Гостевая Правила О городе Персонажи от игроков Акционные персонажи Занятые персонажи Шаблон анкеты Реклама Баннеры партнеров




Дата: осень 1873 года - весна 1874 года
Место действия: Юта, город Амистад
    Silver spur.. Сообщество по Дикому Западу вКонтакте
Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
НА ВАШИ ВОПРОСЫ ОТВЕТЯТ: ДЭВИД ГРЕЙ, ЭСТЕЛЛА ОРТЕГА
Дикий Запад. Бескрайние просторы прерий, горы, скрывающие золото, серебро и древние клады. Кольты, плюющиеся смертоносным свинцом. Яркие, как степной пожар, характеры покорителей этих земель, и их истинных хозяев, не желающих уступать им без боя. Оставайтесь с нами, станьте одним из них. Седлайте коня, время не ждет!

По закону кольта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » По закону кольта » Форт Нокс » Одна дорога, один номер, одна карта на двоих


Одна дорога, один номер, одна карта на двоих

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Время действия:
Середина ноября 1873 года

Место действия:
Улицы города, гостиница

Действующие лица:
Бертрам Кластер, Генри Морган

Синопсис:
Генри приезжает в Амистад - отправную точку своих поисков. Судьба сталкивает его (в самом прямом смысле этого слова) с Бертом, причём не один раз. А раз судьба так настойчива, значит, у неё есть на то причины. Но это Морган поймёт позже...

Эпизод завершен.

+1

2

По пыльной дороге, опустив голову лениво трусил рыжий с тёмной гривой конь. Он изредка поводил ушами и всхрапывал, очевидно, выражая недовольство хозяином, сидевшим на его спине и ни с того ни с сего погнавшим его в столь дальний путь. Конь никак не мог понять, за каким чёртом было срывать с насиженных мест и скакать чёрт-те куда, когда можно спокойно жевать сено в тёплом стойле и  в ус не дуть. Ну да, у хозяина наметился крутой поворот в жизни, но он-то тут при чём? У него ведь нет спорной земли, алчного соседа и взбалмошной невесты, стремящейся сесть на шею из-за какого-то драного клочка бумаги.
Так, возможно, думал рыжий Джойс, перебирая ногами и косясь на седока в потёртой куртке и штанах, которые и до путешествия были далеко не первой свежести, а сейчас и вовсе стали бурые от насевшей пыли и палящего солнца. Серая шляпа с обвисшими полями наполовину скрывала лицо всадника - из-под неё выбивались лишь непослушные копны вьющихся волос и виднелся покрытый щетиной подбородок, а также губы, задумчиво жевавшие огрызок сигары и гонявшие его из одного из одного угла рта в другой.
Пожалуй, молодой человек чем-то напоминал д'Артаньяна, вот только город, в который он въехал на рыжем коне, был отнюдь не Париж. Всадник поднял голову и осмотрелся с грустноватой усмешкой. Амистад ничем не отличался от его родного техасского захолустья. Таких городков ему по пути попадалось немерено. И здесь то же самое, словно бы никуда не уезжал. "Остаётся надеяться, что тут не будет Каллаханов", - фыркнул он про себя.
Время показало, что надежды молодого человека не оправдались, но не будем забегать вперёд.
Итак, вот он, Амистад. Ворота в новую, богатую жизнь. Если честно, как-то на Эльдорадо городок не тянул. Но ведь испещренная закорючками бумага не Бог весть что, а, между тем, некоторые вон готовы отдать за неё всё что угодно... Может, стоило продать её Каллахану за хорошие деньги, и пускай сам трясётся в седле, жрёт дорожную пыль, разбирает эти закорючки и роется в земле, как жук-навозник, если уж так хочет разбогатеть. А денег, которые бы он заплатил, с лихвой хватило бы на то, чтобы как следует заняться "Satiafaction", да и не только - можно было бы развернуться покрупнее... Эх, хорошая мысля, как известно, приходит опосля. Почему-то дома ему в голову не взбрело об этом подумать. Но, может быть, оно и к лучшему. Потому что была другая мысль, которая, стоило ей всплыть, перечёркивала всё и разом. Как только мозг представлял Корка Каллахана, сидящего в грудах золота, драгоценных камней и всего, что там ещё полагается... Ну, ясно ведь, что возможность это более чем мизерная. Но вот ведь... Старый ирландец, купающийся в золоте, три его сына, важно надувающие щёки где-нибудь в Нью-Йорке, Эшлин, расхаживающая в модных платьях по Бродвею... И все смеются над оборванцем Генри Морганом, который так и остался прозябать на захудалом ранчо, в то время, как они швыряют налево и направо деньги, которые по право, вообще-то принадлежат ему!
Это его флибустьерский прадедушка нашёл тот чёртов ошмёток, из-за которого всё и завертелось. Значит, и клад, к которому должен указывать путь этот ошмёток, тоже его. Существует он или нет... Надежда умирает последней. Именно она заставляет горячие головы пускаться в горы в поисках золотых жил. Именно она заставляет видеть в потемневших от времени ребусах путь к несметным богатствам. А вдруг? Вдруг повезёт, и жизнь переменится, и у тебя появится перспектива не только всю жизнь ловить своим лассо лошадей и ставить тавро на скот.
И поэтому Генри Морган ехал сейчас по Амистаду, прикидывая, где бы можно остановиться на ночь и промочить горло. Вернее, сначала бы промочить горло, а потом уже можно и остановиться.
Нужное заведение отыскалось быстро. Генри спешился,привязал Джойса к коновязи, но не успел он сделать и нескольких шагов в направлении салуна, где ему уже манился стакан с добрым виски, как вдруг его едва не сбил с ног некий маленький торнадо, при ближайшем рассмотрении оказавшийся человеком.
- Э, какого дьявола? - рявкнул Генри, придерживая рукой шляпу и чуть не поперхнувшись сигарой. - Тебе чего, придурок, целого города мало?

Отредактировано Генри Морган (2014-07-17 23:16:39)

+1

3

Бертрам был счастлив и влюблён. На его настроение не повлияло даже то, что у верно и не меньше, чем прекрасную Еву, любимой им поэзии оказались совершенно не подходящие строки стихотворений с расставаниями, окончанием любви, смертью и прочими вещами, выглядящими романтично на бумаге, но для выражения чувств, что он испытывал, не годились никак. Кто был влюблён, тот поймёт. От объекта ваших чувств хочется слушать признания, а не какие-то неприятные трагичные вещи. Максимум, то, как вас пытались разлучить враги, но у них это не удалось.
Но Бертрам исправил несправедливость, просто используя куплет более подходящий по смыслу, из другого стихотворения. В гимне путеводной Еве слились века, эпохи, стили, и множество поэтов. Если бы амистадские ценители поэзии слышали эту оду, которую Бертрам любезно декламировал вслух, то они сошли бы с ума. Если бы Бертрам сам понимал полностью, что нёс, он бы тоже сошел с ума, но любовь милосердно затмила его рассудок. К счастью, не настолько, чтобы использовать в стихе имя Евы - оно, не считая обязанности беречь честь дамы, не ложилось на ритм. И к счастью амистадцев - Бертрам читал его не так громко.
Амистад, в котором Бертрам недавно заблудился, стал небольшим и понятным. Дорога к гостинице нашлась сама, прыгая под ноги Кластеру, начавшему исполнять некий танец

Не говорите больше мне
О северной красе британки;
Она притворствовать не станет!
- сообщил миру Бертрам. Немного нелогичное восхваление британки объяснялось тем, что лорд Байрон не предлагал, что разные строчки из его стихотворения будут настолько близко друг к другу.

Но я могу утешиться пока,
И ты меня охотно оправдаешь
...
Тут Бертрам забыл, но не растерялся.
И гасит пламя безграничной жажды
Любви взаимной взгляд.
Пусть жизнь от целого приемлет каждый
И вновь - к нему назад.

Этот абзац ему сократить не позволила совесть.
Ты - предо мной, когда ты далека;
Когда вблизи - от взора ускользаешь.

Стихотворение тут кончалось, но познания Бертрама были широки.
О ты, чья улыбка так сладко играет!
Хотел бы сказать тебе слово одно,

Стыд Алкея от чувств к Сафо никак не шел в любовную сагу Бертрама и он закончил:
Когда в сиянии огней
Проснется сладкий шум.

По-видимому, честность британки не сильно расстраивала Бертрама. А "сладкий шум" идеально характеризовал его творчество, авторство которого признали бы за ним - ни один поэт не захотел бы быть связанным с этим искренним, но ужасным монстром.
К счастью, его никто не запомнил.

Струна любви звенит нежней
И дремлет гордый Ум.

Обязательно нужно будет исполнить серенаду под балконом! - решил влюблённый герой, видя балконы своей гостиницы. То, как получали там номер, напомнило ему о расчётливости мира. 

Ей сердце гордое дано:
Купить нельзя его за злато,
Но неподкупное - оно
Полюбит надолго и свято.
Огонь украла у неба,
И он летит из глаз у ней
Стрелами черными Эреба.

Тут замысел лорда почти не пострадал. Но почему неподкупная дама сердца благородная и достойная во всех отношениях, оказалось воровкой осталось загадкой. Наверное, это была Мэрион - шервудская разбойница

Венчались книги древних
Обычно именами
Богов и муз, но только
Не именем любимой.
Воплощены навеки
И божество, и муза.
Пусть эта книга носит...

Честь дамы заставила Бертрама сомкнуть уста.

- В ней нет кокетства! - радостно воскликнул Бертрам, с удивлением врезаясь с размаху в кого-то. Удивление было понятно - за всю оду, Бертрам ещё ни разу ни с кем не столкнулся, возможно, люди и животные разбегались с его дороги.
С незнакомца и самого Бертрама слетел свой пыли, не слишком, впрочем, отчистив их одежду. Незнакомец явно долго ехал, а местная пыль сравнивает в цвете всадника, лошадь и их вещи. Бертрам же только вернулся из прерии, а уж чистоту одежды поэтическим взором не замечал.
- Ох, мои глубочайшие извинения... - смутился Потерянный. Ему следовало бы ответить как-нибудь вежливо, и так чтобы было понятно, что это случайность. Но сегодня остатки благоразумия и вежливость покинули Бертрама. - Ох, знали бы вы какая это женщина, вы бы сразу поняли и простили меня, сэр! - засмеялся он. - Более достойной и благородной личности я не видел и не увижу впредь, она превосходит всех! А какое лицо, её глаза - подобны солнцу! - сообщил небу и собственно солнцу Бертрам. Солнце не отреагировало. - Простите, я потерял и сердце, и дорогу! Я не сильно ударил вас? Уверяю, я не хотел.

Отредактировано Бертрам Кластер (2014-08-20 04:13:43)

+1

4

Мало того, что незнакомый идиот налетел на него со всей дури, так ещё и оглушил какой-то совершенно несусветной трескотнёй. Рассыпаясь в извинениях (что само по себе для Дикого Запада было необыкновенно, кто другой бы сам наорал на Моргана, получил бы свою законную пулю в лоб и каждый бы отправился по своим делам: Генри - искать клад, незнакомый олух - остывать на кладбище), он перебивался на описания, судя по всему, какой-то местной девки (из постели которой, видно, и возвращался), и в конце концов сбился на такую романтическую чушь, что Морган вообще обалдел. Мало того, что болван, так ещё и влюблённый. Девчонка, верно, и впрямь знала толк в удовольствиях, раз бедолаге настолько снесло чердак.
- Глаза свои, ты, похоже, тоже потерял? - проворчал Генри, потирая ушибленное плечо. - У неё в вырезе... Или под юбкой. Тебе лучше знать, где. Я, конечно, всё понимаю, но даже если девка тебя хорошо умаслила, то это ещё не повод налетать башкой на людей, как бешеный бычок-трёхлеток.
И всё же Моргана, насколько бы сильно он ни был задет (как в прямом, так и в переносном смысле), не могла не заинтересовать личность незнакомца. Он не походил на забияк-ковбоев и прочее отребье здешних мест - и одет поприличнее, пусть одежда его тоже была не первой чистоты, и речь вежливая, да и вообще лицо такое... более умное, что ли, чем у обычных салунных забулдыг, у которых на роже написано, что у них единственная извилина, и та уши держит. Скорее всего, тоже приезжий. И совсем недавно, здешних порядков не знает. Если будет продолжать так скакать, то уже к вечеру как пить дать доскачется до дырки в черепушке. Хотя чёрт его знает... Генри сам тут новичок, может, здешний народ покультурней? По виду городка, впрочем не скажешь...
- Ты как, один такой малахольный, или у вас тут все такие? - поинтересовался незадачливый кладоискатель, разглядывая чудака.

+1

5

Есть люди, которые ломают реальность. Им в руки падает не бывающее в жизни вообще, неприятности оборачиваются выгодой, а окружающие сами не замечают, как оказываются в другой стране без документов и знания языка - просто потому, что их друзья или собеседники были уверены, так и должно быть. Это же так интересно, и вы были с этим согласны... Бертрам был из таких ломающих. Это было семейное - знавшие тётушку Бертрама, сочли бы его план спрятаться на другом континенте от её планов женить его, слишком наивным и ненадёжным.

Но сейчас, в это мгновение, в этот миг, Бертрам был уверен только в том, что испытывает только ярость, рядом с которой вся память сошлась в одном - как убить это мерзкое создание перед ним. Как уничтожить его, стереть с лица земли, как стирают пыль на полке - неотвратимо и естественно. Подонки просто... исчезают, когда горничная перестаёт лениться.
Все мысли о благоразумии, и раньше не всегда обретавшиеся в мыслях Бертрама, исчезли. Была только холодная, чуждая ему ярость, но он даже не осознавал эту странность.

Мы редко думаем о моменте, когда... если осознаём, что мы можем убить человека. Не с дурным вкусом нигилиста шутить, читать в книге или представить на месте мишени чей-то силуэт, без конкретного облика.
Убийство банально, уродливо, ужасающе просто и не представляет собой ничего выдающегося или достойного внимания, его из-за этой простоты легко представить и придумать красивые мифы, скрыв правду. Тело редко источает что-то прекрасное, кровь не исключение.

Никто не знает не как умрёт, а как осознаёт, что сможет убить. И никто не скажет вам, как это понял, скажет про первое убийство, про второе, завалит вас подробностями, лишь бы молчать. Не помнит или слов, чтобы говорить, нет.

Бертрам подумал о родителях. Эта мысль вызвала в нём глухую тоску, но не остановила страшный порыв, лишь дав сил - в мире умирает слишком много хороших людей, нужно истреблять плохих.

- Сударь, ваши слова не пристали ни мужчине, ни порядочному человеку, - выпустил холод изнутри Бертрам.
В Итоне они как-то устроили дуэль мелкими хлопушками. Глупость, но было весело. Бертрам предложил. Он читал дуэльный кодекс когда-то.

- Предлагаю обойтись без секундантов, напишите завещание, друзьям и семье, если они у вас есть, и встретимся здесь через час для разрешения вопросов, касающихся нас обоих. Пока хоть один из нас может стрелять. До смерти. Предпочитаете умереть от винтовки или револьвера?

"Что это со мной приключилось? Я ведь правда убью этого незнакомого грубияна... Если смогу и если он придёт. Кто бы на его месте пошел на дуэль, тем более, он подлец и мерзавец одновременно", - подумал Бертрам.

+1

6

- Чё? - Генри некоторое время хлопал глазами, пока до него, наконец, не дошло: да этот шибздик хочет с ним стреляться! Морган едва не расхохотался в голос. Он хоть вообще оружие-то в своих белых рученьках держал? Да он пальнёт - его отдачей унесёт шагов на пять, не меньше... А серьёзный-то, ноздри раздул, как уже упомянутый бычок-трёхлеток, сейчас бодаться начнёт. Хотя и так уже боднул башкой своей, хватит с него. На такого и обижаться-то неохота. Вряд ли Генри Морган слышал народную мудрость "на больных не обижаются", но последовал он сейчас именно ей.
- Ой, свали с дороги, блаженный, - поморщившись, он оттеснил "блаженного" в сторону и продолжил свой путь. Этот придурок, конечно, поначалу вывел его из себя, однако Генри был из людей такого свойства, которые, быстро вспыхнув, обычно столь же быстро остывают. Невдалеке соблазнительно маячили дверцы салуна, скрывающие вожделенную выпивку, и это подействовало на Моргана умиротворяюще. В конце концов, он здорово устал, и начинать первый день в незнакомом городе с пальбы и трупа с пулей в башке просто не было никакой охоты.
Бросив на стойку полагающуюся сумму, начинающий кладоискатель с наслаждением промочил горло и осведомился у бармена, имеется ли в этом захолустье что-либо, хотя бы отдалённо напоминающее гостиницу. К счастью, ответ оказался утвердительным, и Генри, проехавшись по указанному адресу, вскоре получил возможность хоть немного смыть со своей физии дорожную пыль и завалиться на постель. Что и сделал с превеликим удовольствием, даже не раздеваясь. Просто надвинул шляпу на лицо и захрапел.
Правда, стремясь поскорее обустроиться на новом месте, он даже не обратил внимания на некоторые факты, которые в другое время могли бы его если не смутить, то, по крайней мере, озадачить. Например, гостиничный портье явно тоже принял лишнего, так как язык у него ворочался с трудом, и Моргану пришлось заметно потрудиться, чтобы найти с этим аборигеном общий язык. Это во-первых. А во-вторых, в номере уже явно кто-то обитал, судя по находящимся повсюду вещам. Но этого, как уже было сказано, уставший мозг искателя приключений не потрудился заметить.
А жаль, ибо вскоре Генри ожидал не очень приятный сюрприз.

+1

7

Бертрам по правде говоря, очень не хотел убивать этого незнакомца. И если честно, подозревал, что прекрасная Ева его поддержит в этом желании. Несмотря на оскорбление её чести. Лучше бы они скормили Самюэлю этого нахала, Еву это точно бы порадовало, а дуэль... к сожалению, пошло расценивается законом, как убийство или покушение на него. Не то чтобы Бертрам чётко помнил об этом, но что-то такое было за пеленой гнева. И как высокопарно то вызвал, нужно было просто врезать... перчаткой по лицу. Почему он не носит с собой перчаток, вдруг бы потребовалось кого-то вызвать на дуэль или покрасить другую лошадь? Более суеверный человек мог подумать, что это моральное падение - сначала ты прячешь ворованную лошадь, а потом готов на убийство, но Бертрам чётко знал, что его поступок был глуп, но не плох, так что всё было нормально.

Говорят, глупости нужно не совершать. Скучная у тех людей, что следуют этому правилу жизнь, наверное.

Когда покрытый пылью незнакомец, отказался с Бертрамом стреляться, тот почти обрадовался. Должен был бы, ему не хотелось убивать, а тут представился чудесный повод, но радость была такой мимолётной, что Бертрам её отмёл в сторону, почти не заметив. Этого грубияна всё же следует... начистить! Начистить... морду? Или всё же рыло? Но он же - несостоявшийся противник, не Бертрам - не свинья, а если это оскорбительное сравнение с животным, может, ему надо начистить пятачок? Звучит, как-то глупо.

"Сударь, я побью ваш пятачок?"

В общем, его следует ударить чем-то, кроме перчатки. В колледже Бертрам боксировал, но сейчас безопасные, и не особо нравящиеся ему бои, больше напоминавшие не очень сложные шахматы без фигур, а с приёмами, совсем не подходили. Они были слишком... спортивны, душа Бертрама требовала побоища, разрываясь между нежеланием убийства и желанием крови.

С этими противоречивыми желаниями, Бертрам потерял своего противника, сначала из виду - вроде был он пошел в тот проулок? Амистад очень запутанный город, в лесу и колледже, и то, было гораздо проще найти дорогу, а в первом он заблудился, а в запутанных коридорах второго оказался первый раз в жизни. Амистад же умудрялся выглядеть, как небольшой городок на западе - две-три перекрещивающиеся улицы, но заблудиться там удавалось так, будто вы специального этого хотели.

Бертрам, сам не зная того, пропустил выходящего из салуна Генри, повернувшись к нему спиной, ища взглядом его на улице. Потом Бертрам заглянул в салун - где ещё быть всяким невоспитанным личностям, в разгаре дня и жары, как не там, где можно выпить! Но Генри там уже не было, а тех, кто спросил бы Бертрама, что он ищёт и получил бы ответ, похожий на "лицо, на котором пятячок, который я должен начистить!" - не нашлось, к их счастью.
Честно поискав своего противника под столами, под барной стойкой, за салуном и около него - тех, кто не мог стоять, оттуда выносили и клали около порога, - и засчитав тому поражение по причине неявки на дуэль, Бертрам решил отправиться в гостиницу. Всё равно для дуэли требовалось оружие, стоявшее в номере в шкафу, и искать упрямого противника, нужно с ружьём в руках для убедительности.

Портье выглядел слегка пьяным, Бертрам уже не доверял ему ключ от номера, не то чтобы он думал, что портье его отдаст кому-то или потеряет, - просто забыл, а тот не напомнил. Тем более, что замки в гостинице все были примерно одинаковыми, и номер можно было открыть любым ключом от другой комнаты. Но об этом Бертрам пока не знал. 

Когда Бертрам Уолтер Кластер, известный как Потерянный вошел в свой номер, он сразу же вышел и проверил номер номера. Цифра совпала - упавшая двойка, похожая на семёрку и единицу одновременно и чуть-чуть напоминавшая, вопреки всем законам здравого смысла, восьмёрку. В общем, Бертрам убедившись в том, что это его - вторая, комната... кажется, - тихо, чтобы не разбудить спящего джентльмена на кровати, заглянул в комнату и проверил, его ли там лежат вещи. Вещи были его. Номер, следовательно, тоже. Двойка-семёрка-единица на двери приобрела чёткие границы, а Бертрам - повод для того, чтобы выразить всю свою ярость. Правда, ярость как-то не хотела выходить на почти ни в чём не повинного человека, но Бертрам её уговорил. В конце концов, что такое, надо немедленно разбудить этого... джен... нет, не стоит называть джентльменом того, кого думаешь выкинуть из своей кровати под дулом ружья. Это, как минимум, лицемерно. Этого заблудившегося беднягу... в общем, если он не встанет, то полетит за дверь под прицелом. Сколько можно, человека он убить уже может, как известно. К чести Бертрама, он не подумал, что делать это на своей постели не стоит, потому что приведёт, минимум, к покупке новых простыней и стоит хотя бы поднять и отвести незнакомца куда-нибудь к стене.

Человека он убить может. Падать ниже можно - например, мучать лошадей или детей, - но не хочется, с него уже хватит.
Бертрам поднял шляпу незнакомца. Лицо его было преисполнено мрачной обречённости человека, осознавшего свою греховность и уставшего, после предыдущих преступлений. Бертрама лицо, не незнакомца... Подождите-ка, но это лицо ему знакомо!   

- Вы?! - уронил обратно шляпу на своего несостоявшегося противника Бертрам. - Что вы тут делаете?! Как вы сюда попали вообще?

Отредактировано Бертрам Кластер (2014-11-17 13:30:26)

+1

8

Как уже было сказано, Генри провалился в сон моментально, и появление в комнате ещё кого-то его не разбудило. Разбудило только, когда на лицо ему что-то шлёпнулось, а над ухом грянул голос, в котором читались нотки возмущения вперемешку с удивлением.
Морган издал крякающий звук, спросонья и от неожиданности хотел вскочить, но получилось только с грохотом рухнуть на пол. Рука привычно нащупала кольт - это молодой человек мог сделать даже не разлепляя глаз, как, собственно, сейчас и произошло. Это потом уже свободной рукой он продрал веки, обалдело хлопая глазами на стоящую перед ним фигуру. Не пальнул только потому что прицелиться-то всё же надо, а тело, столь беспардонным образом выкинутое из сна, вроде как проснулось, но мозг-то - ни черта подобного.
- Черти бы сожрали этот сумасшедший город, - проворчал он. - Что за идиоты тут живут? То на улице чуть с ног не сбивают, то врываются, как к себе домой...
Генри осёкся на полуслове, осознав, наконец, что идиот-то, оказывается, один и тот же. "Да что за дьявол! Какого этому малохольному от меня надо?"
Сон тотчас как рукой сняло. Морган подскочил, будто сидел на пружине или чём-то остром.
- Чего?.. Да... Это я у тебя должен спросить, откуда ты тут выскочил, как чёртик из коробочки!
"Во настырный... И ведь нашёл же! На свою дурную голову".
- Ну чего ты ко мне прицепился, придурок? Сказано тебе - не знаю я твою бабу, и знать не желаю! Или тебе что, так не терпится в нос получить, давно не кушал? Да сейчас устрою! Хоть сейчас открыл бы окошко и выкинул бы тебя отсюда ко всем чертям... - Здесь Морган и впрямь распахнул окно, точно намереваясь уже выполнить свою угрозу. - Если б не опасался, что ты опять обратно приползёшь, с тебя станется...

+1

9

- Ваша самокритичность делает вам честь, - отметил Бертрам, следя за револьвером в руке у незнакомца. Пожалуй, стоит открыть дверцу шкафа, мало ли, придёться хвататься за ружьё. И ударить прикладом по голове этого грубияна - оружие не заряжено. До этого, Бертрам считал, что ему не понадобиться кого-то убивать, тем более у себя в комнате. Или у него хотя бы будет время зарядить оружие.
Бертрам приоткрыл створку, но достать оружие не успел.

Особой культурой речи, незнакомец, сидящий на полу, не утруждался и славному запутанному городу Амистаду тоже досталось. Право, он ещё не видел города, а уже судит о нём. Что он за личность такая?! Поверхностная... причём, поверхность вполне определённая. Пол. Встал бы он, что ли, как-то неудобно, будто с Берто разговариваю. Как он там, интересно? Жаль, что не получилось взять его с собой...

Спасённого от утопления пса, Бертрам назвал похоже на себя, в пику тётушке в пору, когда её планы женить его для продолжения гордого рода Кластеров, стали напоминать селекцию даже очередной невесте. Берто, несмотря на неправильную форму и окрас ушей, обожал хозяина всем сердцем, не говоря уже о редком уме и славном спокойном характере.

- Что вы делаете у меня в но... кроме прыжков?! - отпрянул Бертрам от резко вскочившего незнакомца.
Особенно, по Берто Бертрам скучал в этот самый момент. Многим людям недостаёт спокойствия и разумности движений, коими отличался Берто. И в своей постели их находить гораздо неприятней. А если бы Бертрам вернулся в темноте, уставший от поисков этого самого наглеца, и сел бы на этого типа? Положили грелку, называется, даже с звуковым сопровождением. 

- Я тут как раз должен находиться, я тут живу! - фраза принесла немного смысла во всё происходящее, Бертрам окончательно поверил, что это всё-таки его номер и никакой ошибки быть не может и... вообще, раз уж они не убили друг друга, может, не стоит начинать? Вот, они говорят, и до сих пор не подрались, это пожалуй, неплохо. Не слишком свидетельствует о твёрдости их намерений, и защите чести дамы и собственной, но Бертрам уже выразил свои претензии и... получил на них ответ, о том, что Еву никто не оскорблял лично и не хотел, и они даже не знакомы. В некотором смысле, это разрешение спора. Почти извинения.

"Вы что, не заметили, что в номере вещи чужие?" - хотел сказать Бертрам, но фраза про кулак и давно не кушал, заставила его сказать совсем другое.

- Вы питаетесь кулаками?! То есть, как они вообще связаны?... За исключением очевидных неаппетитных ассоциаций, - поморщился Бертрам. Кто-то, откусывающий руки в драке, явно не был самой приятной картиной.

- Естественно, не буду же я ждать, пока вы спуститесь! Я вас и так после вызова целый час искал, Амистад знаете ли, замечательный, но запутанный город, в нём очень просто потерять что и кого угодно. Приходиться не терять из виду. Я о номере.

Бертрам решил, что если незнакомец решит напасть, лучше чтоб он был отвлечён и пытался разобраться в том, что он Бертрам, такое, говорит. Или даже несёт, если быть честным.

Отредактировано Бертрам Кластер (2015-01-02 21:40:32)

+1

10

Неизвестно, что бы дальше предпринял Генри Морган в отношении неизвестного пришельца, который уже успел ему досадить хуже горькой редьки, но явно ничем хорошим для упомянутого пришельца это бы не закончилось. Однако внезапно этот балбес ляпнул нечто такое, отчего кудрявый техасец остановился, как вкопанный и ошалело уставился на своего оппонента. Что, возможно спасло непрошенному гостю если не жизнь, то целостность костей точно.
- Чего-о? - Генри даже шагнул ближе навстречу незнакомцу, рассматривая его уже без злости, а скорее с удивлением, как любопытную зверушку. - Нет, а я тогда по-твоему здесь что делаю? Это я тут живу! Этот козёл внизу сказал мне сюда идти!.. Тьфу, чёрт! Вот же пьяный тюлень!
Как видим, гнев не особо притупил сообразительность Моргана. Схватив шляпу и нахлобучив её обратно на голову, Генри решительно направился к выходу, оттеснив плечом своего... соседа? Сожителя? Да ну к чёрту! Делить жилплощадь с этим малахольным кладоискатель отнюдь не сомневался. Да и вообще с кем-либо. Его дело как-то не требовало присутствия рядом с собой посторонних глаз. А уж этот настырный недомерок и вовсе намозолил ему глаза так, что дальше просто некуда и видеть его ещё хоть минуту было определённо выше сил Генри.
- Ну, я ему сейчас устрою! Я ему сейчас живо вытрясу весь хмель из мозгов, если они у него ещё остались! И мозги тоже! - рявкнул он, не слушая дальше, о чём там разглагольствует его собеседник. Он выхватил кольт и, угрожающе потрясая им, вылетел из комнаты и загрохотал вниз по лестнице.
Портье мирно дремал за стойкой, безмятежно храпя. Однако храп его оборвался с каким-то испуганным бульканьем, когда железная рука Моргана ухватила его за ворот и выволокла со своего места.
- Дрыхнет он, а... Слушай, ты! - рявкнул в ухо ничего не соображающего портье громовой голос, а ко лбу прижалась холодная сталь дула. - Я те щас твою дурную башку прострелю к чёртовой матери! Ты шутки шутить со мной вздумал? Немедленно девай от меня куда хочешь этого припадочного, или я за себя не отвечаю! Я не собираюсь каждый божий день глазеть на его рожу! Понял, да?
Генри для убедительности погрозил револьвером и хорошенько встряхнул несчастного портье, как мешок с картошкой с воплем "Да проснись ты уже, чёртово копыто!", так как тот лишь обескураженно мычал что-то нечленораздельное и ошалело вращал глазами по сторонам.

Отредактировано Генри Морган (2014-12-11 01:08:56)

+1

11

Если вы ещё не знаете - коровы самые опасные животные в мире. Живущие на Диком Западе - точно. Эти животные имеют неожиданную для вас привычку, встать и никуда не двигаться - Бертрам некоторое время сомневался, уж не работает ли он с ослами. С каким-то рогатым подвидом. И уж если корова начала двигаться на вас - её ничто не остановит, так же, как раньше не могло сдвинуть. Индийским правителям следовало использовать живыми боевыми машинами не слонов, а коров - хотя они, конечно, священные животные, но ведь гнев богов может пасть на противника и священным животным, а не только большим, но не священным.
И если вы думаете, что корова успокоиться, если выкрутить ей ухо - во-первых, это негуманно, во-вторых, по отношению к вам тоже - ушей много, и пока подёргаешь за все, тебя успеет окружить разгневанное стадо. И среагирует примерно так же, как неожиданный... гость, остановившийся посреди вдохновенного монолога, о том, что он будет делать с Бертрамом, набычился - Кластер приготовился доставать оружие и бить ему в лоб. Ещё, как утверждала одна древняя фреска в Греции, можно было сделать стойку на рогах бросающегося на тебя быка, но, к сожалению, у незнакомца рогов не было, а уши, как метод укрощения, себя не оправдали.

Но незнакомец ринулся убивать портье и Бертраму пришлось, выхватив незаряженное ружьё, нестись вниз спасать пьяную, но всё же жизнь и вообще кто бы говорил! Этот... бычок с пятачком внизу, небось сам не просыхает - так кидается на незнакомых людей, что те вызывают тебя потом на дуэль! И вообще, Бертрам его первым вызвал, пусть сражается с противником, который может дать ему отпор!

И Генри Морган получил этот отпор.
Когда его кольт отодвинулся от лба портье, Бертрам сделал единственное, что мог с середины лестницы, уверенный, что не успеет.
От метнул ружьё, как копьё, целясь прикладом в кольт и руку.
К чести Бертрама и гордого и, как оказалось, меткого рода Кластеров - он попал. И тут же раздался выстрел. Ружьё ударившееся прикладом об пол, оглушительно выстрелило в потолок и с, показавшимся Бертраму тройным погребальным стуком упало на пол. Они будут лежать в соседних могилах. Чтобы все видели, что произошло в это проклятое утро.
Я убил их... Хотя почему они тогда стоят... и не в крови, дробью в голову же...
Бертрам слетел с лестницы, запомнив каждую пролетающую под ногами ступеньку, которых, он, казалось не касался, и ощущение стен под руками. И тут вспомнил, что зарядил оружие на случай, если заблудится в прерии и ему придётся подать сигнал... Холостыми.
Бертрам рассмеялся, как сумасшедший. В этот момент, он простил, незнакомцу все его выходки, а портье пьянство и если бы мог выписал бы им... отпущение грехов, как он там называлось? Аудиенция? Нет... Может ампутация?

- Джентельмены, я... вы живы и...
Тут Бертрам посмотрел на портье, и чтобы устоять на ногах, ему пришлось держатся за стойку.

- Это не тот портье! Уважаемый Мартин... подменяет Джона, когда он... А Джон подменяет Мартина... и я чуть вас всех не убил... Мне нужно выпить, - посерьёзнел Бертрам. - Думаю, вы тоже не откажетесь, джентльмены... за мой счёт, разумеется... А, Мартин, конечно, вам же нельзя, вы подменяете брата... - Бертрам ещё не до конца оправившийся от выстрела сам, категоричных протестов мгновенно очнувшегося Мартина не заметил.

Отредактировано Бертрам Кластер (2015-01-05 20:44:28)

+1

12

Выводить Генри Моргана из себя чревато последствиями. Будет много шума, ора, тумаков, разрушений и выстрелов - в цель и мимо. Но до последнего так и не дошло, ибо стоило вспыльчивому техасцу начать приводить несчастного служителя гостиницы в хоть какое-то подобие состояния, в котором можно контактировать с людьми, как в руку что-то врезалось. Довольно чувствительно, надо сказать. Разумеется, кольт отправился куда-то в неизвестном направлении, и в самые уши грохнул выстрел. Это я пальнул, что ли? - обалдело рассуждал Генри, вертя головой по сторонам, пытаясь понять, откуда и чем ему прилетело. Но в дыму, который наполнил помещение, он разобрал лишь полностью шокированного портье, вероятно, уже тысячу раз успевшего проклясть тот день, когда начал работать в этом сумасшедшем доме, и опять-так смутную фигуру этого чёртова малахольного. Его что, дьявол его верёвочкой к Моргану привязал?
Этот балбес мгновенно оказался рядом с "пострадавшими" и начал в своей манере сыпать словами, как горохом. Мозги (слава богу, не вышибленные) помаленьку становились на место, и позволили постепенно прояснить картину события. Тем более, что дым от выстрела постепенно рассеялся и в буквальном смысле помог это сделать.
- А у тебя есть, что ли? - только и смог ляпнуть Генри, то обалдело глядя на чудака, то косясь на валяющееся в углу ружьё. Такого поведения он от него точно не ожидал. Надо же - казалось бы, плевком перешибёшь, а, оказывается - вон на что способен! В другой раз Морган за такую наглость точно надавал бы наглецу по щам, чтоб тот знал, как ружьями швыряться... Но тут, наверное, удивление прогнало гнев. Кладоискатель даже ощутил нечто вроде уважения к этому "подарку судьбы", чёрт знает откуда свалившемуся на него.

+1

13

- Это хороший способ успокоить... - почему-то именно слово "нервы" выскочило из головы. Все остальные были на месте. Даже "ружьё", "выстрел" и фраза "путь порока скользок и притягивает, будто бездна, нарушив закон в мелочи, ты не знаешь, что это лишь начало множества преступлений". Откуда эта фраза появилась у него в голове Бертрам не знал, но она ему не понравилась, потому что ещё со студенческих лет знал, что закон или устав колледжа просто невозможно выполнять... вернее, выполнять идеально.

- Это хороший способ успокоить... нервы... - повторил Бертрам, глядя на ружьё. И оно навело его на странную мысль, но соответствующую его преступному дню сегодня.

- Простите, вы про ружьё или про выпивку? - спросил Бертрам, уверенный, что "простите" он не говорил. Но сначала ты говоришь вежливо, а потом вежливость говорит за тебя. Главное, не дать ей сказать что-то... не то. Например, что выстрелы в воздух отлично пугают коров... некоторых - вполне можно сказать, но что так от них гораздо легче отбиться, чтобы они не загнали тебя на дерево на самом деле - не стоит.

- В любом случае, в ближайшее время, я возьму в руки только стакан, рюмку, стопку, бутылку... что-то одно из этого! - пояснил Бертрам, заметив, как из печально обиженного, взгляд Мартина стал уважительным. Путь порока стал знакомым, хотя Бертрам подозревал, что на этот раз он напьётся по-настоящему... и совершит ещё какое-нибудь преступление, о котором не вспомнит утром, сидя на крыше незнакомого здания. Например, на одной из этих странных палаток индейцев...

- Только ружьё нужно поставить на место... и проверить, нет ли там второго заряда, - признал противоречие Бертрам. По крайней мере, пока он трезв, он никого не застрелит и не бросит оружие посреди гостиницы.
Бертрам присел рядом с ружьём и направив его в потолок, обезвредил пустой всё же ствол и аккуратно поднял оружие, всё так же направив дуло в потолок. 

Все беды человечества из-за того, что кто-то, когда-то изобрёл оружие. Вот уж этот изобретатель время зря потратил! Столько разных изобретений не придумано... например, чтобы можно было путешествовать одним движением, усилием мысли - непонятно только, как такое можно сделать... Казалось бы, сиди и думай, так нет же, этот лентяй решил что попроще изобрести.

- В салун? - предложил Бертрам, откладывая неприятное возвращение в комнату хотя бы для разговора.
Если уж решил напиться до индейских палаток, то надо начинать без колебаний. Пока ты знаешь где и что такое салун.

+2

14

Взгляд чудика при фразе про успокоение нервов почему-то косился на валявшееся в углу ружьё, что придавало этой фразе двусмысленность. Причём взгляд этот был довольно опасливым, словно упомянутый чудик боялся, как бы ружьё не взбесилось и не начало само собой палить во всех подряд, по собственному усмотрению. Ну а чего, за такое-то беспардонное обращение с собственной персоной... Хватают тут, швыряют во всяких достойных джентльменов...
"Это кому он там нервы ружьём успокаивать собрался... Хотя что, парень прав, в какой то мере. Или это он про выпивку?"
И тут потенциальный собутыльник задал Моргану тот же вопрос. В другой раз Генри бы возвёл очи к потолку и в очередной раз передумал оставлять этого бедолагу в живых, но тут даже сам испугался - чего это у них мысли сходятся? Этот балбес его заразил, что ли, своим размягчением мозга?
Покуда в голове техасца плавали такие мысли, объект этих мыслей уже деловито разряжал наделавшее столько шуму ружьё. С толком, надо сказать. В душе Генри вновь шевельнулось нечто похожее на уважение.
- А ты мне нравишься, парень, - хохотнул он и, вставив в зубы очередную сигару, хлопнул новоявленного товарища по плечу. - Ладно уж, раз пить - значит, пить. Я, правда, недавно из салуна, но посещений такого заведения за день много не бывает. Только пукалку свою отнеси на место. В свою... эээ, то есть...
Морган покосился на бедное оружие. Спор по поводу номера так и остался нерешённым, а терпеть чужие пожитки в собственной комнате кладоискатель не намеревался.
- Короче, тут оставь. Если, конечно, этот индюк его не пропьёт. Слушай, ты, - Генри угрожающе надвинулся над протрезвевшим портье, - Решай со своими конурами, как угодно, и ружьё отнесёшь к этому... джентльмену (здесь, как видим, он поколебался, думая, как назвать вынужденного соседа поприличнее). И не дай бог к нашему возвращению ты не приложишь все усилия, чтобы мы этой ночью спали в разных местах!
Техасец хотел прибавить ещё "И подальше друг от друга", но всё же сдержался.
- И даже не вздумай ружьё куда-нибудь заиграть, - предостерёг Морган бедного страдальца на прощание. Впрочем, мог бы и не стараться - и так уже произвёл впечатление грознее некуда.
- Я Генри Морган, - представился он уже на улице, так как в его солнечную голову запоздало забрела мысль о том, что надо бы и познакомиться нормально с человеком, с которым придётся по меньшей мере выпить пару стаканов или больше. Хотя... этот мухортик и с пары стаканов под стол свалится. А остальное придётся допивать потомку прославленного флибустьера.

Отредактировано Генри Морган (2015-03-13 13:52:52)

+1

15

Будь Бертрам в более адекватном состоянии, он бы мог обидеться на паузу перед словом "джентльмен" - но он не был в адекватном состоянии, и джентльмены не попадают в ситуацию, когда они могут убить двух невинных человек из-за того, что первого задели на улице, будучи невнимательным, а второго... из-за спора о комнате. Джентльмены не могут попасть в такую ситуацию, они как-то чуют их и не творят чёрте что, в споре за номер.
Агата была бы довольна. То есть тётушка Агата, конечно.

- Думаю, будет только справедливо, если я уступлю номер, если уже вы поселили этого уважаемого джентльмена туда.
Бертрам припоминал, что в гостинице были пустые номера, но он не очень хорошо знал, настолько быстро сюда заселяются гости. Он в конце концов приехал за кладом - пора жить в палатке среди прерии, - и может снять дом тут, если его выселят. Удобней, чем периодически обнаруживать на своей кровати мужчин, которых ты вызывал на дуэль, и которые успели уснуть, пока ты их искал, чтобы принудить к дуэли.
Он обезумел, теперь он точно знает! И ведь его противник - славный человек, немного резкий в словах... и поступках, но сразу видно... прямой. Если решил ругаться, так ругаться, что же его - убивать его за то, что он честный в наш век, когда каждый лжёт даже сам себе?   

- Не волнуйтесь, не волнуйтесь, отнесу в целости и никто не... пострадает, - уверил Мартин Последнего честного человека в мире и Не-настоящего джентльмена, косясь на ружье. 

"Отнесите его в преисподнюю и швырните в серу, пнув... под пятачок задницей!" - подумал Бертрам.

- Спасибо, Мартин, - сказал он вслух. - Я, конечно, возмещу ущерб... если он появится, я в дыму не очень вижу...

И они пошли успокаивать нервы, поднимаясь по стезе порока от убийства до пьянства и неосторожного обращения с оружием. А может, они просто шли в салун, если их вёл Генри.

К слову сказать Мартин тоже успокоил нервы трезвым и предусматривающим возвращение этих безумцев вдвоём и пьяными, взглядом, на фляжку и тем, что это не первый выстрел в гостинице, и в этот раз в него даже не целились почти. Дикий Запад, все палят почём зря, даже дети из рогаток сбивают шляпы с... почтенных джентльменов.
 
А на улице совершалось знакомство двух людей, что сначала хотели убить друг друга, потом даже попытались, которые попали вместе в ситуацию, как глупую, так и ужасную, в общем, можно было с уверенность сказать, что на улице совершалось знакомство либо ближайших друзей, либо страшнейших врагов.

- Бертрам Кластер, к вашим услугам, - представился Бертрам. - И не очень удачливый дуэлянт, к моей радости!

+1

16

Генри открыл было рот, дабы заявить, что ещё до его прихода в номере валялись манатки его нового знакомого, но вовремя понял, что этак сейчас их спор на тему того, кто первым вселился в эту конуру, будь она неладна, перейдёт на новый виток, только уже в другую сторону... и неизвестно, чем всё это в итоге закончится. Во всяком случае, поход в салун будет явно отложен на неопределённое время, а этого техасец не хотел.
Морган проводил поспешившего убраться с ружьём портье скептическим взглядом, ибо не уверен он был в этом пьяном индюке. Но если он чего-нибудь опять напутает, то тогда точно кое-кто пострадает, и Генри мог точно сказать, кто именно. Ну и, возможно, те несчастные, которым "повезёт" оказаться рядом в неурочное время.
- Пошли уже, дуэлянт, - хохотнул кладоискатель, хлопнув по плечу Бертрама, как оказалось, звали его несостоявшегося (да, именно несостоявшегося, и Мартину, или кто он там лучше было бы потрудиться, чтобы это так и оказалось!) соседа. Да, возможно, поиски сокровищ начались не совсем с правильных действий, так как вряд ли можно считать правильным добровольное согласие на компанию человека, которого видишь, по сути, первый день, в то время, как тебе лучше бы вообще компаний избегать. Но, в конце концов, кто запрещает вечером выпить, а с утра пусть этот Кластер, или кто он там, отсыпается у себя (последнее особенно важно!), а Генри отправится по своим  делам и думать о нём забудет.

+1

17

На горе и на счастье - своё и окружающих, - Бертрам обладал отходчивым, добрым характером. Он уже был уверен, что Генри - замечательный человек, а повздорили они...

... из-за того, что дружище Генри считает, что столько пить нельзя! - вспомнил потом чудом, уже пьяный Бертрам, когда они поссорились второй раз из-за рыцарского кодекса. Генри считал, что он уже устарел морально. Бертрам считал, что он устарел исторически, но морально вполне оправдан. Генри всё же настаивал, что рыцарь, выполняющий все капризы дамы - это дикость, и в современном веке пора всё это отменить.

Выпили за свободу и равенство. Выпили за дам. Выпили за джентльменов. Выпили за то, что Бертрам не джентльмен. Выпили за то, что и тётушка Агата - не леди, а гарпия. Выпили за гарпий. Выпили за то, чтобы они нашили то, что искали. Выпили, чтобы это были не гарпии, а они, сэр Генри и сэр Бертрам. Рыцари... Круглого... или не очень - Рыцари Стола, в общем. Выпили за то, чтобы вспомнить, что они ищут. Выпили за кладку стены, где замурован скелет, который они ищут. Выпили за рыцаря, любившего прекрасную даму, за что и был замурован в стену. Вспомнили, что тут не могло быть рыцарей и каменных стен. Выпили за будущее обнаружение рыцарства и уникальной каменной кладки на Диком Западе.
Налили ещё раз всему салуну. Налили бармену и пианисту.
Обнаружили, что никакого пианиста в салуне никогда не было. И пианино тоже. Точно. А в прошлом тут была прерия и там тоже не было пианино. И церкви с органом тоже. И церкви с пианино. Нету, нету в салуне пианино!!! Нигде нет! 

- Вот, Генри, ты... ну то есть я - рыцарь у подножия... балкона. И дама меня не видит - только, как я в доспехе внизу. И я даму не вижу - только как она наверху. И мы оба друг друга не разочаруем, потому что не приближаемся друг к другу. А как подойдёшь, то всё, - объяснил Бертрам всё удобство системы служения даме, что жестоко раскритикованную прогрессивным сэром Генри.

На счастье и несчастье - своё и окружающих, - Генри был упрямым и решительным человеком, готовым доказать свою точку зрения и показать чужой, где пятачки рыло получают.

Именно этими качествами только и можно объяснить то, что из салуна, ночью, доблестные рыцари направились не в гостиницу, а петь серенаду прекрасной леди Е... тсс, вокруг враги. Прекрасной леди Е. И не серенаду, уже же очень поздно, нужно петь колыбельную. Про то, как эльфы её не украдут, пока они рядом и берегут её сон. Эту колыбельную Бертрам очень хорошо помнил, с того времени, как вооружившись красным платком и подковой от фейри- любой образованный человек знает, что у эльфов можно провести множество лет, если не приготовится дать им отпор, - спроваживал приглядывающих за ним и стерегущих его сон, чтобы увидеть фейри, поговорить с ними... и тогда отец сможет с ними договорится. Потому что порядочный человек не может позволить воровать детей, пусть даже человеку и не так много лет и он не искушен в диплодокии. Дипломатерии.

В общем, Ева могла не беспокоиться. Никакие фейри ей не грозили.

Отредактировано Бертрам Кластер (2015-04-22 05:25:00)

+2


Вы здесь » По закону кольта » Форт Нокс » Одна дорога, один номер, одна карта на двоих


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC