвлекаться. Девочка, кажется, говорила искренне. По крайней мере, Анабел было трудно поверить, что столь юное создание могло бы так обманывать. Хотя госпоже Голди на своем веку и довелось повидать всякое.
-Интересно, как с ней поступят? – подумала Анабел  - Постараются во всем разобраться и оправдают или же поспешат поскорее спустить на девчонку всех собак?
С особенностями закона, как его понимали в Новом Свете, Ана была знакома плохо.
Хотелось все-таки надеяться на благополучный исход дела. Все же  Эстелла – девица из хорошей семьи, до того ни в  чем предосудительном замешана не была да и отец, наверняка, будет стараться отстоять собственное  дитя…
Утешительница  из Анабел была так себе, но промолчать в ответ на такое пылкое признание  было никак нельзя.
- Успокойтесь, мисс Ортега. Все образуется. А пока не давайте никому лишних поводов злорадствовать – ходите с гордо поднятой головой, и еще…
При определенных усилиях улыбку Анабел можно было принять за ободряющую.
- Никогда не оправдывайтесь. Оправдываются виноватые, а вы ведь сами сказали, что вины за вами нет.
Кажется, где-то в глубине души Анабел сейчас взвешивала все за и против, однако, честно говоря, решение она принимала скорее сердцем, чем умом.
- Подождите.
Запутавшуюся девочку ей было жалко, стоило это признать, а значит, придется ей все-таки помочь.
- Приходите завтра утром.
В кухне стало подозрительно тихо, и Анабел подошла ближе к Эстелле и заговорила почти шепотом.
- Я попробую поговорить с Дороти и, возможно, она согласиться пустить вас на кухню.
Хозяйкой кондитерской, кончено, была Ана, но по части готовки Дороти была настоящим  творцом, и вмешиваться в ее дела нужно было очень осторожно, проявляя при этом все возможные чудеса  дипломатии.
-Быть может, мне удастся подкупить ее рецептами десертов из испанской кухни? – подумала госпожа Голди. – Да и некоторое расширение меню нам не помешает.
И прежде чем Эстелла успела что-либо ответить, Анабел поспешила прибавить еще один совет.
- Кстати, чтобы отвлечься от мрачных мыслей, быть может, вам  заняться какой-нибудь благотворительностью. Заодно и репутации на пользу пойдет. Конечно, если достанет сил выдерживать косые взгляды. Не ждите, что люди вот так разом вдруг перестанут вас пристально рассматривать и шушукаться. Если решитесь, всегда можно отправиться помогать в церковь, священник Амистада, наверняка, найдет вам дело или же обратиться  к миссис Риверс.

0

8

"Приходите утром" - эти слова пролили целый дождь надежды на отчаявшуюся Эстеллу.
- Спасибо, миссис Голди! - вскинула она засветившиеся впервые за эти дни глаза. - Я приду!
Слова про поднятую голову и благотворительность пролетели мимо ушей опальной дочери доктора Ортеги. Сейчас ей гораздо важнее было, чтобы кто-то поверил, чтобы хоть несколько человек в этом городе не косились на неё, шушукаясь и сплетничая.
- Если Вы о пасторе, то он сам высказал обвинение, миссис Голди, - вздохнула девушка. - Учитывая, в каком виде он меня обнаружил, странно ждать от него симпатии сейчас. А я пока не смогла доказать ему, что это не оттого, что я собиралась соблазнить того бандита или ещё какую глупость сделать, а потому что простудилась под дождём ночью и одежду мне порвал похититель, хоть и не тронул. Я пойду, после болезни мне ещё сложно долго ходить. Спасибо Вам!
По дороге домой Эстелла, ободрённая хозяйкой кондитерской, осмелела настолько, что зашла в магазин и купила продукты. По сторонам она смотреть боялась. Но кожей чувствовала любопытство соседей. Если она будет здесь работать, то не начнут ли шляться в заведение, чтобы посмотреть на девчонку? Хотя не пойдут же посетители на кухню...

0

9

Разговор с Дороти был делом нелегким. Анабел начинала его трижды и, разумеется, каждый раз делала это как бы между прочим. Все три раза бойкая  помощница сообщала, что, если хозяйка позволит кому-то еще появиться на ее кухне, она, Дороти, немедленно потребует расчета. И лишь на четвертый раз, проникнувшись весьма трогательной историей об оступившейся девушке, которой теперь никак не найти себе места, служанка буркнула в ответ  что-то вроде: "Ну, так уж и быть, пусть приходит. Глянем, выйдет ли из нее толк". Ожидать от Дороти более сердечного согласия не приходилось, так что Анабел удовольствовалась этим и разрешила Эстелле работать на кухне.
Кажется, девице даже повезло там прижиться. Хотя еще было рано судить об этом, ведь с момента появления новой работницы прошла всего пара недель. Однако, следует отметить, что эти недели выдались весьма спокойными.
Однажды вечером, вежливо распрощавшись с последними клиентами, миссис Голди, закрыла кондитерскую и устроилась за одним из столиков с керосиновой лапой. Раскрыв пухлый блокнот, женщина пробежала глазами по своим записям, размышляя, не забыла ли она что-то из дел на будущую неделю.
Пока Белл внимательно вчитывалась в закорючки собственного торопливого почерка, Эстелла и Дороти возились на кухне с посудой.
Через некоторое время Ана подняла глаза от исписанной бумаги.
- Мисс Ортега, - позвала она новую помощницу.
Конечно, повышать голос, пусть  даже немного, не стоило, но уж больно трудно было после шумного дня в кондитерской  лишний раз пробежаться от столика до кухни. Тем более, что и звать-то пришлось не так уж громко, на кухне хорошо слышно, что происходит в зале.
- Мисс Ортега, я хотела бы с вами поговорить, - добавила Анабел уже чуть тише. Хотя и так было понятно, что она зовет девушку из кухни по делу, а вовсе не из праздного желания лишний раз на нее посмотреть.
Ожидая, пока Эстелла, наконец, появится женщина сделала еще несколько пометок в  своем блокноте.

Отредактировано Анабел Голди (2014-12-26 00:40:39)

0

10

Работа в кондитерской Эстелле неожиданно понравилась. Даром что Дороти поначалу шипела и поджимала губы. Но Эстелла не обижалась. Дороти вполне можно было понять - вторглась тут на её территорию какая-то... Поэтому девушка молча выполняла поручения, озвучиваемые холодным тоном женщины. И в конце концов та не то смягчилась, не то привыкла. К тому же посетители быстро прознали о том, что в кондитерской работает та самая испанка, и зачастили в надежде увидеть и расспросить героиню сплетен. Однако Искра не показывалась из кухни, а на вопросы не отвечала вовсе.
Отец, как и ожидалось, не стал возражать. Всё равно пока Эстеллу не допускали к работе в больнице, а дома сидеть - свихнётся от мыслей и чувства вины. 
Оклик миссис Голди насторожил и испугал девушку. Она сразу решила, что в чём-то провинилась... или что хозяйка решила уволить ненужную работницу, потому что нечем платить или посетители недовольны. В зал Эстелла вышла, побледнев от волнения. Комкая фартук, она остановилась на пороге.
- Я здесь, миссис Голди, - тихо отозвалась Искра, готовая к выговору или увольнению.

0

11

Анабел поставила точку на листке и подняла глаза на появившуюся девушку. Пару секунд Бэлл молчала, складывая в уме все подробности дела, которое она собиралась изложить Эстелле. Наконец, можно было приступить к объяснениям.
- Мисс Ортега, на следующей  неделе почтенные дамы Амистада устраивают благотворительный вечер с целью сбора пожертвований для детей-сирот. Мы с мисс Дороти обещали приготовить для него с полсотни пирожных. Я хотела бы поручить вам взять мою повозку и доставить угощение не вечер. Увы, обстоятельства складываются так, что и я, и Дороти будем заняты во время этого мероприятия.

Миссис Голди говорила правду. Ну, разве что не всю. Дороти в тот день действительно будет занята, служанка собиралась навестить семейство брата на ферме. Ферма располагалась за городом, и Дороти планировала  заночевать там и вернуться в Амистад уже утром.
Сама же Анабел разного рода светских мероприятий в Амистаде старалась избегать. Разумеется, настолько, насколько это было прилично. Например, не ходить в церковь по воскресеньям или же не посещать общегородские собрания было бы верхом неприличия. А вот благотворительные мероприятия были делом добровольным. Белл и Дороти регулярно оказывали им помощь в отношении угощения, дамы обычно были благодарны и не требовали личного присутствия хозяйки кондитерской. Сама же Анабел старалась запланировать любые неотложные дела именно на дату такового вот светского  мероприятия. Так что оставалось лишь доставить сладкое и с сожалением сообщить почтенным дамам, что остаться она никак не может.
Не то, чтобы миссис Голди не нравились жители Амистада, они-то как раз были ей весьма симпатичны, но женщина считала благоразумным не привлекать к себе лишнего внимания, а скромный образ жизни этому весьма  способствовал.
Если бы Эстелла взялась выполнить поручение, то разом убила бы двух зайцев – выручила хозяйку кондитерской  и ее помощницу, а заодно, быть может, сумела бы совладать  со своим страхом пред обществом. Впрочем, заставлять кого-то Бэлл вовсе не собиралась.

- Ну, так как? Вы согласны?

Отредактировано Анабел Голди (2015-01-05 00:22:39)

+1

12

- Я... не знаю, - растерянно прошептала Эстелла, не ожидавшая подобного поручения. За дни, проведённые в кондитерской, она почти успокоилась. Благо работой Дороти заваливала так, что времени и сил на лишние мысли и переживания просто не оставалось. Эстелла не ворчала и не спорила, молча выполняя задания. Кажется, Дороти нравилось послушание и исполнительность навязанной помощницы. По крайней мере, женщина не жаловалась на девчонку. А Эстелла про себя радовалась - есть работа, есть заработок, есть люди, которые продолжают верить попавшей в историю дочке доктора. В больницу она пока возвращаться не собиралась. Независимо от результата расследования шерифа и газеты невольной виновнице происшествия требовалась передышка. А уж если совсем честно, то ей было просто страшно. По-прежнему казалось, что смотрят искоса, шепчутся и сплетничают. И что посетителей стало больше в кондитерской - потому что приходят полюбопытствовать, правда ли та самая убийца, режущая людей ради игры в доктора, тут работает? Эстелла пряталась почище мышки от кота, избегая досужих взглядов. А теперь предстояло выйти в свет и встретиться с горожанами. Но отказывать миссис Голди, выручившей с работой и не прогнавшей подозрительную девицу... Нехорошо. Наверное, она сама занята, раз просит помочь с доставкой пирожных на благотворительный вечер.
- Я отнесу пирожные, - выдавила из себя согласие испанка, молясь, чтобы поручение подобного рода было единственным.

0

13

- Вот и хорошо, - Белл устало улыбнулась услышав, наконец, положительный ответ. Женщина сделала пометку в своем блокноте, символизировавшую, что о доставке пирожных миссис Голди больше не стоит беспокоиться.
- Все ценные указания относительно повозки вам выдаст Дороти. Причем, вам придется выслушать ее до самого конца, даже если вы всю жизнь умело правили лошадьми.
Последнюю фразу Анабел нарочно сказала чуть громче, чтобы она достигла все-таки ушей любопытной служанки. Та, конечно же, обязательно придумает для ответа что-то весьма язвительное и будто бы нечаянно обронит комментарий  как-нибудь в разговоре. По части острого словца и хозяйка, и служанка стоили друг друга, так что шутливые споры давно стали для них обоих одним из любимых развлечений...
- Вам пойдет на пользу хоть ненадолго показаться в приличном обществе. Не век же вам, правда, прятаться у нас на кухне? Там точно не лучшее место для воспитанной молодой девушки из хорошей семьи. Разговоры, конечно, разом не прекратятся, но чем больше вы прячетесь, тем больше даете людям поводов думать, что вам есть, что скрывать и за что себя винить. Впрочем, я увлеклась.
Анабел махнула рукой - врачевание юных душ точно не было ее призванием и ей, пожалуй, не стоило говорить лишнего и углубляться в рассуждения  о приватном. Но что сказано, то сказано.
- Однако это всего лишь мое мнение, и у него нет никаких прав претендовать на звание истины в последней инстанции.
Сказав так, миссис Голди снова опустила взгляд на листок бумаги, тем самым давая понять, что, если Эстелле больше нечего сказать, то разговор вполне можно считать оконченным.

0

14

- Хорошо, миссис Голди, - послушно ответила Эстелла на инструкции. Спорить смысла не было, тем более согласилась же доставить пирожные. Может быть, всё обойдётся. Конечно, ещё слишком мало времени прошло с тех пор, как начали расследование смерти преступника. И коктейль эмоций, овладевший с тех пор испанкой, ещё бушевал в крови, заставляя девушку опускать глаза, когда она заходила в магазин или просто шла по улице. Даже несмотря на поддержку отца и доктора Редмона, Эстелла считала себя виноватой в глупой дерзости, приведшей к похищению. Хотя кто знает, как повёл бы себя бандит, если бы дочь доктора разговаривала с ним вежливо и почтительно, не уверяя в собственных медицинских навыках. Может, всё равно увёз бы, прикинув, что дитятко врача что-то да соображает в лечении.
Аннабел тем временем продолжала увещевать свою работницу, пытаясь втолковать ей, что поведение улитки не лучший способ справиться с проблемой. Эстелла понимала, что женщина права. Но одно дело понимать, а другое – признать, что это так. И попытаться что-то сделать со своими страхами.
- Вы правы, миссис Голди, - тихо согласилась с женщиной испанка. – Но мне пока трудно общаться с людьми. До всего этого я была совсем другой. И… я словно заново знакомлюсь с городом и его жителями. Спасибо Вам. Я всё сделаю.
Слабо улыбнулась в завершение разговора и вернулась на кухню, где ждали грязные чашки.

0


Вы здесь » По закону кольта » Форт Нокс » Куда пойти, куда податься?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC